Главная » Казаки » КАЗАЧЬЯ ЦЕРКОВЬ. ЧАСТЬ 1.

КАЗАЧЬЯ ЦЕРКОВЬ. ЧАСТЬ 1.

16.02.2019 18:09

       Совместная инициатива Всеказачьего Общественного Центра и одного из братств Катакомбной ИПЦ по воссозданию исконной Казачьей Церкви получила реальное и практическое воплощение в субботу 15 декабря 2018 года, в дни поминовения апостола Андрея Первозванного, первокрестителя предков Казачьего Народа - скифов, аланов и иных, проживавших в I веке на Северном Кавказе и в Причерноморье. Пока община Москвы и Подмосковья решила собираться на совместное богослужение и последующее общение не слишком часто, примерно раз в месяц-полтора, поскольку многим прихожанам для этого приходится ездить издалека. Так, следующая встреча общины с проведением праздничной службы намечена на 6 января 2019 года - в канун Рождества Христова. После учреждения первой в новейшей истории общины (прихода) Казачьей Церкви на территории Москвы и Подмосковья, а затем распространения информации об этом, выявилось несколько интересных и немаловажных моментов, которые нам необходимо принять к сведению и учитывать в дальнейшем церковном строительстве:

       1. Что создание общины является вполне назревшим делом и многие этнические казаки с огромным одобрением и даже воодушевлением отнеслись к такой информации. Резко выросло число просмотров информационной статьи на сайте Всеказачьего Общественного Центра, где она была размещена. Более того, с Дальнего Востока сообщили, что подготовкой создания прихода Казачьей Церкви там занимаются независимо от нас и, как было сказано, мы только опередили их инициативу на месяц-полтора. И о намерении сформировать свои общины (приходы) Казачьей Церкви нам сообщили некоторые из межрегиональных координаторов Всеказачьего Общественного Центра.

       2. Было подсказано одно из перспективных направлений работы по воссозданию Казачьей Церкви - наладить связи с потомками казаков-некрасовцев, проживающих в Румынии. У них до сих пор церковная жизнь строится по древним, исключительно демократическим казачьим церковным обыкновениям, и потому их приходы - это уже фактически состоявшиеся церковные низовые звенья (фундамент) Казачьей Церкви.

       3. Стало ясно, что даже в этнической казачьей среде не все понимают, что такое Казачья Церковь и некоторые считают, что это либо древлеправославие, либо вообще принесённое из Москвы на Дон и Кавказ старообрядчество (то есть дониконианское российское православие). Да, относительно древлеправославия это в значительной степени именно так и есть, но только тут забывается, что архиереи казачьих диоцезов (епархий, епископий) в последней инстанции, в значительной мере просто символически, но всё-таки утверждались Константинопольским патриархом, что было выражением единства восточного православного мира. И тут перед Казачьей Церковью, и вообще перед заинтересованными казаками, стоит важная задача поддержания уважительных контактов, разъяснения и взаимного разрешения всех спорных вопросов, вызывающих какие-либо непонимания или несогласия в казачьей среде.

       4. Поскольку информация о создании общины Казачьей Церкви Москвы и Подмосковья была распространена не только на казачьих Интернет-ресурсах, но и на многих не казачьих, было ещё раз подтверждено давно известное: в российском обществе до сих пор превалирует полная сумятица в отношении к Казачьему Народу - российские люди упорно «валят в одну кучу» казаков по национальности, и «казаков» по реестрово-холуйскому служению властям.

       5. Также стало ясно (что, в общем-то, никогда и не было секретом), что о церковных вопросах с удовольствием любят по рассуждать совершенно далёкие от их понимания россияне, лишь бы только излить свой негатив на казаков. Некоторые из таких, отрицательно отзываясь на создание Казачьей Церкви, приводят в качестве «убийственного» аргумента довод о том, что, мол:

       «Церковь - едина»!

       Но не из-за этого ли «единства» и существуют разные юрисдикции даже внутри Православия? Часть, из которых кем-то признаются «каноническими», а часть - кем-то не признаются таковыми? И не из-за этого ли «единства» сейчас патриархи Вселенский и Московский друг друга называют «неканоническими», а последний даже отлучает и предаёт анафеме архиереев, поддерживающих позицию Константинопольского патриарха Варфоломея?

       Да и вообще, так называемые «противники расколов» должны хоть немного соизмерять свои высоко-духовные и нравоучительные речи с реальной действительностью. Ведь в нашем преобладающе далёком от всякой религиозности, и даже в огромном большинстве бездуховном обществе гораздо более актуальным является не абстрактный церковный антагонизм разных православных юрисдикций, а социальный, порождённый гигантским имущественным неравенством между беднейшим большинством и ничтожной кучкой сверхбогачей. Разрыв между ними - самый большой во всём мире, но это никого почему-то не пугает и не заставляет даже задуматься. И такое пренебрежение опаснейшим для государственного бытия расслоением и тотальной несправедливостью, вплоть до взаимной ненависти и злорадства, между «верхами» и «низами» населения делает совершенно несерьёзными стенания по поводу любых организационно-церковных разногласий. Поскольку в любых церковных расколах всегда лежал и лежит именно имущественный и социальный вопрос, без наличия которого никакие религиозные споры не могли бы даже выплеснуться за стены отдельных храмов и монастырей. А в дополнение к настоящей статье мы предполагали разместить полноформатный видеоматериал, который был добросовестно отснят на учреждении общины Казачьей Церкви руководителем КИАЦ А.А. Зборовским. Это видео не было помещено на его сайте, хотя могло бы дать его (сайта) посетителям полное и неискажённое чьим-то субъективным мнением впечатление от прошедшего мероприятия. Как потом оказалось, с размещением этого материала были большие сложности по причине его большого объёма (более 2-х часов). Определённые трудности были даже в его пересылке на электронную почту. Поэтому видео мы так и не получили, но зато смогли оценить заметку, которую разместил 17 декабря 2018 года на сайте КИАЦ его руководитель Алексей Альбертович. Также мы получили возможность оценить и три отзыва (на 8.00 19.12.2018 года), которые, возможно, говорят о том, что аудитория КИАЦ состоит из определённой категории людей, поскольку в социальных сетях мы видели разноречивые отзывы на прочитанную информацию о создании общины, а здесь - строго однобокие.

       В целом на КИАЦ сообщение и комментарии на создание первого прихода Казачьей Церкви получились негативными, и прозвучало мнение «о недопустимости раскола». В дальнейшем последовал телефонный разговор с А. А. Зборовским, из которого следовало, что отрицательные отзывы на информацию о создании прихода Казачьей Церкви поступали к нему и по другим каналам - на электронную почту и по телефону, всего порядка 10 сообщений, в том числе и от одного из казаков-старообрядцев. Не буду возмущаться или пытаться переубедить противников Казачьей Церкви. Вместо дискуссии по этому поводу и малопродуктивных споров хотелось бы лишь привести один из альтернативных откликов, которых, в отличие от КИАЦ, от казаков ко мне поступило намного больше, чем отрицательных (отрицательные в основном давали не казаки - люди с русскими и нерусскими именами и фамилиями). Приводимый мною альтернативный отклик написал председатель Национального Совета Казаков (НСК) М. М. Болдырев, указавший на то, что уже 10 лет назад в Программе НСК поднимался вопрос о необходимости создания своей Казачьей Церкви. Михаил Михайлович написал лидеру ВОЦ в том смысле, что:

       «Как могут казаки относиться к Московской патриархии, если она их даже не желает признавать за равноправный с другими народ?».

       А вот одна из структур Катакомбной Церкви (она не является единой организацией и распадается на ряд течений и братств) продемонстрировала совсем иное отношение. Она уважительно отнеслась к Казачьему Народу, что и позволило казакам выстраивать с ней вполне дружественные отношения. Но при этом, тем не менее, Казачья Церковь имеет возможность не смешиваться с катакомбниками «до уровня неразличимости». Именно так, о смешении «до уровня неразличимости» стали говорить в последнее время о «реестровых казачьих дружинниках» и их «любви» к патрулированию улиц под командой младших сержантов полиции. Связанность союзно-дружественных отношений с взаимным уважением разных субъектов - это и есть истинная реальность жизни! Ведь всякий союз, всякая дружба строятся исключительно на признании интересов и желаний друг друга. И никак иначе! А какое отношение в Казачьем Народе может вызывать церковная (да и любая иная) организация, прямо, в открытую, нисколько не интересуясь мнением другого, в лицо кидающая казакам свои императивные взгляды на них, как на некое «состояние духа» или, по забывчивости, как на давно законодательно отменённое «сословие»? Тут в самую пору вспомнить поговорку:

       «Как аукнется - так и откликнется!».

       А что касается приведённого в заметке КИАЦ отрывка выступления на учреждении общины казака Е. В. Косова, так оно было не одно, поднимавшее довольно острые, важные и насущные вопросы будущей жизни как отдельного ныне учреждённого казачьего прихода, так и всей строящейся Казачьей Церкви. В том числе и вопрос, поднятый казаком И. В. Александровым о написании своего церковного устава. Но все они были в результате заинтересованного и благожелательного обсуждения благополучно разрешены и казаки, задававшие «неудобные» вопросы, в конечном счете, сами, сугубо добровольно, по собственному устремлению, без уговоров и просьб со стороны других, нарекли себя прихожанами Казачьей Церкви! И все поздравили друг друга с таким решением.

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

      Александр Дзиковицкий, Всеказачий Общественный Центр.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения