ОТДЫХ В КРЫМУ. АЛУШТА. 

    200 РУБЛЕЙ В СУТКИ. 

  ТЕЛЕФОН: +7–978–740–05-06 

Главная » Культура » СКАЗ О ВОЛОГОДСКОЙ ВЕДЬМЕ И ПРОКЛЯТОМ ПЕРСТНЕ.

СКАЗ О ВОЛОГОДСКОЙ ВЕДЬМЕ И ПРОКЛЯТОМ ПЕРСТНЕ.

20.04.2022 14:01

       Произошла эта чудесная история в 1900 году в Вологодской губернии. Так приключилось, что стали пропадать бесследно люди в районе реки Сухоны, что проистекает в Тотемском уезде Вологодской губернии. Всё бы ничего, когда пропадали дворовые шавки, но, когда сгинули пара рыбаков и местных баб, вот тогда-то местные власти и подняли тревогу. И хотя поначалу грешили на сбежавших ссыльных разбойничков Ваську рябого, да Федьку косолапого, не всем таки думалось, что озверели с голодухи те беглецы, так, что в людоедов превратились. И хотя в той самой деревне был расквартирован целый отряд полиции и полевой жандармерии, сыскать беглецов, да и пропавших, не представлялось возможным. Вот и ехал к месту ЧП откомандированный старший дознаватель капитан Иванов со своей молодой супругой Лизой и личным розыскным ротвейлером по кличке Тор, как вы понимаете, как раз в ту деревню, где и происходило все выше сказанное. Слов нет, пытался Иванов переубедить свою Лизоньку, говоря об опасности его поездки, да куда там - в центре той самой деревни стоял богатый барский дом, где и проживала ее не старая еще мать, за которую и беспокоилась наша красотка.

       Отдельно поговорим о наших героях. Был капитан Иванов Пётр Иванович к своим сорока годам вполне состоявшимся мужчиной, и лишь шрам на лице от давнего ранения немного старил его. Но правильно говорят, что шрамы украшают настоящих мужчин! Поговорим и о Лизе! Подвезло Петру Ивановичу с жёнкой! И красавица: юная, не дашь больше двадцати на вид, грациозная и хрупкая, с русыми, цвета спелой пшеницы волосами с запахом лесного разнотравья и большими ясными светло-зелеными глазами. Она являла собой как бы некий символ завершённости и очарования настоящей русской северной красоты. При этом великолепно готовила и справно управлялась с любым домашним делом.

       Да, повезло нашему Петру с женой! Прибыв на место, и устроившись в богатом доме матери Лизаветы, Пётр Иванович направился в местный штаб по розыску беглецов и без вести пропавших. Знакомясь с молодыми людьми из нижних чинов полиции и жандармерии, ему до дрожи в душе не понравился юный рыжеволосый подпоручик Антон Смаглевский, который самоуверенно и нагло держась, втирал всем байки, какое несметное наследство приготовили ему его родители, и даже то, что он входил в круг приближенных Его Императорского Величества! Совместно с несколькими офицерами и Смаглевским - ну куда же без него, а также местными рыбаками, егерями и охотниками с огромной сворой собак, среди которых выделялся ротвейлер Иванова, был произведён осмотр места исчезновения пропавших людей - декабрьский ледок реки Сухона, слегка припорошенный снегом.

       - Ну, господа, - авторитетно заявлял Смаглевский, - причина видится только одна - все до единого погибли, провалившись под хрупкий лед! Бабы - на полоскалке у берега реки, а рыбаки и беглецы просто не заметили трещины во льду, вот и пошли на корм налимам!

       - Не всё так просто и однозначно, - сурово посмотрел на молодого наглеца капитан, - приказываю продолжить осмотр берегов реки и всей близ лежащей местности!

       Воистину сказано, что тот, кто ищет, тот всегда найдёт!

       - Ваше Благородие! - внимание Петра Ивановича привлёк полицейский унтер-офицер, - в снегу чавой-то есть! Смотрите, собаки что-то нашли и отрыли!

       Действительно, отогнав собак и принявшись откапывать снег у самой кромки льда, они обнаружили страшную находку - двух вмёрзших в лёд беглецов-лиходеев. Было видно, что эти двое словно-бы побывали в пасти дьявола, который, пожевав их, с презрением выплюнул.

       - Я думаю, господа, это проделки местных волков, - как всегда первый высказался Смаглевский, но, поймав ироничные взгляды своих сослуживцев, смущённо замолчал.

       Поисковики сконфуженно молчали и только переглядывались между собой.

       - Я с этой деревни, барин, - как-то виновато посмотрел на капитана один из охотников, - места здесь в Сухоне шибко глыбокие, и завёлся здесь на речных ямах речной разбойник, сом, я думаю, всё таскал под воду уток, гусей, да мелких собачек! Мог и ребёнка под воду летом утянуть! Извольте, барин, мы с мужиками на стальные тройники на стальном тросе уток и гусей насадим, и на все глубинные ямы эти вот жерлицы-то и расставим! Вдруг, это сом озорует?

       Капитан улыбнулся и согласно кивнул головой:

       «Так вот и сделайте это! Старшим назначаю подпоручика Смаглевского! До вечера-то, чай, управитесь?».

       - Не извольте беспокоится! - лихо козырнул ему Смаглевский, и криво улыбнувшись, продолжил, показывая на полуразложившиеся тела беглецов, - только давайте и этих к делу приспособим! Чего зря добру пропадать!

       Иванов холодно посмотрел на своего подчинённого.

       - Отставить! - жёстко приказал он, - трупы уголовников захоронить! Мы чай, не изверги!

       Затем смягчился.

       - После выполненного задания, - улыбнулся он, - жду господ офицеров к вечеру в своём доме, а вы знаете где я остановился. Так и быть, вино и шампанское с меня!

       Присутствующие заулыбались. Прибыв в свой гостевой дом, он застал там Лизу со своей матерью, которая с жаром рассказывала о мистическом речном соме-убийце, подручным самого дьявола! С её слов, именно он утаскивает под воду зимой и летом зазевавшихся рыбачков и скот. И нет от него никакого спасения! А сбежавшие бандиты помогают ему ловить людей и кормят его заплутавшими путниками и рыбаками!

       - Полноте матушка, нести всякий бред! - недовольно поморщился Иванов, - всё это враки! И такой чудо-юдо рыбы не существует и в помине! А беглецов мы нашли и захоронили, замерзли они насмерть, понимаешь? И помог их найти мой верный Тор, самый лучший из ротвейлеров!

       Подбежавший Тор радостно лизнул хозяину руку и лёг у его ног. Иванов посмотрел на хозяйку дома.

       - Вы бы, маман, - галантно улыбнулся он, - дали задание приготовить на вечер стол с хорошими винами, закусками и шампанским в придачу! Бал не бал, но я даю званный вечер своим гостям! Да и служебная задача, ради которой я приехал сюда выполнена - беглецы найдены, а все пропавшие утонули по собственной неосторожности! И после завтрашней, пардон, рыбалки я убываю с Лизой к месту постоянного расположения!

       И вот наконец уединились они: мать Лизаветы-она же старая 3-тысячелетняя ведьма, и не менее старый колдун-ведьмак, ее бывший любовник Антон Смаглевский.

       - Что матушка? - ехидно ощерил свои вампирские клыки Смаглевский, - не отдадите ли мне в суженую вашу дочь Лизавету? Вот и перстень к чему прилагается, в коем моя бессмертная душа!

       - Да будет проклят он в руках ваших, - с достоинством отвечала старая ведьма, - если вы и задумаетесь прикоснуться к Лизоньке - душе моей беспорочной!

       Наступила холодная тишина.

       - Посмотрим, посмотрим, - холодно посмотрел на нее Смаглевский, - сам Отец наш Дьявол сейчас здесь, и явно кто-то либо сгорит или погибнет, посмев ослушавшись его! Но это возможно лишь по крови или по Духу Христову, к Которому Ваша внучка не имеет никакого отношения!

       - Посмотрим, - холодно ответила старая ведьма, за которой именно Смаглевский ухлестывал много веков и мысленно прокляла тот самый перстень, который, колдун предлагал ей, как и многим красоткам уже много веков!

       - Уж не ревнуешь ли ты меня? - криво оскалился, вновь показав свои вурдалачьи клыки колдун, - а?

       - А тебе ли не знать, проклятый, что ты хочешь совокупиться с собственной пра-пра-правнучкой? - в раздражении вскричала старая ведьма, - так знай же, что по природе своей она может сотворить, как большое зло, так и великое Добро! Бойся же этого!

       - Уже боюсь! - презрительно хмыкнул старый колдун и презрительно плюнув, вышел из дома.

       Вечер так и скажем, удался на славу! Шампанское «Вдова Клико» лилось рекой! Но его испортил внезапно пришедший уже навеселе подпоручик Смаглевский. Даже не доложив о выполнении задания, он стал оказывать явные знаки внимания Лизоньке, а затем, несмотря на замечания Иванова и полицейских чинов, достал из кармана форменного мундира драгоценный перстень, бухнулся на колени перед Лизой, и стал изъясняться ей в любви, пытаясь вручить ей перстень, который она отказывалась принять, говоря, что «проклят перстень сей в ваших руках!».

       - Как вы смеете, сударь! - хмуро посмотрел на молодого наглеца Пётр Иванович, едва сдерживая себя, - вести себя подобным образом в отношении моей супруги! И тем более при мне и господах офицерах!

       Смаглевский нагло и вызывающе посмотрел на своего начальника.

       - Смею! - пьяно икнул он, - я все смею!

       С этими слова он стащил со своей руки офицерскую перчатку и подойдя к Иванову, с силой ударил его ей прямо по лицу:

       «Я вызываю вас на дуэль, ибо хочу вашу жену! Предлагаю стреляться завтра днём на льду реки!».

       Вскочившие гости пытались примирить Иванова и Смаглевского, да куда там!

       - Мне нанесено оскорбление, которое смывается только кровью! - холодно отчеканил капитан, - и после завтрашней служебной рыбалки я жду вас с секундантами там же, на льду реки!

       Все переглянулись.

       - И! - словно бы вспомнил капитан, - вы выполнили мое поручение, и беглецы захоронены?

       Смаглевский посмотрел на Иванова и вдруг нагло, в какой-то пьяной истерике, рассмеялся ему в лицо:

       «Извольте-с слушать правду! До утра, они на равных с гусями ловят рыбу своими телами!».

       - Это неслыханный позор! - с мест вскочили все приглашенные офицеры, - вы позорите честь офицера!

       В ответ на это Смаглевский отмахнулся от них, как от назойливых мух:

       «Что вы знаете о чести?».

       И зло плюнув на пол, молча удалился из дома. Утро было морозным и свежим. Собравшиеся у реки многочисленные полицейские, жандармы, рыбаки, охотники и егеря проверяли запорошенные снегом гигантские чудо-жерлицы, каждая из которых могла бы выдержать и быка. На гусей и уток попадались большие, от одного метра до двух, щуки и налимы, которые, попав на лёд, исполняли свой последний танец. Но никакой чудо-рыбы среди них не было. Лишь подойдя к месту должностного преступления Смаглевского, где на гигантских крюках-тройниках были насажены останки беглых заключенных, все поняли, что поймали «мёртвый зацеп», который мог быть или камнем, или корягой. Внезапно «мёртвый зацеп» «ожил» и заскрипел в страшной пульсации перебираемого сотней рук стального троса. С огромным усилием, и при помощи подогнанных пары лошадей, собравшиеся люди вытаскивали из огромной проруби нечто несуразно большое и тяжёлое. И каково же было удивление, когда, повинуясь их неодолимой силе и воле, на лёд буквально выползла, как огромный аллигатор, гигантская щука! Да! То ж была щука! Несуразно огромная, длиной не менее пяти метров, тёмно-зелёная, открывшая в ярости подобно большой белой акуле свою чудовищную пасть, из которой виднелись человеческие останки.

       - Убить эту гадину! - содрогнувшись, приказал капитан Иванов, - уничтожить!

       Охотники и полицейские чины взяли на прицел этого речного монстра. В то же время ротвейлер и охотничьи собаки яростно набросились на оказавшегося на льду чудо-гиганта. Впрочем, мощными ударами хвоста и головы, рыбина разбросала по льду всех собак, а ротвейлера, впившегося ей прямо в пасть, молниеносно заглотила и поглотила его.

       - Стойте, господа! - закричал Смаглевский, закрывая собой от ружей и пистолетов эту речную тварь, - эту рыбу предлагаю оставить живой и преподнести в подарок Государю-Императору! Вы представляете, что можно получить за неё?

       Словно бы не дослушав его, и зло мотнув головой, чудовищная щука выплюнула тройники вместе с их содержимым прямо в Смаглевского, и яростно посмотрев на людей, попятилась к гигантской проруби и скрылась в глубинах Сухоны-реки. Все охнули.

       - Ну знаете, господа! - только и сказал один из полицейских, - я на эту реку больше ни ногой!

       Словно избавившись от каких-то чар, люди стали приходить в себя и с опаской отходить от огромной проруби.

       - Постойте! - Смаглевский остановил капитана, - по условиям офицерской чести у нас дуэль!

       Иванов посмотрел на молодого наглеца и махнул рукой, «мол, прощаю»!

       - Нет! - вскипел подпоручик, - вы никуда не уйдёте, и если надо, я буду стрелять вам в спину!

       - Извольте! - в свою очередь рассердился капитан, - только давайте отойдем от этой проруби ближе к берегу!

       - Хорошо! - милостиво согласился Смаглевский, и отойдя от проруби на значительное расстояние, они приготовили свои пистолеты к ведению огня.

       Но если капитан стоял на твердом и безопасном льду, как было знать Смаглевскому, что он стоит на тонком льду, где ранее располагалась деревенская прорубь для полоскания белья и большая трещина буквально делила её надвое. Но всё было припорошено снегом и поэтому подпоручик ничего не заметил.

       - Сударь! - не без участия посмотрел на своего противника капитан, - я предлагаю нам примирится, ибо и Отец всех - Бог - сказал:

       «Не убий»!

       С этими словами Иванов поднял свой пистолет и выстрелил в воздух. Подпоручик зло посмотрел на благородного офицера.

       - Так знайте же! - прошипел он, - я ненавижу и вас и вашу супругу, и даже Бога, ибо Он Являет Любовь, а я - ненависть!

       Но не успел он договорить своих страшных слов, как лёд под ним треснул, и как в замедленной съёмке из воды показалась гигантская пасть чудовищной щуки, схватившей, как Левиафан, Смаглевского, и начавшей медленно пожирать его. Бедный подпоручик боролся как мог, стрелял из пистолета прямо в холодные змеиные глаза этого чудовищного зверя, но тщетно! Кости сжираемого заживо хрустели, и кровь лилась потоком, и вопль о помощи превратился уже в какое-то звериное рычание. Минуты не прошло, как чудовищный речной Левиафан утащил на дно молодого человека и съел его без остатка. Но это было еще не все. Сожрав Смаглевского, так не угодившего ему, речной Дьявол вновь поднялся и проломил лед, где стоял старший дознаватель и попытался съесть и его. И так и было бы, если бы не подошедшая в упор, и держащая в руках горевшую святую свечу, жена его Лизонька, читавшая «Отче наш»! Было ясно видно, что речной монстр полыхнул каким-то белым неведомым пламенем, и воспламеняемый им исчез, и утонул в глубинах реки Сухона, сгинув навеки! Долго, очень долго стояли на берегу, как зачарованные, люди, с ужасом и трепетом смотря на реку, показавшую им такое страшное чудо! А перстенёк тот, как вы и поняли уже, и в самом деле был проклят когда-то старой ведьмой, которая скончалась скоропостижно после этих событий, ибо уже летом следующего года его нашли у реки вездесущие мальчишки. И он молчал, когда его рассматривала ребятня, холодно поблескивая на солнце золотом, и кроваво-красным рубином, и словно ждал свою очередную жертву.

Русский писатель, Номинант на Нобелевскую Премию в области литературы, Андрей Малышев.

Комментарии

Хирург 20.04.2022, 17:38
Слабовато товарищ писатель. Слабовато для номинанта.
ответить
Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения