Главная » Казаки » НАШ ЧЕЛОВЕК ИЗ АВСТРАЛИИ.

НАШ ЧЕЛОВЕК ИЗ АВСТРАЛИИ.

04.08.2016 08:30

       Эти широкополые шляпы с фирменной надписью Acubra, белая и черная, сразу напомнили мне немногословного австралийского фермера, охотника на крокодилов по имени Данди. Был в середине восьмидесятых в нашем прокате кассовый фильм о его приключениях, который так и назывался:

       «Данди, по прозвищу крокодил».

       Импозантные головные уборы, привезенные с Зеленого континента, сразу придают своему уральскому хозяину сходство с этим изобретательным и неунывающим героем. Надел такую и, кажется, дело в шляпе! А уж по Ватутина-стрит, центральной улице Первоуральска, с шиком пройтись в таком вызывающем, ковбойском головном уборе – одно удовольствие. Порою за иностранца принимают! Владимир Кадурин приглашает меня за изящный кухонный стол, который он сделал своими руками (наш герой может гордиться не одним таким домашним изделием, руки у него мастеровые) и, в ответ на мой вопрос о своей главной профессии, с юмором отвечает:  

       - Нет, я не охотник на крокодилов. Двое умных, третий – тракторист. Такая у меня присказка.

       Сегодня он уже на пенсии. Подрабатывал частным таксистским извозом. «Бомбил», по-нашему говоря. Но ведь в прошлом, действительно, большую часть своей жизни проработал простым трактористом. Родился в старом роддоме Первоуральска, по улице Вайнера. В сорок седьмом году. Корни у него крестьянские. Дед по матери – из раскулаченных и высланных на Урал в суровые сталинские времена. Знакомая для многих родословная. Жил Владимир в шайтанском отделении совхоза «Первоуральский». Сегодня вспоминает:

       - Моя бабушка работала дояркой. Сам же я уже в двенадцать лет сидел на плуге. Меня к нему привязывали, чтоб не запахать – к сиденью этого плуга. Вдруг усну, да упаду! Помогал трактористу без всяких скидок на возраст. 

       Свои молодые годы в армии, по словам Кадурина, он честно отдал государству. И «земному морфлоту». Это еще что за «элитные» войска? Так он с юмором называет наш «приземленный», советский стройбат. В строительных войсках Владимиру довелось служить, как и призванным в 60-е годы во флот, нелегких четыре года. Сибирь, Казахстан, Туркмения. В это незабываемое время большая география огромного Советского Союза полностью предстала перед его глазами. Был командиром взвода, на офицерской должности. Вернулся. Поступил в автотранспортный цех Новотрубного завода. Дали трактор КА-700, у которого колеса в рост человека. Мощный «Кировец». Для пахоты, для разнообразных работ в подсобном сельскохозяйственном подразделении и цехе благоустройства нашего бывшего трубного гиганта. Вот уж, почти как в песне:

       «Прокати нас, Володя, на тракторе, до околицы нас прокати!».

       По 40 - 60 тонн возил. Любой груз, что входил. Кокорин, Пильщиков, Девяткин, Попов, Галимов и другие.  Знакомые для него имена новотрубников, с которыми его свел наш легендарный завод. В «лихие девяностые», когда предприятие стало терять свою прославленную марку, скудеть на трубы, начали простаивать цеха, а техника – разбазариваться, Владимира Кадурина с заводского трактора сняли. По состоянию здоровья. Он ведь инфаркт на своем рабочем месте заработал. И ушел Кадурин переводом в горкомхоз или, как он иронично называет сегодня эту давно ушедшую в прошлое организацию, «горемхоз». После краткого знакомства с биографией своего собеседника, я завожу разговор на главную тему – о далекой Австралии. Откуда там?

       - И все-таки. Каким же ветром вас туда занесло, Владимир Петрович?

       - У меня там дочь Лена. Вышла замуж за местного, за австралийца. Он – торговый менеджер. Познакомилась она с ним в девяностые годы, через агентство в Екатеринбурге. И правильно сделала. Живет сегодня в Таунсвилле. Город этот, чуть больше нашего Первоуральска. На берегу теплого Кораллового моря.

       - Какое впечатление оставил наш город в 90-е у заморского жениха, когда он приезжал на родину своей избранницы?

       - Ой! Наш народ показался ему каким-то вымученным. Экология ужасная. Там же СУМЗА и прочего нет! Дышится легко. Можно до седых волос оставаться «огурчиком». Меня, признаюсь, когда я возвращаюсь из очередной австралийской поездки домой, на Урал, сразу на молодых тянет.

       Особенно диким показалась нашему жениху из Австралии российская система обслуживания, неприветливость продавцов. Там же все проблемы оставляют дома. На работе – улыбайся! У нас же такое не принято. Народ на Урале, считает мой герой, тяжелый, потому что живет тяжело. В силу своей истории.

       Но все же, какая она, до сих пор малоизвестная для нас Австралия? До которой почти двадцать часов полета. Где наши российские анекдоты покажутся странными. Где наш юмор просто не понимают. Где кажется диким то, над чем смеемся мы. Где барыги, как у нас, не сидят на газе и нефти, то есть у нас на шее, и народ живет без пустопорожних лозунгов о модернизации. Но и там есть свои проблемы. Недавно прочел, что со своими штатами Австралия вполне даже может выйти из-под юрисдикции Великобритании. В будущем. Австралийцам нужно лишь дождаться смерти престарелой британской королевы Елизаветы 2. Дай Бог здоровья ее величеству! Продолжаю «австралийский допрос» своего героя.

       - Кстати, а как там насчет очередей, Владимир Петрович? Как нацпроект «Здоровье» претворяется в жизнь у них, в Австралии? Соцзащита в порядке?

       - Мне надо было в Австралии сдать анализы. На все ушел один день! За прием к врачу мы заплатили 74 австралийских доллара. Он меня осмотрел, один все сделал. Выходим. Девочка-секретарь выписывает справочку об уплаченной сумме. Сели в автобус, в местное отделение социальной помощи поехали. Нам с этой справкой там сразу 36 долларов обратно вернули. Никакой изощренной, как у нас, бюрократии, никаких очередей!

       Вы представляете? Я по Сиднею проезжал в автобусах по нашей пенсионной книжке. Бесплатно! Вот только показал ее, мне сразу дали чек. И ездил весь день. Я вообще чуть не упал от такого австралийского гостеприимства!

       И не менее удивительное. Одному нашему российскому офицеру, не важно, где он воевал, за кого – но он обосновался там, обжился в Австралии вместе с дочерью – австралийцы пенсию военную дали. И дочери еще они доплачивают за то, что она стирает, смотрит за отцом. Внимание к гражданам, будь ты пришлый или абориген, там, на голову выше! На слово верят. Но если обманул, налоги не заплатил – потеряешь больше. Потеряешь самое главное – доверие.

       - Еще поинтересуюсь у вас. В Первоуральске раньше были отделы и, сейчас это кажется почти чудом, все управленческие службы умещались под крышей одного административного здания в центре города. Сегодня у каждого управления отдельное здание. С подачи господина, бывшего губернатора Росселя, еще и управленческие округа нагородили, чтобы там тоже составлялись бумажные отчеты. А как у них, в Таунсвилле, с численностью администрации, управленцев? Такая же рать чиновников, как у нас?

       - Да нет! Там на весь город – всего 7 человек, представителей власти. И все. На 240 тысяч населения. Кстати, на работу они едут на своих машинах, бензин за свой счет покупают. Я, когда проживал в Австралии, у них произошел скандал. Президенту там дается на телефонные переговоры, на сотовый, в месяц 2 000 долларов. Сын же у него наговорил на 5 000. Шум поднялся неимоверный, сразу во всех газетах. Чуть дело до суда не дошло. Ведь залез в карманы налогоплательщиков! А там это главное.

       - А как полиция работает?

       - Сколько туда ездил, я их два или три раза всего видел. Они не ловят, как у нас, из-за угла. Меня вот один раз остановил австралийский гаишник. Вежливо объяснил: у нас проходит акция. Отдал честь. Прав не попросил. Подал мне трубку. Я дыхнул. Все нормально, вы свободны. Там, упаси Бог, хотя бы пять долларов предложить этому гаишнику. Это очень наказуемо.

       - Для кого?

       - Для меня. А для него вдвойне! 

       Вот такая она – загадочная страна, казалось бы, одних крокодилов, кенгуру, коал и сумчатых кротов. Но и весьма рациональных людей. Далекий континент, куда от нас, с центра Уральского хребта, добираться до них двумя самолетами, и лучше через Японию. Однако для них, австралийцев, по наблюдению первоуральца Кадурина, Россия – до сих пор такое же большое, темное пятно, как и в прошлом веке. Много мифов гуляет о России. У нас чуждые для них нравы и порядки, другой менталитет. Только один пример. Во время первой своей австралийской поездки наш земляк легко выбросил на дорогу всего лишь пробку от пива. И сразу услышал замечание от местного водителя:

       «Ноу! У нас не принято мусорить». 

       Такое стоит и нам перенять! Обидно другое. До сих пор головы у многих австралийцев забита страшилками о России, до сих пор мы для них – ГУЛАГ и сибирские медведи, сосущие водку прямо из горла, как из соски, в свирепые морозы. А в мировой войне, по их мнению, избавили мир от коричневой чумы бравые британские и американские солдаты. Вопрос невеждам: и откуда столько памятников советским воинам и их захоронений в Европе? Словом, там еще «отрыжки холодной войны». Хотя люди, по словам Владимира, вполне нормальные. Даже мягкие, приветливые.

       - У них две проблемы. Первая. Выбрать, куда полететь в отпуск, в какую страну. Билеты заказывают за полгода. И вторая. Не умереть бы от обжорства, – шутит мой собеседник.

       - А как вам, Владимир Петрович, австралийские женщины показались?

       - Ленивые до ужаса.

       - Потому-то их мужики и зазывают к себе на постоянное жительство наших милых дам?

       - Наверное. Наши женщины, на мой взгляд, более терпеливые, более хозяйственные.

       - Скажите честно: пьют австралийцы? Как мы?

       - Ну, есть, конечно. Но не так, по-черному. И больше пиво. На Руси же не с водкой надо бороться, а с нашими управляющими! Сам я давно бросил, но считаю – наши люди пьют не от того, что денег много, а от унижения, и от того, что мало видят хорошего. И просто не уверены в завтрашнем дне.

       Да, стал бывший тракторист настоящим философом. Даже где-то гражданином мира. Всякое повидал он во время своих дальних странствий. Наш земной шарик, по его личному опыту, сузился сегодня до разнообразных межчеловеческих контактов, заметно обогатился ими. И как тут не согласиться! В своих журналистских поисках, встречаясь со своими земляками, я в сотый раз убеждаюсь – где только наших уральцев, чертей шайтанских, не бывало, где только наших нет. И вот уже небольшая колония первоуралочек бесстрашно обосновалась с некоторых пор там, в Южном полушарии. Наши женщины расчетливо вышли замуж за расчетливых австралийцев. Нашли друг друга через моря и океаны, что в век Интернета и немудрено. Как-то мне рассказали, что один из австралийцев, покидая родину своей уральской избранницы – то есть наш несравненный Первоуральск – увез в качестве русского сувенира несколько бутылок «Перцовки.» и «Зверобоя». Эти напитки уж очень пришлись по вкусу австралийскому Данди, показались ему экзотичными. Для Кадурина же полной экзотикой стала в Австралии кенгуриная охота. Увлеченно рассказывает мне:

       - Вообще-то они мясо этих животных практически не употребляют. А мясо отличнейшее! Там один хозяин, он еженедельно отстреливает кенгуру для своих собак, взял меня с собой. Мы двух штук отстреляли. Я повесил, ободрал. Хороший кусочек выбрал, пожарил. Он – для собачек. Я – для себя. Во!

       Не без гордости Владимир Петрович показывает мне свои австралийские водительские права, которые заменяют ему и заокеанский паспорт. Стоили они для него всего 25 долларов. На них адрес «прописки» - штат Южный Уэльс.  Подчеркивает:

       - Шофера там уважают друг друга. Нет такого зла на дорогах. Пробки? Такого «б», как у нас, тоже не видел, нет таких скоплений! Там по-умному все сделано – кольцевые развязки.  

       - Хотели бы вы, признайтесь честно, навсегда поменять свою первоуральскую прописку на австралийскую?

       - С удовольствием бы. Но у меня «семейный баланс» здесь, на родине, больше. Да и возраст уже не тот.

       Мой колоритный собеседник продолжает делиться своими австралийским впечатлениями, перелистывая домашний фотоальбом.

       - Вот мой сват. Он отработал там, на одном месте, двадцать пять лет. Водителем. Так ему к пенсии дали прибавку – миллион австралийских долларов! Не вру! Хозяин дал деньги в награду за многолетний, честный и добросовестный труд, за верность фирме. Сват мой после такого щедрого подарка сразу отправился в круиз. Счастливый. По всему земному шарику.

       - Да, впечатляет. Но не слишком ли благостная картинка, Владимир Петрович, получается у вас по Австралии? Конечно, у них там сытая, продуманная до мелочей жизнь. Но ведь австралийские женщины никогда не были военными вдовами. Страна в стороне была от великих исторических потрясений, революций, разрушений, тогда как нам после них десятилетиями приходилось зализывать раны. Да и приходится  до сих пор. В том числе, благодаря своим политическим дуболомам. Такой у меня вопрос на засыпку: что в Австралии решительно вам не понравилось, что вы не приняли, чего не хотелось бы перенимать?

       - Отвечу. Там, когда 18 лет исполнилось, я обязан уйти из родительского дома. Если я пришел к родителям, то только по их приглашению. То есть, если я пришел без звонка, стакан чая не нальют. Если же я пришел занимать денег, папа покажет в сторону банка: вот там, сынок, там и бери. Ну не знаю я. Это мне как-то не очень по душе. Не по-русски. Но, может быть, и мы когда-нибудь такими же станем.

       - А нам-то что надо, чего сегодня не хватает? На ваш взгляд?

       - Природных ресурсов у них нету, которых в России ну просто завались! Мы бы за несколько лет могли все выровнять, поднять свой жизненный уровень. Но нам порядочных во власти и умных людей в стране больше надо. И чтоб меньше воровали!

       Вот такой честный услышал я ответ от нашенского Данди. С которым трудно не согласиться. Мы вышли во двор, в котором то, тут, то там валялись пустые пластиковые бутылки, банки из-под пива и прочий мусор. Он надел свою колоритную австралийскую шляпу. Вежливо попрощался. И уехал на своем такси.  Сегодня Кадурин с нетерпением ждет дорогих гостей с Зеленого континента – дочь и своих трех очаровательных внучек, которые почти не разговаривают по-русски. По его словам, им он особенно хочет показать нашу замечательную, белоснежную уральскую зиму-зимушку. Он уверен, он надеется, что белая шуба совсем далекой, но совсем не чужой для них земли, им покажется чудом. Даже после всех неописуемых красот теплого Кораллового моря, возле которого они, внучки, сегодня живут.

       P. S.

       На днях узнаю, что снова Кадурина нет в родном Первошайтанске, снова он где-то там, на пятом континенте.

 

        ВЛАДИМИР КАДУРИН.

Виктор Губачев.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения