Главная » Казаки » ПОПЫТКА СОЗДАНИЯ КАЗАЧЬЕГО ГОСУДАРСТВА В XVII ВЕКЕ. ЧАСТЬ 3.

ПОПЫТКА СОЗДАНИЯ КАЗАЧЬЕГО ГОСУДАРСТВА В XVII ВЕКЕ. ЧАСТЬ 3.

13.02.2019 19:24

       Официальное название территории «Земля Запорожских Черкасов» в русских летописях иногда заменялось и Украиной, и Гетманщиной. Но незадолго перед Переяславским договором у русских она стала именоваться Малороссией. Но это всё были названия московитов, никак не соответствовавшие реальному положению дела и не изменявшие действительных границ Земли Запорожских Черкасов. Переход черкасов под власть московского царя произошёл под влиянием внешних причин. Казаки, спасаясь от окончательного их разгрома, искали защиты под властью московского царя. А Москва приняла их, чтобы удержать от перехода под власть Турции. Постановлением общеказачьей Переясловской Рады был принят договор типа персональной унии с Москвой. Гетманщина сохраняла своё управление и несколько ограниченное право внешних сношений, сохраняла преимущества казачьей шляхты и первенство казаков во всех общественных делах.

       Подчиняясь, царю, казаки по-прежнему могли избирать гетмана, как высшую местную власть, могли избирать всех должностных лиц, сохраняли привычное и освящённое веками полковое военно-административное деление края, отдельную армию, отдельные финансы и особую податную систему, суд, законы, базировавшиеся на обычном праве казачьих общин и на статьях Литовского Статута. При этом только казаки имели право занимать должности в военно-административных и судебных установлениях. Официального языком был язык Великого княжества Литовского и на нём, близком позднему белорусскому, написаны почти все акты XVII-XVIII веков. Им же пользовалась часть населения, хотя большинство употребляло полдюжины украинских диалектов, появившихся здесь в результате крестьянских перемещений во время польского господства.

       Генеральная старшина избиралась «вольными голосами», по давнему казачьему обычаю, но после 1654 года окончательное утверждение на постах стало зависеть от гетмана и царя. Следующей административной и военной инстанцией были полковые округа. Полковой администрации подчинялись также атаманы городовые и куренные, а для не казачьих жителей городов и поселений - войты, бурмистры, советники и лавники. Эта простая, стройная и устойчивая система указывает на многовековой политический опыт народа, который сумел не только создать оригинальные формы военной республики, но и сохранять их долгое время под иноземной властью. После присоединения по Переяславскому договору Московия стала называть край Малой Россией и постепенно вводила там свои порядки, но совсем уничтожить казачий строй жизни смогла только после выселения большинства казаков на новые и далекие от Малороссии места. Но это случилось уже гораздо позднее.

       Основной гражданской обязанностью коренных жителей - казаков - признавалась оборона своей страны, непрерывная боевая готовность и участие в военных предприятиях. Литвино-украинские мещане и крестьяне были свободны от воинской повинности, но зато несли все тяготы по содержанию администрации и армии; многие из них, иногда целые сёла, находились в новом «подданстве» у заслуженных и влиятельных казаков, хотя крепостного права не существовало. Таким образом, всё население Малороссии слагалось из трёх основных национальных групп:

       - господствующего военного народа казаков,

       - жителей податного состояния - украинцев (малороссиян),

       - белорусов (литвы).

       После заключения Переяславского соглашения судьба казацкой государственности решалась во взаимоотношениях казаков и России, где сила была на стороне последней, чем та и пользовалась, когда это было возможно. В марте 1654 года посольство Хмельницкого в Москву в составе П. Тетери и С. Зарудного получило от царя Алексея Михайловича документ, определявший статус Казацкой Украины и её отношения с Московским царством - «Статьи Богдана Хмельницкого». Из 23 пунктов проекта договора Москва утвердила лишь 11. «Статьи Богдана Хмельницкого» устанавливали автономию Украины в следующих делах:

       - право избрания гетмана;

       - реестр казаков в 60 тысяч бойцов;

       - гетман сохранял право дипломатических отношений со всеми странами, кроме Турции и Польши, но с обязательным уведомлением царя, если послы от других правительств придут с «противным делом».

       Подтверждались права украинского митрополита и духовенства. Особыми грамотами подтверждались сословные привилегии казацкой шляхты и права отдельных городов. Запорожский Низ не принимал участия ни в переговорах с Москвой, ни в постановлениях Переяславской Рады, ни в присяге на верность московскому царю. К этому времени Сечевая Республика уже сложилась в самостоятельный и хорошо организованный организм, дружественный с Гетманщиной, но от неё политически отдельный. Когда Гетманщина рискнула соединиться с Московией, Низ продолжал идти своим путём, продолжал делать историю казачьей народности, оставаясь отдушиной, куда могли стекаться все казаки, чем-то недовольные. Новую элиту Гетманщины, которая пришла на место прежней, польско-шляхетской, составили сам гетман и верные ему казаки-военачальники. В результате социальных процессов казачий народ поделился здесь на классы и сословия:

       - появилась старшинская шляхта и привилегированные реестровцы, перенимавшие обычаи и язык поляков;

       - появились казаки-мещане крупных городов, где сохранялась атмосфера Литвы с литвинским языком;

       - появились казаки-землепашцы и панские «подданные» в густой и многочисленной среде украинских переселенцев.

       Через два-три поколения казаки и сами уже не могли определить своё этническое место в этой пёстрой мешанине и только предания помешали их окончательной ассимиляции. Благодаря им они помнили о своём особенном происхождении и в ХVIII веке говорили А. И. Ригельману, что они:

       «Происходят от народа козарского и поселились при Днепре реке и оттоль распространились по всем тем местам, где ныне обитают».

       Они знали, что их предки проживали при Днепре во время Киевской Руси и всегда просили царя признать:

       «Прежние их права и вольности войсковые, как издавна бывали при великих князьях русских и при королях польских, что суживались и вольности свои имели в добрах и судах, и чтобы в те их войсковые суды никто не вступался, но от своих бы старшин судились».

       Просили:

       «Прежних их прав, каковы даны духовного и мирского чину людем от великих князей русских и от королей польских, не нарушать» - (жалованная грамота царя Алексея Михайловича гетману Богдану Хмельницкому и всему Войску Запорожскому от 27 марта 1654 года).

       В Москве тоже помнили об их отдельности и от литвы (белорусов) и от украинцев (малороссиян). Помнили даже их летописную древность, откуда их предки пришли на Днепр, и неизменно называли их черкасами, людьми, пришедшими с Кавказа. Но в народных массах убеждённость об особых правах основывалась не на истории, а на их военном строе. Неразбериха была не меньшая, чем она существует в народе теперь, при разнообразных взглядах на национальные права казаков. В первый период после Переяславской Рады Казацкая Украина была для Московского царства отдельной державой. Даже в единственном сохранившемся источнике - «Статейном списке» боярина-посла В. Бутурлина говорилось:

       «Московское государство и Войска Запорожского Украина».

       Сам Хмельницкий, избегая употреблять в переговорах с Московским царством слово «Украина», использовал слова «Войско Запорожское». Казацкая политическая мысль того времени отражала особенности казацко-московских отношений и разрабатывала принципы желательного политического строя казацкого государства, которые так и не были приняты Москвой ни в каком из вариантов ни тогда, ни, тем более, позднее. Московские власти считали, что договор с Гетманщиной действовал только на время жизни Богдана Хмельницкого, и возобновляли его с каждым новым украинским гетманом, каждый раз внося изменения в свою пользу. После принятия казаков и населения в подданство царя Москва втягивалась в войну с Польшей. Но с её началом определился характер лидеров только что присоединённого края и их нежелание безоговорочно подчиняться приказам Москвы. В походах Хмельницкий и другие казачьи атаманы действовали совершенно самостоятельно от московских воевод и не считали себя их подчинёнными. Хмельницкий задался целью образования федеративного союза днепровских казаков, слободского населения, Молдавии, Валахии и Трансильвании под покровительством польского короля, и одновременно заключил договор со шведским королём о разделе Речи Посполитой. Со стороны Хмельницкого и старшин проявилось полное нежелание считаться с авторитетом московской власти, а кроме того, выяснилось недовольство со стороны киевского духовенства принятым подданством Москве. Киевский митрополит писал на польский Сейм, что с московскими людьми в союзе быть невозможно. В сентябре 1656 года в Вильно Московское царство и Речь Посполитая подписали перемирие в военных действиях - без участия казаков. Польская Корона и Московское царство делили казацкие земли так, как будто бы там никто не жил. Часть казачьих территорий получила Москва, часть - Польша. С 1656 года пошло «политическое» разделение украинских земель на Левобережную и Правобережную Украину. Хмельницкий, сразу же после случившегося начавший переговоры со Швецией о возможном протекторате, писал царю:

       «Шведы - люди честные: пообещав дружбу и союз, они держат слово. А царь, подписав перемирие с поляками, и имея намерение вернуть нас в их руки, поступил с нами бессердечно».

       Богдан Хмельницкий попытался создать новую антипольскую коалицию, чтобы сохранить территориальную целостность Казацкой Украины и заключил союз со Швецией, воевавшей с Речью Посполитой, послав на помощь шведскому королю 12 000 запорожцев. Разгневанная Москва послала к уже болевшему Хмельницкому послов, но тот всё равно не отозвал запорожцев - те сами вернулись, узнав, что у России с Речью Посполитой заключён мир. Великий гетман не успел довести до конца дело становления казацкой государственности - он умер в пять часов утра 27 июля 1657 года в Чигирине и был похоронен в Суботове:

       «Множество людей, а больше всего казаков плакали много над гробом вождя своего».

       Попытка создания самостоятельного Казацкого Государства со смертью основателя украинской Казачьей державы Богдана-Зиновия Хмельницкого была раздавлена военной мощью соседей - Польши и Московии. Дальше лишь следовала агония родившегося, но так и не успевшего встать на прочные основы Казачьего Государства. После смерти Богдана Хмельницкого в 1657 году гетманом стал его сын Юрий, совершенно непригодный для этой роли. Выговский, занимавший место войскового писаря при Богдане Хмельницком, был назначен опекуном его сына, но фактически управлял Войском. Сразу после смерти Богдана Хмельницкого Выговский пытался вести дипломатическую игру, но у него ничего не получалось, поскольку среди казаков начались распри и не было единого общепризнанного авторитета. Казаки отстали от Варшавы, но и не пристали к Москве. Казаки и население разделились на левобережную часть, где господствовали гетманы, державшиеся московской стороны, и на правобережную, где вождями были тяготевшие к Речи Посполитой. Запорожье с простым народом и казаками тянулось к православной Москве. В том же 1657 году, после месячного гетманства Юрия Хмельницкого, Выговский собрал в Чигирине Раду и был избран гетманом Войска Запорожского и обеих сторон Днепра. Запорожское Войско Низовое, как и всегда, оставалось отдельным политическим сообществом, вело самостоятельную политику и в выборах участия не принимало. Два года гетманской власти Выговского ознаменовались непрерывными восстаниями в Левобережье. Поскольку после смерти Богдана Хмельницкого Речь Посполитая активизировала свои действия по возвращению в свой состав Казацкой Украины, перед Иваном Выговским стояла сложнейшая задача - сохранить и приумножить созданное великим Богданом государство. Но как стратег Выговский был намного слабее Хмельницкого. Речь Посполитая, стараясь привлечь казаков на свою сторону, обещала им широкие льготы, а Выговскому должность сенатора. Но он видел, что Речь Посполитая не в состоянии противостоять укрепившейся Москве и стал вести переговоры с Крымом, отправив хану послов с извещением, что он отказывается от подданства Москвы. Противодействуя планам Выговского, русский царь уже убедительно просит донских казаков:

       «Чинить над Крымом промысел, сколько вам милосердный Бог помочи подаст».

       Но ещё до получения грамоты, узнав о выступлении крымцев в Малороссию для соединения с гетманом Выговским, донцы бросились на 30 стругах в море и понесли смерть и ужас по всему крымскому побережью. От берегов Крыма они перешли на Таманский полуостров и уничтожили там все улусы до Темрюка, потом появились на берегах Малой Азии и даже близ Царьграда. Руководителем этого похода был промосковский атаман Корнила Яковлев. Турция послала в Москву извещение, что она считает днепровских казаков свободными от власти московского царя. Статьи Переяславского договора всё ещё не применялись в жизни. Московское правительство трактовало его, как подданство, а казаки, особенно в части старшинской, понимали договор, как соглашение о персональной унии, то есть ожидали покровительства единоверного государя взамен за постоянную и верную ему службу с оружием в руках, но без нарушения широкой казачьей автономии. Чувствуя, что Москва заинтересована в продолжение беспорядков и возможно большем обнищании Гетманщины, Выговский обратил свои взоры к Польше. Он вступил в переговоры с королём и тайно перешёл на его сторону. 6 сентября 1658 года Иван Выговский сделал серьёзный шаг в попытке выйти из длящейся уже 10 лет войны хоть с каким-то приемлемым для казаков результатом. Он вновь попытался превратить двуединую польско-литовскую Речь Посполитую в триединую республику польско-литовско-казачью. Договор в Гадяче, подписанный представителями польско-литовской Короны, с одной стороны, и Иваном Выговским, гетманом Войска Запорожского и обеих сторон Днепра, с другой стороны, устанавливал присоединение казачьей Гетманщины к Речи Посполитой на тех же основаниях, на каких по Люблинской Унии в 1569 году произошло соединение Литвы и Польши. По его смыслу должна была родиться федерация трёх равноправных народов, пользующихся широкими автономными правами в границах общего межгосударственного союза. Раньше Хмельницкий и казаки ничего другого и не желали. Но после новой кровавой борьбы с поляками, после Переяславского договора - персональной унии с Московией, Гадяцкий договор пришёл слишком поздно. Он был утверждён польским Сеймом в 1659 году, но оказался лишь бумажным актом. Казачий край на Днепре находился в центре противоположных интересов соседних держав - Польши, России и Турции. Каждая из этих стран претендовала на казачьи земли и старательно разрушала всякую попытку соглашения казаков с двумя другими. В этом споре выиграла Москва. Договор в Гадяче не был проведён в жизнь и остался для истории только показателем политических чаяний одной из казачьих партий той эпохи.

       17 октября 1659 года в Переяславле состоялась промосковская Рада. От имени обеих сторон Днепра было постановлено отнять знамя у Выговского и передать его Юрию Хмельницкому. Старые и новые статьи определяли обязанности гетмана и казаков, в которых указывалось, что гетман с войсками должен быть готовым на царскую службу. Без государева указу на войну не ходить. Полковники и посольства принесли присягу московскому царю. Но среди казаков-противников присоединения к Москве выражалось неудовольствие. Наступал период одновременного существования нескольких гетманов, имевших разных иностранных покровителей. Днепровские казаки оказались разделёны по противоборствующим лагерям, что в конечном итоге всегда приводило к отрицательному результату: воюя друг с другом, казаки неизменно использовались какой-то третьей, не казачьей силой. Естественно, эта третья сила не была заинтересована в существовании сильного Казачьего Государства.

       Материал предоставил Александр Дзиковицкий, Всеказачий Общественный Центр. Текст подготовил Виктор Богун.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения