Главная » Экономика и Инновации » БУДУЩЕЕ РОССИИ. ЧАСТЬ 2.

БУДУЩЕЕ РОССИИ. ЧАСТЬ 2.

03.07.2022 15:50

       В конечном счете, формальный порок любой демократии, полагает наш соотечественник, состоит в отрыве государственной власти от воли народа, системы правовых законов от нравственных норм, подавление юридическими законами нравственных традиций, когда не воля народа, а сила закона становится генеральным фактором развития общества, ломая народные традиции произволом законодателей.

       «Тем более, что законов такое изобилие, их система и юридическая процедура так сложны, что рядовой человек становится не способен защитить себя перед законом и на каждом шагу нуждается в дорогостоящем покровительстве адвоката» - (А. И. Солженицын. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения/Народное представительство).

       А содержательный порок демократической системы организации власти состоит, по оценке Солженицына со ссылкой на А. Токвиля, в том:

       «Что демократия - это господство посредственности» - (А. И. Солженицын. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения/Способы голосования).

       Следовательно, потребность утверждения справедливости высшим императивом общественной жизни диктует необходимость привлечения к управлению социумом «лучших граждан», вхождения в структуры власти идейных вождей народных масс, способных в максимальной степени сблизить и согласовать народные нравы с требованием закона. Солженицын дает нравственную оценку наличной системе развитой демократии западных стран.

       «Сегодня и из самой старинной в мире демократии, швейцарской, раздается тревожное предупреждение (Ганс Штауб): что важные решения принимаются в анонимных и неконтролируемых местах, где-то за кулисами, под влиянием «групп давления», «лоббистов»» - (А. И. Солженицын. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения/И чем может обернуться).

       Важнейшим дефектом демократически организованной социальной системы остается коренной раскол общества на «богатых» и «бедных», подвигнувший в 1917 году российские массы на революционный слом «эксплуататорского государства».

       «И при всеобщем юридическом равенстве остается фактическое неравенство богатых и бедных, а значит, более сильных и более слабых. Что же отрицать, что при демократии деньги обеспечивают реальную власть, неизбежна концентрация власти у людей с большими деньгами».

       Усиление в российском обществе нашего времени власти «денежного мешка» сопровождается распространением в «новой интеллектуальной элите» нигилизма, безнравственности и пошлости как массовом продукте наступления диктатуры капитала.

       «Изначальная европейская демократия была напоена чувством христианской ответственности, самодисциплины. Однако постепенно эти духовные основы выветриваются. Духовная независимость притесняется, пригибается диктатурой пошлости, моды и групповых интересов».

       Центральным элементом современной демократической системы власти выступают партийные организации: Солженицын анализирует их значение в функционировании общества.

       «Интересы партий, да и само существование их, - считает он, - вовсе не тождественны с интересами избирателей» - (А. И. Солженицын. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения/Партии).

       Важнейший недостаток партийных организаций состоит в том, что в них подавляется личность.

       «Соперничество партий искажает народную волю. Принцип партийности уже подавляет личность и роль ее, всякая партия есть упрощение и огрубление личности. У человека - взгляды, а у партии - идеология».

       Утверждением партийной идеологии в качестве руководства российским обществом, считает писатель, страна обрекает себя на гибель.

       «Никакое коренное решение государственных судеб не лежит на партийных путях и не может быть отдано партиям. При буйстве партий - кончена будет наша провинция и вконец заморочена наша деревня».

       По мнению Солженицына, верная организация выборов предполагает, что:

       «Баллотируются не партии, а отдельные лица. Однако выбранный кандидат должен на весь срок своего избрания выбыть из своей партии, если он в таковой состоит, и действовать под личную ответственность передо всей массой избирателей. Как следствие: во всех ступенях государственного представительства, снизу доверху, воспрещается образование партийных групп. И, само собой, перестает существовать понятие «правящей партии»».

       Высказанные Соженицыном замечания в отношении демократии служат обоснованием вывода о необходимости постепенного ее распространения в современной российской действительности, исключающего полномасштабное, революционное ее утверждение. Демократия должна рождаться на местах, в малых социальных пространствах и постепенно расширять свое влияние, двигаясь снизу вверх.

       «Без правильно поставленного местного самоуправления не может быть добропорядочной жизни, да само понятие «гражданской свободы» теряет смысл. Демократия малых пространств тем сильна, что она непосредственная. Демократия по-настоящему эффективна там, где применимы народные собрания, а не представительные» - (А. И. Солженицын. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения/Демократия малых пространств).

       Другими словами, демократия продуктивна в организации нижних этажей социума, а не верхних; она удобна в управлении отдельными поселениями и небольшими районами, теряя свою эффективность при образовании крупных объединений и империй. Но для реализации такой выверенной политической линии в России был необходим очень осторожный, в то же время решительный и последовательный руководитель, которого, к сожалению, не оказалось в стране того времени с ее революционными настроениями получить демократию в полном объеме, «здесь и сейчас»: на рубеже 2000 такой политик появился в облике Путина. Формой «местного самоуправления» издавна на Руси были земства, которые требуют, по мнению Солженицына, своего возрождения.

       «Я полагаю, - утверждает он, - что «советы депутатов» надо, шаг за шагом, снизу вверх, заменить земской системой».

       При этом он надеется придать земской системе общероссийский характер, выделяя 4 ступени ее организации:

       - местный,

       - уездный,

       - областной,

       - всесоюзный.

       «Нам, совершенно отученным от действительного самоуправления, - подчеркивает писатель, - надо постепенно осваивать этот ход, с низших ступеней его» - (А. И. Солженицын. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения/Земство).

       По его мнению, возрастной ценз избирателям должен быть установлен не ниже 20 лет, а:

       «Быть избранным - лишь с 30 лет».

       Ценз оседлости для избирателей должен быть не менее трех последних полных, без существенного перерыва, лет, а для:

       «Избираемых - не меньше пяти последних лет».

       Главным препятствием на пути реализации данного проекта Солженицына является многонациональный состав российского общества, демонстрирующего примерную однородность лишь на низших ступенях своей простейшей организации, но теряющую ее на более высоких этажах социальной организации. Поэтому мы еще раз должны подчеркнуть, что земства пригодны в российской действительности для организации самых нижних этажей социальной стратификации, утрачивая свою направляющую роль на более высоких уровнях государственного единения. По мнению Солженицына, прямые выборы парламента при обширности российской территории и этнографической разнородности населения непродуктивны.

       «Только выборы трех-четырехстепенные могут провести кандидатов и уже оправдавших себя и укорененных в своих местностях» - (А. И. Солженицын. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения/Ступени передачи власти).

       По его мнению, лишь в конце одно-двух сроков успешной работы депутатов в местных или районных собраниях они получают право на свое выдвижение из состава местной власти в сферу областного руководства обществом. Аналогичным образом организуется и «союзное собрание» на основе выделения из состава областных инстанций своих «лучших представителей», образующих генеральный уровень законодательной власти российского социума в лице Палаты Союза Всеземского Собрания. Главная сложность организации высших уровней власти состоит в определении «лучших» избранников. Солженицын указывает в качестве критерия на самостоятельность, «автономность» носителей местной власти.

       «Чем авторитетнее будет областное земство - тем, соответственно, сильней самостоятельность и самопопечение автономных национальных республик и областей».

       Такой подход грозит российскому обществу развалом и гибелью.

       «Палата Национальностей могла бы остаться во Всеземском Собрании вообще без изменений - только с тем простором для каждой нации, что отведенные ей места она сама решает, каким порядком замещать: общими выборами или полномочиями по достоинству, и на какие сроки».

       Солженицын настроен в своих зарисовках будущего России к гармоничному сочетанию местной и правительственной власти.

       «Имеется в виду разумное сочетание деятельности централизованной бюрократии и общественных сил» - (А. И. Солженицын. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения/Сочетанная система управления).

       По его мнению, расширение социальных пределов народного самоуправления является актуальной задачей современного российского общества.

       «Повсюду, где допустимо прямое действие народных сил - в форме ли местного самоуправления или деятельности еще каких-то отдельных общественных ассоциаций, союзов, - это прямое действие должно быть им открыто».

       При этом он предвидит обострение противоречий в переходный период к государственно-земскому общественному строю между политической волей народных масс и старой бюрократией.

       «Пока общественные силы будут медленно нарастать снизу, набираться государственного опыта, растить свои кадры - существующая бюрократия, привыкшая к бесконтрольному всевластию, будет упираться и всячески не уступать своих прав».

       Важнейшую роль в утверждении новых сил должно сыграть учреждение президентской власти как эффективного способа решения социальных проблем.

       «Сегодня президентская власть - никак не лишняя при обширности нашей страны и обилии ее проблем» - (А. И. Солженицын. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения/Предположения о центральных властях).

       Для правовой корректности и обоснованности всенародного избрания Президента, считает Солженицын, достаточным будет:

       «Если Всеземское Собрание выдвигает и тщательно обсуждает несколько кандидатур из числа урожденных граждан государства и постоянно живших в нем последние 7-10 лет».

       При неудовлетворительном исполнении своих обязанностей Президент может быть смещен со своей должности также на основе всенародного голосования.

       «Напротив, если по истечении срока президентства Всеземское Собрание двутретным большинством в каждой палате продолжает поддерживать этого президента - нет видимых причин не оставить его на следующий срок без нового народного голосования».

       С последним утверждением нельзя согласиться, так как между волей народа и мнением Всеземского Собрания могут возникать существенные расхождения. В число обязанностей Президента входит назначение и роспуск совета министров.

       «Министры отчитываются как перед президентом, так и перед обеими палатами, но ими не могут быть сменены».

       Солженицын считает правомерным подумать о создании Академии для подготовки специалистов по работе в министерствах. В его понимании:

       «Правительство отличается от администрации (бюрократии) тем, что решает новые задачи, а администрация - старые, установившиеся».

       Писатель допускает возможность законодательной инициативы масс, которая при достаточном наборе подписей граждан должна быть вынесена на рассмотрение государственной думы или даже на всенародный плебисцит. Солженицын ставит вопрос о преодолении недостатков формирования законодательных органов по превосходству при голосовании воли большинства над меньшинством. По его оценке:

       «Надо искать форму государственных решений более высокую, чем простое механическое голосование» - (А. И. Солженицын. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения/Совещательная структура).

       По нашему мнению, таким преодолением недостатков голосования должна стать «идеократическая организация» высших властных структур. К подобному выводу склоняется и сам писатель.

       «Высокий уровень деятельности всех государственных властей недостижим без установления над ними этического контроля».

       В социально разобщенном российском обществе, истощенном «классовой борьбой» советских времен и дикой ломкой советского наследия, такое нравственное пробуждение было бы очень полезным.

       «Нравственное начало должно стоять выше, чем юридическое. Справедливость - это соответствие с нравственным правом прежде, чем с юридическим».

       По оценке самого Солженицына, его зарисовка актуальных задач российского общества по перестройке советско-партийной политической системы на основе углубления духовно-нравственных оснований социального процесса не является завершенной системой и требует дальнейшей проработки общественно-исторического материала.

       «Непосильно трудно составлять какую-либо стройную разработку вперед: она скорее всего будет содержать больше ошибок, чем достоинств, и с трудом поспевать за реальным ходом вещей. Но и: нельзя вовсе не пытаться» - (А. И. Солженицын. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения/Давайте искать).

       Что же можно сказать после прочтения рекомендаций Солженицына по разумному обустройству российского общества? Среди них есть советы приемлемые для страны и непригодные для ее будущего.

       1. Абсолютно верным надо признать понимание писателем «русского народа» как жизненной субстанции российского государства; но генеральный путь к росту его исторического величия был указан совершенно неверный.

       2. Нынешний разрыв Украины с Русским миром говорит о нарастающей угрозе гибели российского государства, о внутреннем угасании русской солидарности.

       3. Для того, чтобы остановить процесс разложения «русской самости» в народных массах, необходимо срочно предпринять экстраординарные меры: как говорится, русских нельзя победить извне, их можно взять лишь изнутри, убив «русский дух».

       4. Генеральным качеством «русского самосознания» является «имперскость»: поэтому призыв Солженицына к России отказаться от среднеазиатского подбрюшья противоречит всем рекомендациям русского народного опыта, в частности - «не плевать против ветра».

       5. Социальное величие современной России должно питаться в отношениях с внешним миром передовой научной мыслью, исследующей разнообразие окружающей действительности, а во внутреннем измерении религиозным самосознанием и прежде всего идеологией Русской православной церкви.

       6. Организационная структура российского общества требует ее многомерного уклада с относительной свободой провинций и абсолютной властью «столицы» как управленческого центра державного величия.

       7. В условиях глобализации мирового социума проблема сохранения и возрождения традиционной национальной культуры становится наиболее актуальной задачей нашего времени, нацеленной на сохранение российской самобытности.

       8. Государственный строй грядущей России вырисовывается на фоне власти «посредственности» как особенности всякой демократии в виде системы «идеократии», где власть принадлежит идеалу общества в лице его лучших сынов, наиболее точно представляющих национальную идею.

       9. В развитых странах западной демократии так и не устранен главный порок современного социума - раскол общества на богатых и бедных, грозящих ему социальным взрывом.

       10. Избегнуть «социальный взрыв» возможно только построением общества «социальной справедливости» на основе утверждения социалистического идеала при направляющей роли науки и религиозной веры.

       11. Существенным недостатком современной России является слабость «местного самоуправления» в лице земств, что свидетельствует о неразвитости и «закрепощенности» русского народа как этнической субстанции российского социума.

       Теперь несколько слов относительно нарастающего ныне военно-политического напряжения в мире между военно-политическим блоком западных стран во главе США, с одной стороны, и евразийским союзом России и Китая, с другой? Если возможный кровавый конфликт с Западом все-таки разразится и завершится нашим поражением, то будущего у страны не будет. Если же прямое военное столкновение приведет к нашей победе, то мы окажемся в новом мире остаточными представителями духа либерализма, а Китай утвердит себя общественным гегемоном и историческим лидером. Если же глобальная разборка завершится мирным соглашением, то нам волей-неволей придется идти вслед за Китаем, так как Запад не хочет признавать нас за своих. Таким образом, наиболее разумным вектором нашего исторического курса оказывается «социалистический путь», представленный ныне Китаем.

 

       Доктор философских наук, профессор, академик Ноосферной общественной академии наук Лев Гореликов.

Комментарии

Александр из Германии 08.08.2022, 00:55
Такое чувство, что я это уже здесь читал.
ответить
Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения