Главная » Женские новости » КАЗАКИ И ЦЕРКОВЬ ХРИСТОВА. ПЯТЫЙ ВЗГЛЯД ИЗВНЕ. ЧАСТЬ 2.

КАЗАКИ И ЦЕРКОВЬ ХРИСТОВА. ПЯТЫЙ ВЗГЛЯД ИЗВНЕ. ЧАСТЬ 2.

14.10.2018 21:25

       К нам в редакцию пришло интересное обращение по ситуации в казачестве и его взаимоотношениях с РПЦ. Предупреждение - данный цикл статей не преследует никакой цели, кроме цели не преследовать никакой цели. Автор не призывает к чему-либо или ненависти к кому-либо. Есть собственное субъективное и оценочное мнение, которое разрешено высказывать любому гражданину страны. Насколько данные аргументы совпадают с действительностью, нам не известно и скорее всего это не истина в последней инстанции, а эмоциональная разгрузка человека, который переживает за бытиё в целом. Мы не берёмся давать оценку в связи с новым пакетом законопроекта И. А. Яровой. «Во времена всеобщей лжи говорить правду - это экстремизм» - (Джордж Оруэлл). Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть данных фактов. Информация взята из открытых источников. Всё что вы видите – это слухи и домыслы и нечего более. Редакция не разделяет мнения автора. Итак, ниже публикуем заявление в авторской форме, немного подправив некоторые щекотливые моменты.

       Из «Заветов» Игната Некрасова:

       «Попа в дела Круга не пускать. Попа ставит Круг. Попа, не исполняющего волю Круга, можно убить…».

       Конечно, сторонники всевластия иерархов МП РПЦ могут возразить, что «Заветы» Игната были устаревшими, негосударственными и во времена позднейшие в России отношения были иными. Но что считать «временами позднейшими», и каковы были эти «иные» отношения? Казачий энтузиаст-историк Е. П. Савельев в своей известной книге «Древняя история казачества» зафиксировал такие взаимоотношения между церковными служителями и донским атаманом гораздо позже разгрома Дона Петром-I и после подчинения казаков верховной власти:

       «В 1762 году, после присоединения Дона к воронежской епархии, епископ Иоаким доносил Синоду, что казаки под страхом наказания запрещают своим священникам слушаться распоряжений архиерея и судят их по своим обычаям в Кругу. В 1765 году воронежский епископ Тихон доносил, что казачьи церкви не ведут венечных записей и что атаман Иловайский набил колодки на протопопа за то, что тот осмелился власть своего владыки (то есть епископа) поставить выше веча, то есть войскового Круга».

       Терский атаман С. А. Клименко - бывший начальник налоговой полиции, имеющий теперь свой личный бизнес, - закономерно показал себя в качестве капитулянта. Протянув свои шаловливые ручки к коньячному заводу, он тут же получил по ним от другого «свежепойманного казака» - полпреда Хлопонина, который отшлёпал Клименко посредством «церковного казака» Кирилла Маленького. И Клименко тут же сбежал с поля наметившейся битвы за казачью честь, получив в награду освобождение от ужасной эпитимьи. Гораздо более по-казачьи повёл себя атаман ЦКВ В. И. Налимов, порвав вручённую ему «филькину грамоту». Подняв бурю негодования в казачьей среде против себя лично и против представляемого им «сталинского варианта православной Церкви», Кирилл Маленький, ничтоже сумняшеся, уже 9 ноября 2013 года в конференц-зале гостиницы «Планета» в Минске возглавил работу конференции «по взаимодействию Церкви и казачества» с заявленной темой «Особенности духовного окормления казачества в Беларуси». Здесь митрополит МП РПЦ Кирилл, явно не имея в виду самого себя, во всеуслышание объявил:

       «Больше всего сегодня печалит то, что очень креативная и очень сильная часть общества - казачество - сегодня разделена».

       Наверное, он так высоко оценил свои усилия в этом направлении, лишь слегка завуалировав удовольствие лицемерным сожалением. Но он ошибался. Вопреки сказанному, как раз тогда, когда Кирилл Маленький начал свои гонения на опричных атаманов, даже многолетние противники реестра частично перешли к поддержке реестровиков. По крайней мере, к моральной поддержке гонимых. Так, 13 декабря 2013 года А. Дзиковицкий опубликовал в интернете Обращение «Против заговора и заговорщиков в ЦКВ» в поддержку атамана В. И. Налимова. Вот его содержание (в сокращении):

       «Никогда в истории не бывало такого, чтобы люди, обслуживающие какие-либо потребности кого-то (в том числе и религиозные) по личному (то есть добровольному) желанию обслуживаемых, начинали вдруг командовать, смещать и назначать своих нанимателей на должности, выносить и назначать им, нанимателям, какие-то наказания, объявлять им запреты на что-то и обязывать их к чему-то! Просто бред какой-то и торжество идиотизма! Какого рожна вообще священники занялись чужими вопросами, активно вмешиваясь во внутренние дела другого (заметим, не церковного) организма - казаков? И даже выступая в качестве застрельщиков бунтов, их активных участников и заговорщиков-провокаторов внутри казачества? Это ли то самое «Божеское дело», ради которого их позвали присутствовать среди себя казаки? Присутствовать, но не начальствовать! Ведь их не звали в качестве летописных варягов - «... придите и володейте нами!»? С такими, забывшими своё место работниками, даже не казаки издавна поступали соответственно: сперва наказывали за дерзость, а потом объявляли нерадивым, что более не нуждаются в их услугах! Никогда не бывало и не должно быть, чтобы вольный казак сажал себе на шею какого-либо «комиссара», да ещё и добровольно изъявляя желание раболепствовать и угождать ему! Вся казачья история - это непрерывная борьба и цепь восстаний за сохранение былых казачьих прав и вольностей, которые всё время не давали покоя желающим «возглавить» казаков, да «покомандовать» ими. К сожалению, попы (Православная Вера и её служители - суть не одно и то же) всегда славились искусством тайных заговоров и «подковёрной борьбы», в результате которой в нашем случае им удалось сколотить внутри Центрального казачьего Войска заговорщическую антиатаманскую группировку. Но любое нарушение правил и традиций казачества в этом стержневом для сохранения быта казачества вопросе - это подрыв самого казачьего сообщества, Братства, его смысла. И потому у заговорщиков это - явная игра в пользу казачьих врагов, которых не только просто немало, но и, как оказалось, немало и внутри церковной верхушки МП РПЦ. Нам прекрасно известно отношение к произошедшему и к самому факту наличия в ЦКВ заговора со стороны подавляющего большинства простых казаков. Они, да и не только те, которые состоят в ЦКВ, до глубины их казачьих душ потрясены наглостью вторжения в казачий мир «со своим уставом» группировки церковников…».

       История с эпитимьей вызвала многочисленные отклики. Уже сам по себе факт публичного наложения эпитимьи архиереем на атамана - событие по нынешним временам из ряда вон выходящее. На одном из сайтов помимо сообщения о самом событии был опубликован комментарий главного редактора официального интернет-сайта Ставропольской и Невинномысской епархии священника Антония Скрынникова с характерным названием:

       «Часть казаков не просто вели себя вызывающе, но нарушали церковные установления».

       А вот статья на эту тему казака Сергея Халина из Ярославской области и члена ЦКВ. Статья, может быть, чересчур эмоциональная, но написана она верующим человеком. Итак, статья С. Халина, которая дана с небольшим сокращением:

       «Многие казаки отнеслись негативно к решению владыки. 29 сентября 2013 года на эту реакцию казаков появился комментарий на страничке ЖЖ главного редактора официального сайта Ставропольской и Невинномысской епархии священника Антония Скрынникова. Где устами священника Антония казаки были обвинёны в нарушении 56 Апостольского правила и 8 правила IV Вселенского Собора. Через два дня, 1.10.2013 года владыка счёл возможным более подробно разъяснить причины наложенных прещений:

       «Оба атамана, на которых я наложил эпитимью, совершили греховные деяния. Какие? Ну, во-первых, оба стали противопоставлять свою деятельность, и раз они атаманы целого Войска - деятельность десятков тысяч казаков, власти. Ну, во-первых, были написаны письма президенту. Они могли писать такое письмо только лишь в адрес председателя Совета при президенте по делам казачества. Или, скажем, полномочного представителя, или губернатору, или в окружную комиссию по казачеству. Второе. Те пункты, которые указаны в этих заявлениях или прошениях - во-первых, они абсурдны. Во-вторых, они, конечно, разжигают нехорошее настроение казаков по отношению к власти и впрямую показывают то, что, якобы, когда-то у казаков всё это было отобрано. Да, в советское время очень много было национализировано, и церковного имущества, и казачьего, и у дворян наших, и капиталистов, и сельхозпроизводителей. Это так. Но ведь сегодня никто не выходит на улицы, никто сегодня не пытается требовать у государства, и в довольно жёсткой форме, возвращения своего имущества. На это есть право. И если будут приняты новые законы, то по этим законам будет, возможно, передаваться, возвращаться имущество. И сегодня такой Закон в отношении передачи Церкви имущества есть, он принят в 2010 году. И процесс передачи недвижимого имущества, сегодня, на основании Закона, осуществляется».

       Результатом этих прещений, - продолжал свою мысль казак С. Халин, - явилось прошение об отставке атамана ТВКО Клименко (кстати, владыка уже предложил на его должность другого человека) и открытый конфликт атамана ЦКВ Налимова с РПЦ МП. Кроме того, распоряжением президента № 369-рп от 4 октября 2013 года Налимов был выведен из состава Совета при Президенте РФ по делам казачества. Более серьёзная проблема в другом, я бы её сравнил с ударом ножом в спину: казаков теперь пытается ломать ещё и Церковь. Вернее, некоторые иерархи РПЦ МП, фарисейски манипулируя церковными канонами. Отчего Церковью в грех казакам вменяется не какое-нибудь прямое или косвенное нарушение заповедей (ложь, убийство, осуждение и тому подобное), а написание письма, мнимое нарушение светской субординации? Насколько мне известно, в Российской империи случались эпитимьи за нарушение государственных законов, но их и накладывали гражданские суды. Но в нашем-то случае даже этого не было. Кроме того, казаки никак не подпадают под определение 56 Апостольского правила и 8 правила IV Вселенского Собора. Казаки не клир, и в отличие от клира не давали обет послушания своему архиерею. Казаки не причт и не миряне при монастырях, чтобы подчинятся архиерею как начальствующему. По этому вопросу каноны Церкви говорят строго обратное:

       «Епископ, или пресвитер, или диакон, да не приемлет на себя мирских попечений. Α иначе да будет извержен от священнаго чина» - (6-е Апостольское правило).

       «Рекли мы, яко не подобает епископу, или пресвитеру вдаватися в народныя управления, но неупустительно быти при делах церковных. Или убо да будет убежден сего не творити, или да будет извержен. Ибо никто же может двум господам работати, по Господней заповеди» - (Мф. 6, 24. 81-е Апостольское правило).

       «Епископ, или пресвитер, или диакон, в воинском деле упражняющийся, и хотящий удержати обое, то есть, римское начальство и священническую должность: да будет извержен из священного чина. Ибо кесарева кесареви, и Божия Богови» - (Мф. 22: 21. 83-е Апостольское правило).

       «… не надлежит приимати на себя мирских и житейских попечений, яко же божественными правилами возбранено сие творити» - (10-е правило VII Вселенского Собора).

       Неужели отстранение от должности Войскового атамана, назначение вместо него исполняющего обязанности, а затем выдвижение кандидатуры другого - это не принятие на себя мирских попечений, не участие в народном управлении, не вмешательство в воинские дела? Или это та самая вожделенная свобода архиереев от царя, от оберпрокуратуры, дошедшая до своего логического максимума - свободы от народа Божия, от Поместного Собора, от канонов - от Бога?».

       Ещё один интернет-отклик:

       «Просто нет слов! Обратите внимание, что создаётся полное ощущение того, что выступает совсем не представитель религиозной организации (Кирилл Маленький), официально отделённой по Конституции от государства. Так обычно говорит чиновник, посчитавший себя вправе отстранять от власти другого государственного чиновника рангом поменьше. Причём явно видно, что митрополит прочно ассоциирует себя с официальными представителями власти, прямо перечисляя их, и отказывает атаману в праве непосредственно обращаться к своему верховному главнокомандующему. Всё это было бы забавно, если бы за этим не стояло что-то гораздо более серьёзное (помимо имущественных интересов, о которых много говорят в Терском Войске, но которые мы просто не проверяли, ибо не интересно - обязательно всплывёт позже, для РПЦ это уже характерно). Далее спор о полномочиях Церкви в отношении казачества перешёл в Центральное казачье Войско, возглавляемое атаманом генералом Налимовым. За что генерал также получил свою эпитимью (впрочем, как и ещё несколько атаманов Войск). Рабочее совещание Председателя Совета при президенте Российской Федерации по делам казачества с атаманами одиннадцати реестровых казачьих обществ и представителями органов власти. Отчётливо виден президиум, а в нём - трогательная «симфония» властей. После этого совещания митрополит Кирилл, выйдя из почётного президиума (дуумвират прямо-таки), выдал новую эпитимью уже генералу Налимову, на этот раз более краткую и категоричную. С ясными, недвусмысленными и по-военному чёткими приказами, по старой привычке всё же дополненными цитатами из Писания. Митрополит против Атамана. Кто кого? Вроде бы всё ясно - митрополит грубо нарушил Конституцию, законы РФ и не писаные традиции казачества. Теоретически, он просто должен был извиниться и постараться спустить это дело на тормозах. Так же теоретически, его начальник должен был пожурить не в меру разбушевавшегося митрополита. Но не тут-то было! Более того, действия митрополита получили полное одобрение и поддержку со стороны Совета по делам казачества. Используя митрополита, они начали «большую зачистку казачьей поляны», снимая неугодных им атаманов. С некоторым удивлением необходимо отметить следующее. Казаки всё время посмеивались над ЦКВ (охватывающим 18 центральных регионов России, входящих в ЦФО), называя его войском «паркетных казаков» и «москалей». Но именно ЦКВ, не получающее никаких дотаций и денег из бюджета, вдруг из всех 11 Войск решилось выступить в защиту Конституции, законов РФ и просто казачьих традиций. И не было поддержано, кстати, большинством других атаманов, предпочитающих смотреть на всё со стороны. Чудны дела Твои …».

       И ещё казаки ЦКВ выпустили сатиру на Московскую патриархию в духе «Письма к турецкому султану»:

       «Анадысь, ни с того ни с сего, пнули нас с той стороны, с которой мы и не ожидали вообще. Появился на Руси такой митрополит чего-то там Кирилл (но не патриарх - тот Кирилл Большой, а ентого казаки уже между собой кличут Кириллом Маленьким, прозвище теперича у него такое). Ядрёный такой, живёт пространно. Увежливый к казакам поначалу был. Но дюже буйнай оказался мужик. Стал вдруг председателем Церковного комитета по делам казачества, трошки огляделся, да и вскагакался. Официальный день казачества назначил самочинно на 1-е сентября, будто мы школьники какие. А тут взял в одно час и наложил анафему на Терского атамана Клименко, а потом, увлёкшись и раззадорившись, начал раздавать жменями свои епитимьи налево и направо, да всё зазря, не по совести. Наш Батька, атаман Налимов, попытался уразумить митрополита. Указал ему на то, что должон тот служить в церкви, да грехи свои и казачьи замаливать, а не отстранять атаманов от должности, как это было в Ессентуках на казацком Большом Круге. Напомнил митрополиту, что войскового атамана избирают казаки, то есть мы, братья, и утверждает сам президент. Обмишурился, значит, митрополит. Но вот те результат: вместо благодарности за науку наш атаман получил личную епитимью, которую тут же с великого горя и недоумения порвал и выбросил в урну. Теперь митрополит тот байки сказывает, что, мол, Батька при этом дюже бранился. Брешет. Наш Батька относится к Церкви с большим уважением (а потому и вразумлял добрым и ласковым словом, а не нагайкой, как положено исстари). Но митрополит не успокоился, а пожалился своему начальнику и кому-то из больших как бы казачьих чинов. В результате чего за усердие Кирилл Маленький надысь получил церковный орден из рук Кирилла Большого, а Батьке указали на дверь в Совете при президенте, который возглавляет якобы казак Беглов. Тот самый, который как-то признался при свидетелях, что его дедов в Петербурге казаки пороли, за что ему обидно вусмерть. Может он нам за это и решил отплатить, ну как сможно стало? И тут у нас возник вопрос, от которого ноне спится худо. Сегодня Кирилл Маленький, разобидевшись на непослушных казаков, походя, раздаёт епитимьи и, не сумлеваясь, отстраняет казачьих генералов и полковников от должностей, а завтра чё? Его тёзка, Кирилл Большой, также не подумамши с утра, захочет епитимью наложить и отстранить от должности кого повыше? Страшно подумать, может быть и самого президента… ».

       Последние события не могли не внести раскол в казачество. И они его внесли. На последнем Международном казачьем фестивале в Москве был слышен ряд весьма нелицеприятных слов простых казаков в адрес «попов». Ряд казаков на юге рассматривал тогда вопрос перехода в староверы или старообрядцы. Как следствие, активизировалась работа с казаками со стороны РПЦЗ(А) (агафангеловцы), РПЦЗ(В) (витальевцы) и ИПЦ (Истинно-Православной Церкви), что и следовало ожидать в сложившейся ситуации. Очевидно, грубое нарушение казачьих традиций, уставов и законов должно было иметь весьма крупные и долгосрочные последствия. А вот саркастический комментарий произошедшего, озвученный в интернете явным «неоязычником»:

       «РПЦ через своих попов ставит вас на колени? Как там звучит пункт восьмой итоговой резолюции знаменитой конференции, проведённой под предводительством Клыча, от которой было столько радости у казарлинцев? Казаки являются христианским народом и признают ведущую роль Православной Церкви в духовно-нравственных вопросах».

       Так вот, если признаёте, значит - молча на колени и ползком к ногам Беглова! И по поводу Хопра рты теперь позатыкайте, освятили попы, которые у вас «ведущие», буровые установки, значит - это уже по воле Божьей будут добывать никель, а вам, смердам, на коленках теперь надо ползти к Махмудову Искандару Кахрамоновичу и просить у него прощения с иконой в руках за предыдущее бузотёрство. Чего ещё кому не понятно? Независимо от правовых и моральных вопросов и оценок действий митрополита МП РПЦ, имеются три вопроса и к самим опричникам, называющим себя казаками:

       1. Как вообще получилось, что Кирилл Маленький, не будучи казаком, был допущен не только произвести техническое обеспечение - освятить сам Круг, но и выступать на нём не в качестве обладателя совещательного голоса, а как полноправный казак?

       2. Как получилось, что иногородний Кирилл Маленький посмел оспаривать принятое собравшимися казаками решение? Ведь он заявил:

       «Я считаю работу атамана неудовлетворительной».

       Почему казаки не смогли ему ответить:

       «Кто ты такой, чтобы вообще что-то считать в казачьем Кругу?».

       3. Как получилось, что казаки, принявшие одно решение, «образумились» после речей иногороднего гостя (Кирилла Маленького), а под воздействием какого-то «отца Павла», скорее всего такого же иногороднего, посмевшего их «осадить», казаки смирились и извинились?

       Спустя время, уже 30 октября 2015 года на информационном портале «Российскому казачеству посвящается» появился материал священника МП РПЦ Дмитрия Ненарокова, сторонника атамана В. И. Налимова, под названием «Неопубликованное интервью со священником Димитрием Ненароковым», часть 1. Не разделяя многие из взглядов этого священнослужителя, автор, тем не менее, приводит те части его публикации, которые помогают читателю лучше понять сложившуюся ситуацию, поскольку отец Дмитрий находился непосредственно в эпицентре описываемых событий. Итак, выдержки из интервью.

       «Ваш взгляд на события всегда несколько отличается от мнения тех, кого в последнее время иногда называют «популярными проповедниками». Что вам мешает сейчас выйти на более широкую аудиторию слушателей и читателей?

       - Саму возможность выражать своё мнение вслух считаю уже чудом Божиим. В последнее время простые священники не имеют такой возможности - им, как правило, священноначалие просто запрещает иметь собственные блоги. По крайней мере, содержание таких блогов строго отслеживается «надзорными инстанциями» епархий: всякое выхождение за чётко очерченные рамки дозволенного священнику грозит неприятностями. И такие случаи мне известны. Мы знаем, что из Чистого переулка (постоянная резиденция патриарха Кирилла Большого - Примечание автора) вышел указ, предписывающий брать на контроль участие духовенства в социальных сетях. После этого многие священники «вдруг» замолчали.

       - Но ведь патриарх Кирилл неоднократно заявлял о том, что Церковь должна не отставать от своих оппонентов - православная духовная миссия обязательна в СМИ, в том числе в электронных изданиях и социальных сетях?

       - Заявления святейшего, к сожалению, часто бывают взаимоисключающими. Возвращаясь к предыдущему вопросу касательно «популярных проповедников» могу сказать одно: от имени Церкви говорят многие, но голос Церкви остаётся, в основном, неслышим. Это парадокс. Мне думается, что этим проповедникам и разрешают вещать, чтобы в многоголосии и разнообразии частных мнений было утоплено нечто главное - то, что от нас тщательно скрывают.

       - Но Вам же не мешают и не запрещают говорить? Ваши статьи перепечатываются в разных Интернет-ресурсах.

       - Как раз мне запрещено это делать. Я делаю вопреки, слушаясь голоса своей священнической совести.

       - Как запрещено?

       - В октябре 2013 года начался новый виток уничтожения казачества в России. Во главе сего злодеяния стояли, да и ныне стоят не только видные чиновники: А. Д. Беглов, полномочный представитель президента РФ в ЦФО, и А. В. Ярин, его заместитель, но, к великому сожалению и смущению нашему, - митрополит Кирилл, председатель Синодального отдела РПЦ по взаимодействию с казачеством. Об этом процессе, метко названным казаками «казачьим майданом», много написано, в том числе мною, обращений, писем, аналитических статей. Для меня ключевым стало обращение, подписанное мною от лица казаков Москвы на имя святейшего патриарха. В этом документе была заключена просьба к патриарху, урегулировать ситуацию в Синодальном отделе, минимизировать урон авторитету Церкви, причинённый митрополитом Кириллом в среде казаков. С тех пор прошло уже два года, и я вижу, что обращение было абсолютно верным и своевременным. Председатель Синодального отдела подал на меня жалобу моему епархиальному начальству. И хотя две дисциплинарные комиссии не нашли ровно ничего предосудительного в моих действиях и словах, в Москве «на всякий случай» мне запретили и служить, и проповедовать, и общаться с молодёжью. Можно сказать, я попал в опальный список. Примечательна и уникальна сама формулировка моего запрета, служить в Москве:

       «До подтверждения статуса атамана В. И. Налимова».

       Какое это имеет отношение к Церкви? Никакого. Владыка Пантелеимон просто испугался. Я не был удивлён - за редким исключением, архиереи всегда, не разбираясь, «сдают» священников, боясь за них заступиться. Дальнейшие события в российском казачестве развивались параллельно с киевским майданом и так же стремительно. Молчать я не имел права. Тогда же были созданы сайт «Российскому казачеству посвящается» и блог в «Вконтакте».

       - О «казачьем майдане» что-то просачивалось в прессу. Но нам, журналистам, так и не стало понятным, что же случилось. Можете об этом подробнее?

       - Осенью 2013 года планировался майдан в Киеве, который, как и ожидалось, закончился государственным переворотом 22 февраля 2014 года. Совершенно очевидно, что подобных событий ждали и в Москве. Недаром после избрания в марте 2012 года нового президента многие политологи прогнозировали ему срок президентства до декабря 2014 года. Для осуществления майданного сценария в Москве, прежде всего, необходимо было устранить, ослабив и расколов единственно легально военизированную часть российской общественности - а именно казачество, которое всегда традиционно однозначно поддерживало Путина. Основные удары были нанесены по Центральному, Терскому, Донскому и Забайкальскому казачьим войскам, затем и по всем остальным. Переворот в российском казачестве состоялся день в день с украинским - 22 февраля 2014 года - когда минуя все государственные законы и нормы, не говоря уже о традициях, в отсутствии действующего и никем не отстранённого от управления атамана Войска, был проведён так называемый Большой Перевыборный Круг ЦКВ. Больнее всего то, что рядовых казаков сделали статистами в грязной политической игре. Ещё больнее, что в ней одну из главных ролей сыграло духовенство в лице Синодального отдела. Самым страшным последствием амбиций митрополита Кирилла явилось то, что очень и очень многие неокрепшие в вере казачьи души - в целом больше трети - отвернулись от Церкви, ушли в никуда или влились в ряды открытых врагов Церкви - неоязычников. Я написал по этому поводу статью «Ha-nozri, или новая казачья Голгофа», которая выложена на сайте «Российскому казачеству посвящается» и в моих блогах в «Вконтакте» и на Фейсбуке. Эту статью официальная «казачья власть» строго-настрого запретила, где бы то ни было печатать.

       - Неужели всё настолько драматично?

       - Настолько и даже более. Российское казачество как проект начала 1990-х перестало существовать. Конечно, есть разные красивые картинки, примеры отдельных «успешных» подразделений и казачьих общин. Но это не отменяет общую ситуацию. Несмотря на громкие фразы, на государственные «концепции» и «стратегии», государственный вектор в целом, как и ожидалось, направлен против казаков. На «Ассамблее народов России» летом сего года казачьим атаманам, приехавшим со всех уголков страны, было запрещено говорить о геноциде казаков, как о несуществующем историческом факте. Выводы делайте сами. Результат этой спланированной и чётко проводимой антиказачьей политики в государстве - фактически полностью развалившиеся исторические казачьи Войска, разброд и шатание в рядах атаманов и рядовых казаков, постоянно подогреваемые извне расколы и распри внутри казачьего руководства. Как я уже много раз писал - геноцид в отношении казаков ни на день не прекращался, так как не менялась с 1917 года сакральная сущность власти. Сейчас геноцид принял другие формы и ведётся другими средствами.

       - Вы так ярко говорите о геноциде. А ведь вот совсем недавно, с 13 по 15 октября, в Новочеркасске состоялся V Всемирный Конгресс казаков. Как Вы можете его оценить?

       - Когда казаки собираются вместе поговорить о насущном, тем более - решить какие-то свои проблемы - это всегда «любо». Вместе с тем, я вижу несколько всё иначе, глубже. Приведу лишь отдельные штрихи-детали, которые многое позволяют трезво оценить. Первый пример: на реставрацию Вознесенского войскового всеказачьего собора было потрачено 700 миллионов бюджетных денег, однако на патриаршее освящение сей главной казачьей святыни казаков не пустили. Их не пустили на патриаршую службу - они мёрзли несколько часов на улице возле храма. … Третий пример - самый вопиющий. Это суд по иску, который подал незаконно отстранённый от управления Войска Атаман Налимов. У тех, кто непосредственно столкнулся с происходившим тогда, на какое-то время попросту опустились руки от столь циничного и явного беззакония на государственном уровне.

       - Всё действительно так мрачно?

       - Нет. Отнюдь не мрачно! Наконец-то казаки, да и весь русский народ начали понимать, кто есть кто. Наконец-то перестали быть столь доверчивыми к «лукавым царедворцам». Казаки в массе своей всё поняли и осознали себя народом…».

       Как бы то ни было, Московская патриархия, опираясь на кремлёвскую власть, показательно для других переломала через колено атамана Налимова. Но совместный натиск чиновничества и МП РПЦ лишь расколол прежде единое реестровое казачье Войско, выдавив из него потенциально протестную часть казаков, ставшую теперь «общественным ЦКВ». И был образован новый реестр ЦКВ, куда тут же поставили «атаманом» генерал-лейтенанта действующего резерва ФСБ И. К. Миронова. Такой вот получился практический результат «взаимодействия» казаков-опричников с Московской патриархией.

        Александр Дзиковицкий, Всеказачий Общественный Центр. Текст статьи одобрен и поддержан Головным Активом Всеказачьего Общественного Центра.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения