Главная » Казаки » КАЗАЧЬИ ПРЕДКИ. ЧАСТЬ 9.

КАЗАЧЬИ ПРЕДКИ. ЧАСТЬ 9.

12.01.2019 18:04

       Сегодня у нас очередная статья из цикла «Древнейшие казачьи предки». Теперь мы расскажем об этнической составляющей до сих пор малопонятных многим хазар и о том, куда же подевались при образовании Хазарии жившие здесь прежде многочисленные скифские племена. И куда вообще «испарились» хазары после падения их государственности? С III по VI век нашей эры на Северо-Восточном Кавказе, в Прикаспии продолжалась тюркская сармато-гуннская государственность, в недрах которой зародился и вырос Хазарский хаканат (каганат). Государство, возникшее в конце VI века на руинах прежнего аланского мира, павшего под ударами гуннов, в русских летописях упоминается как Козары, у армян и арабов - как Казар и Казир, в «Еврейской переписке» как Казар, Кузари, Кузарим, а у греков и от них на Западе и в России - как Хазария. Кроме того, в Европе иногда писали и Газария. Хазарский хаканат был гигантским государством, со временем, занявшим всё Северное Причерноморье, включая территорию:

       - будущего Киева,

       - большую часть Крыма,

       - Приазовье,

       - Северный Кавказ,

       - Нижнее Поволжье,

       - Прикаспийское Заволжье.

       Армянский автор «Истории албан» («Истории страны Алуанк») VII века Мовсес Каганкатваци (Моисей Каланкатуйский) называет хазаров гуннами. А известный российский историограф прошлого В. Н. Татищев «добавляет туману», сообщая, что казаки существовали во времена Хазарского хаканата. Но, скорее всего, Татищев говорил не о казаках как таковых, а об их этнических предках, что не вызывает никаких сомнений. Свидетельства истории и археологии, устойчивые политические традиции, бытовая культура дают право предполагать, что при помощи новоприбывших из Азии тюрков (и в союзе с ними) прежние сарматские владетели края в лице династической группы Ансов (Ашина) создали одну из форм аланской государственности - Хазарский хаканат. И название своего государства взяли то ли в связи с этническим самоназванием «аз», звучащим в слове «Хазария», то ли присвоив себе старое имя Приазовской Кесарии (в алано-готском произношении - Кайзария). Составитель «Хронографии» Феофан сообщал:

       «Хазары, великий народ, вышедший из Берсилии, самой дальней страны Первой Сарматии».

       То есть, он прямо говорит об этнической принадлежности народа хазаров к сарматам. Но где лежала эта страна Берсилия или, в других источниках, Барсалия, из которой вышли первые хазары, называвшиеся басилами? По-тюркски: «бас» - «голова», «ил» или «эль» - «народ», то есть, получается, «главный народ». Это была прикаспийская территория Кавказа, которая на юге доходила до Дербента, а на севере - до долин Сулака и Терека. Страна Берсилия частично совпадает с той территорией, на которой в более раннее время помещались мазкуты - племя массагетов. На месте мазкутов теперь располагались гунны - эти свидетельства отражают реальное положение вещей. Речь идёт, разумеется, не только о мазкутах-массагетах, но и о более ранних этнических элементах, скорее всего относящихся к аорсам. То есть, мы вправе предположить, что стержнем хазарского этноса и создателем Хазарского государства явились сарматские племена массагетов и аорсов. А то особое положение, которое занимали в Хазарском хаканате племена азов (асов) - лишь подтверждает вывод о Хазарии, как «национальном государстве» западных сармато-аланов, создавших его в союзе с восточными пришельцами - сармато-гуннами. После ухода основной массы гунно-аланских орд на Запад, на Северо-Восточном Кавказе, рядом с Гуннским царством, в Дагестане складывается племенное предгосударство - объединение гуннов-савиров. О кочевом и воинственном образе жизни гуннов-савиров, наряду с Прокопием Кесарийским, свидетельствует сирийский автор VI века Захарий Ритор, перечисляющий 13 народов, и среди них - сабиров (савиров), «живущих в палатках, существующих мясом скота и рыб, дикими зверьми и оружием». А на Северо-Западном Кавказе (особенно в Прикубанье) в V-VI веках появилось другое предгосударство - гуннское утигуро-булгарское объединение, называвшееся в византийских документах Великой Булгарией. Оказавшись в непосредственном соседстве, аланы Кавказа вступают в контакты с савирами на востоке и булгарами на западе, начинается период их длительного этнокультурного взаимодействия и взаимовлияния. Таким образом, Северный Кавказ в III-VI веках контролировался тремя сарматскими государственными образованиями:

       - Гунно-Савирским,

       - Гунно-Булгарским,

       - Аланским примерно между ними.

       К середине VII века на северо-восток от них, на территории Нижнего Поволжья и восточной части Северного Кавказа сложилось другое сильное государственное объединение раннефеодального типа - Хазарский хаканат. История хазаров тесно связана с Западно-Тюркским хаканатом - хазары, возникшие как бы из ниоткуда в Юго-Восточной Европе в эпоху гуннского нашествия, в середине VI века были включены в состав Тюркского хаканата, а после его распада на Западный и Восточный выступили как преемники его западной части. Таким образом, степи северо-западного Прикаспия, Нижнего Поволжья и равнина Северного Дагестана стали исходной базой этого государства, а в северной части Дагестана до середины VII века находилась столица Хазарии - город Семендер. В VII веке мощное хазарское племенное объединение подчинило себе булгарское объединение. С первых дней Хазарского хаканата прикаспийские скифы (гунны-савиры), в отличие от более западных, создавших своё государственное образование - Аланию, выступают вместе с хазарами как их составная часть и, приняв политическое господство хазар, в течение почти всего времени существования хаканата покрываются, как правило, общим наименованием «хазары». Придя к власти в Хазарии, правители из рода Анса сразу же пошли по путям древних танаитов-асов. Они восстановили тесные связи с Византией, и повели вместе с нею наступление на персидское Закавказье, стремясь одновременно распространиться в прежние границы Асалании и Земли остготов. Из контекста происходивших тогда событий можно сделать вывод о значительной этнической неоднородности и пестроте населения Хазарии, как на раннем этапе её существования, так и позже. Причём этническая неоднородность и раздроблённость в равной мере были характерны и для местных аборигенных племён, и для оседавших на землю новопришлых кочевников. Таким образом, население Хазарии было полиэтничным, но с преобладанием двух родственных европеоидных тюркоязычных этнических групп - скифо-сарматов (иначе асов-аланов) и гунно-булгаров. По данным Фазари (писал в 772-773 годы), «хазары и аланы образовывали одно царство», где под «хазарами» явно понимается смешанное гунно-булгарское население. Жители Хазарии отличались даже в расовом отношении. Одни - красивые белокожие брюнеты, другие - темнокожие шатены. Араб Магриби упоминает ещё и третий расовый тип, почти дословно схожий с описанием асов-танаитов у Аммиана Марцеллина, современника аланского мира:

       «Волосы преимущественно рыжеватые, струятся по плечам, их тела велики и их натура холодная. Их край холодный и сырой. Отсюда их кожа белая, глаза голубые, их волосы - свирепость».

       Многие арабские авторы отличают хазаров от прочих тюрок и по внешности и по языку. Исхатри, Ибн Хаукал, бен Фозлан, Ибн эл Эшир, Шемс ад Дин - все говорят:

       «Казары не похожи на тюрок».

       Это свидетельство порождает некоторое недоумение. Однако, вспомнив, что полиэтническое население Хазарии резко различалось на два типа - тёмных и светлых представителей - становится более-менее понятно, что вышеуказанные авторы говорят именно об одной из этих групп населения. Но это по внешнему облику. А как быть с языком? Может, арабы имели в виду диалектные различия между местными аланами и пришедшими не столь давно из Азии гуннами и булгарами? Вопрос остаётся открытым. Но следует помнить, что наряду с государствообразующими народами аланов и гуннов, а также народами и племенами, непосредственно зависящими от хазаров, были и другие, которые, признав господство хакана, сохранили свою автономию. Нельзя ни в коем случае забывать, что в составе Хазарии были объединены многие племена, не являвшиеся в ней этнически господствующими, но, тем не менее, они были и тем самым вносили свою лепту в этническое многообразие этой империи. Так, в частности, на территории Хазарии жили народы, которые у византийского императора Константина Багрянородного носят названия чиги, касахи, папаги, абхазы. Входили и славяне степной полосы востока Европы, носившие у историков название антов и возглавлявшиеся аланскими вождями. Некоторые финские племена в районе Оки и средней Волги были также в тот или иной период связаны с хазарским государством. Строго говоря и что для нас весьма важно, древние географы не знают народа с именем хазары! Не осталось такого народа и после падения Хазарского царства. Численное доминирование же в Хазарии над другими этносами гунно-аланского населения было настолько явным, что даже этническое самоназвание хазаров было «аз», каковое являлось, как мы знаем, этническим самоназванием былых киммерийцев, скифов, сарматов и аланов. Оседание на землю и переход к оседлому земледельческо-скотоводческому хозяйству, наследование богатых местных производственных традиций, политическое объединение перед лицом опасности способствовали процессу этнической консолидации и, весьма вероятно, постепенной ассимиляции аланов на территории Хазарии. Это население находилось здесь как в дохазарский, так и в хазарский периоды. Со временем, создав этнический сплав с местными и пришлыми племенами, прикаспийские аланы оставили ощутимый след в раннесредневековой культуре Северного Кавказа. В противоположной Дагестану оконечности Кавказского перешейка - в районе нижнего течения Кубани и в Восточном Приазовье - сложилась сходная этнополитическая ситуация. Но если в Северном Дагестане хазары захватили страну аланов и поселились в ней, то здесь хазары подчинили себе остатки булгарских племён, сначала сделав их данниками, а затем включив их в состав Хазарии. В результате многочисленных военных сражений Хазария превратилась в одну из могущественнейших держав того времени. Хазарские владения вплотную приблизились к Стране аланов с востока и запада.

       В хазарской армии состоял контингент воинов из «асов». Из асов-мусульман из Хорезма была образована гвардия хакана, которую возглавлял Ас-тархан, что является титулом - «тархан асов» (начальник асов). Структура хазарского государства соответствует традиционному образцу кочевых империй Евразии. Наверху сложной иерархической лестницы Хазарии стояла родовая аристократия. По этой лестнице распределялись князья разных родов и орд. Хазары сохранили всю правящую верхушку подчинённых народов, связав её с собой отношениями вассалитета. Алано-булгарские аристократы ничего не потеряли, войдя в состав Хазарского хаканата. Они только не могли достичь его трона. Что касается организации хазарского правительства, то его особенность заключалась в двойственном характере высшей власти, представленной двумя правителями, обычно называвшимися хаканом (каганом) и хакан-беком (или царём). Эта черта была отмечена Константином Багрянородным, а также рядом восточных авторов X и XI веков. Двоевластие не могло придти с востока, так как оно в Азии не практиковалось, зато Кавказу было известно по Царёву Боспорскому и по античным традициям Эллады, где двоевластие имело своих апологетов уже в Платоне и Аристотеле. Соуправление было заметно уже в начальный период создания хаканата. Английский историк X. X. Хаворт обращает внимание на связь между хазарским царским титулом «хакан», «каган» и скандинавским «гаакон», а также на их одинаковый смысл - «высокий царь» и «хранитель очага». Тесные связи царской династии Хазарии с гото-скандинавами выражены также в тождественности речных погребений хаканов и готских королей. Первые описаны Ибн Фадланом, а вторые - Иорданом (погребение Алариха). Хаканы выбирались всегда из одного рода или племени, которое называлось «хаканат» и проживало поблизости с царскими дворцами. Знатный род хаканата не обладал ни верховной властью, ни богатством, но хаканы могли избираться исключительно из его среды.

       Первый хакан царствовал, скорее, как символ власти и верховный судья, не вмешиваясь в дела правления, отчасти напоминая современную нам английскую монархию, но только ещё с судейскими полномочиями. А реальным управлением страной ведал его заместитель хакан-бек. Вот как раз он и был действительным царём, осуществляя высшую исполнительную власть в стране, командуя армией, объявляя войну и заключая мир. Считалось, что при подобном разделении власти устранялась угроза деспотизма, столь ненавистная свободолюбивым кочевникам и широко распространённая в азиатских государствах древности. Территориальным ядром империи являлся район между Нижним Доном и Волгой, простиравшийся на юг до Кавказского хребта и на запад до Азовского и Чёрного морей. Иначе говоря, ядро Хазарии точно вписывается в пределы территориального ядра возможной будущей Казакии - земли казачьего Присуда. К концу VIII века Хазарская империя достигла наибольших своих пределов и наибольшего своего могущества и расцвета, но вместе с тем она была сильно обескровлена в результате многочисленных военных действий. В IX веке Хазарский хаканат был ослаблен постоянными войнами, и Византия повела борьбу с обессиленным государством за влияние на аланов. Х век стал веком гражданских войн в Хазарии. В 913 году произошло нападение на хазаров союзных между собой таких же тюркских этнических родственников - печенегов, гузов и асов. Одновременно состоялся поход племени росов (смешанного народа славян и сарматов-руси) на Каспийское побережье. А в 915 году печенеги впервые пришли на скифо-славянскую Русь и заключили здесь мирный договор с киевским князем Игорем, который никак не мог считаться дружественным по отношению к Хазарии. За период с 900 по 935 год печенегами были взяты приступом все города Северного Приазовья, а также междуречье Оскола и Северского Донца. Население, жившее в городах Причерноморья, в основном было уничтожено, а Оскола - подчинено. А теперь перейдём к вопросу о том, как получилось, что преобладающе скифская по этническому составу Хазария стала государством, воспринимавшимся и в Средние века, и поныне государством еврейским и иудейским. И насколько этот устоявшийся стереотип соответствует действительности.

       Если военные проблемы Хазария могла так или иначе решать, поскольку имела привычное к войне население, то гораздо опаснее для неё оказался вопрос «религиозно-коммерческий», приведший, в конце концов, к краху самого государства. Изначальной религией самих хазаров, как и всех кочевников-тюрок, была алтайская религия шаманского типа - тенгрианство. Но правящий слой Хазарии не обладал религиозной устойчивостью. Крестившись, хаканы Хазарии стали христианами. Затем, в 737 году, они, исполняя требование победителей-арабов, согласились перейти в ислам. Вскоре, в первой половине VIII века, один из знатных и влиятельных людей Хазарии - Булан - принял иудейскую веру и сумел навязать её ряду других хазарских князей. Позже принял иудаизм и сам хакан. Торговля между Востоком и Западом тогдашнего мира была баснословно выгодна, потому что торговали не товарами широкого потребления, в первую очередь нужными населению, которые можно было купить на местных рынках, а предметами роскоши. Поэтому цены устанавливались в расчёте на очень богатых покупателей. Получавшиеся от этого сверхприбыли покрывали все расходы на перевозку и содержание в порядке трассы, на которой сооружались купола над водными источниками и прудами, ставились вёшки, указывающие направление пути, строились караван-сараи для ночёвок или днёвок в особо жаркие дни.

       От Красного моря до Китая было около 200 дневных переходов, а вокруг северного берега Каспия ещё больше. Но и Северным путём пользовались, так как в аббасидском халифате арабов восстания были делом заурядным, а хазары строго следили за безопасностью на степных дорогах. Поэтому значение Итиля (Волги) как перевалочного пункта на долгом пути всё время росло. Отдыхать на этой реке было не только удобно, но и приятно. Путешествующие евреи VIII века назывались персидским словом «рахдониты», то есть «знающие дороги». Это показывает, что основу купеческой компании, осуществляющей торговые связи между Западом и Востоком, составили выходцы из вавилонской, то есть иранской еврейской общины, бежавшие от халифа Абд ал Мелика в 690 году. В 723 году к ним добавились евреи из Византии, но до тех пор, пока на границах Согда и Халифата, Китая и Тюркского хаканата шли постоянные войны, торговля встречала препятствия. Когда же эти войны прекратились, а Китай, после восстания Ань Лушаня (756-763 годы), лежал в развалинах и продавал шёлк дёшево, евреи-рахдониты развернулись. Тогда-то они и основали, кроме Восточного пути, по которому привозился шёлк в обмен на золото, Северный - из Ирана на Каму, по которому текли меха в обмен на серебро. Хазария лежала как раз на перекрёстке этих путей. Потому-то сюда и устремлялись еврейские эмигранты из Ирана и Византии. Тюркские хаканы из династии Ашина по свойственной степнякам религиозной терпимости и благодушию считали, что их держава приобретает работящих и интеллигентных подданных, которых легко использовать для дипломатических и экономических поручений. Богатые евреи подносили хазарским хаканам и бекам роскошные подарки, а красавицы-еврейки пополняли хаканские гаремы. Так сложилась еврейско-хазарская химера, погубившая, в конце концов, исконно гунно-аланскую государственность Хазарии. Потомок первого знатного иудея Булана хазарский военачальник Обадия, совершив государственный переворот, захватил в стране власть и превратил хакана в послушную марионетку. Под властью Обадии иудаизм стал официальной религией Хазарии, что произошло, по сведениям Масуди, в правление халифа Харуна ар-Рашида, который правил с 786 по 809 год. В последние годы VIII века хазарская знать приняла иудейскую религию, хотя в то же время отдельные районы Хазарии были почти сплошь христианскими, в первую очередь, восточная часть Крыма (крымские епархии находились в ведении константинопольской патриархии).

       В годы укрепления иудаизма вспыхнуло восстание наиболее влиятельного в стране племени кабаров. Некоторые историки в племени кабаров видят будущих кабардинцев и воинственных черкесов (то есть черкасов, что указывает на их скифскую этничность). Восстание, однако, было подавлено и кабары ушли на Нижний Днепр к мадьярам, в то время там кочевавшим. Но иудаизм, - особо подчеркнём это - не стал общегосударственной религией Хазарского хаканата. Лишь хазарская знать во главе с хаканом и беком удосуживалась чести считаться «богом избранным народом», превосходящим все остальные. Основная же масса простых хазаров исповедовала другие религии и считалась правящим иудейским слоем гоями, отношение к которым, как к иноверцам, было самым презрительным. Новая религия не объединяла, а разъединяла хазарское общество. Принятие иудаизма хазарской знатью полностью оторвало её от остальной части населения страны и превратило в жирующую паразитирующую прослойку, ненавидимую подавляющей массой населения страны. Обадия построил в Хазарии синагоги и школы, собрал большое количество еврейских мудрецов со всего света и, заплатив много золота и серебра, поручил им разъяснение священных иудейских писаний, Талмуда, Мишны и праздничных молитв. Именно с Обадии пошли 12 хазарских беков-иудеев. Хакан окончательно уподобился современному английскому монарху и стал лишь государственным символом и олицетворением в глазах простых жителей силы Хазарии. Вся же реальная политическая власть полностью перешла к царю-иудею (беку) и его ближайшему иудейскому окружению, состоявшему всего лишь из нескольких тысяч человек. Хакан, лишённый власти, превратился даже в своего рода жертвенное животное, которое при любом слухе об ослаблении его божественной силы можно было спокойно убить «по требованию народа» или самого бека. Это превратило хакана в послушное и безропотное существо, слепо повиновавшееся беку и его иудейскому окружению и рабски благословлявшее все их действия. Удалённый от народа, хакан стал жить в полном затворничестве в своём дворце под пристальным наблюдением бека и иудеев. И лишь изредка его показывали людям, дабы убедить их в том, что он жив и здоров. Древний автор описывал новые иудейские порядки таким образом:

       «Когда они хотят назначить этого хакана, они приводят его и душат его куском шёлка, пока он почти не задохнётся. Тогда они говорят ему: сколько лет ты хочешь царствовать? Он отвечает: столько-то и столько. Если он умрёт раньше этого, то всё кончается хорошо. Если же нет, то его убивают, когда он доживёт до условленного срока».

       Иногда вместо этого его заключали в башню или разрешали окончить жизнь самоубийством. Не правда ли, странное устройство высшей власти, если, конечно, полностью верить этому древнему автору. Согласно Масуди, в Итиле (столице Хазарии) было семь судей:

       «Двое для мусульман, двое для хазаров в соответствии с законом Торы, двое для христиан в соответствии с Евангелием и один для славян, росов и прочих язычников: он судил их в соответствии с естественным правом, то есть по разуму».

       В этом кратком сообщении Масуди отмечены два важных наблюдения. Первое: одновременное наличие в Хазарии разных религий, и второе, что славяне и росы хазарского периода - это не одно и то же племя. В ту же эпоху Хазарии стал приносить большие доходы Северный (Волго-Каспийский) торговый путь. В казну царства поплыли огромные таможенные пошлины, взимаемые за проход товаров по внутренним дорогам страны. Сама Хазария ничего не производила на вывоз, кроме рыбьего клея, но получала доходы от иностранных купцов, проходивших с товарами через её земли во всех направлениях. Главной заботой правителей стала непрерывная охрана торговых путей и караванов, а также установление в стране твёрдого правового порядка. Постепенно в Хазарском хаканате сложился мощный торговый еврейский клан, взявший под свой контроль всю политическую и экономическую систему государства. Многие из евреев, вера которых была идентична вере господствующей верхушки, оказались мудрыми политическими советниками при царе-иудее, финансистами, помогавшими властям выбивать с подданных налоги и дань, а также решать другие важные государственные проблемы. Большинство собираемой хазарами дани оседало у царя-бека, его ближайшего окружения и еврейской диаспоры, сосредоточившей в своих руках, фактически, всю монополию на торговлю в государстве. Политика хаканата стала осуществляться исключительно в интересах торговой еврейской диаспоры, достигшей со временем значительного количества. Огромное государство постепенно превратилось из чисто военного, занимавшегося набегами на соседние племена и грабежами, в торгово-паразитическое, живя исключительно за счёт посреднической торговли, сбора дани с покорённых народов и проезжающих через территорию Хазарии купцов. Иудеи-торговцы, будучи главной опорой властей, стали, составлять верхний слой хазарского общества. Они жили во всех городах Хазарии в роскоши и достатке. Простым же хазарам предоставлялось право лишь охранять их. Таким образом, в Хазарии вплоть до её падения постоянно остро стоял религиозный вопрос, раздиравший население страны, поскольку официально принятый иудаизм исповедовало крайне незначительное количество жителей. И лишь постольку, поскольку иудаисты составляли элиту хазарского общества, включая самого хакана, это и определяло сильные позиции иудаизма.

       Напряжённая борьба с арабами, социальное расслоение и религиозные расхождения подорвали могущество и единство Хазарского хаканата, и в IX веке происходит его постепенное ослабление. Изменились и отношения Византии с Хазарией с союзных на враждебные: преследование евреев в империи при Василии I (867-886 годы) обострило эти отношения, и масса евреев эмигрировала из Византии в Хазарию с её иудейским правительством. В то же время, к IХ-Х векам произошло серьёзное изменение положения иудеев в мире - на базе Хазарского хаканата им удалось завершить создание мощной международной торговой организации, оказывавшей сильнейшее влияние на всю мировую политику того времени. Французские императоры династии Каролингов получали средства от хазарских иудеев. Покровительствовали им и испанские Омейяды. В руках хазарских евреев оказалась значительная часть всей международной торговли. В Х веке иудейская диаспора, в оплот которой превратился Хазарский хаканат, была на пороге невиданного взлёта. Хазария стала опорной базой иудаизма и очагом его распространения по всему миру. Казалось, что «избранный народ», спустя тысячелетие после сокрушительного военного поражения, нанесённого ему римскими легионерами, вновь близок к осуществлению своей давней мечты о мировом господстве. Но это был лишь призрак могущества. Хазарская империя слабела от внутренних процессов, совершавшихся в ней, а также от внешнего влияния двух разнородных культур - арабской и византийской. И религиозный фактор имел при этом решающее значение. Поволжье подпало под арабское влияние, а потому Камская Булгария в середине X века стала мусульманской. А Касогия и Алания были давно уже христианскими. В X веке Хазарская империя фактически превратилась в один торговый город Итиль с прилегающей провинцией, а не страной, имеющей столицу. Противоположность интересов торговых кругов Итиля и населения Восточной Европы стимулировала отпадение славянских племён, подчинившихся роскому Киеву, волжских булгар и аланов. Крайне обострились отношения с печенегами на западе и гузами на востоке, а мусульманская опасность воскресла там, откуда хазарские иудеи её не ожидали - из-за Волги. Разлад между иудейскими правителями и иноверческим народом Хазарии начал клонить богатую и могущественную страну к упадку. Племя за племенем стали отпадать данники. Когда славяно-русы, бывшие данниками Хазарии, то есть её провинцией, сумели отложиться от своего сюзерена, точно ответить трудно. Считается, что освобождение от хазарской дани пришло с Аскольдом и Диром, которые, по летописи, являлись боярами Рюрика, то есть речь может идти приблизительно о первой трети IX века. Под 839 годом Вертинские анналы уже упоминают хакана (кагана) русов, в котором следует видеть киевского князя, уже независимого от Хазарии, о чём свидетельствует принятие им титула «хакан», равного титулу хазарского владыки. В 884 году перестали платить дань северяне, в следующем году - поляне и радимичи.

       В конце IX века Хазарию потрясла гражданская война. С севера всё время тревожили печенеги. Выступить против них хакан уговорил живших в Прикаспии удзов, торков, торпетов, беленджеров (беренджеров). Против иудео-хазар восстали кабары, угры, отдельные племена гузов, печенегов и асы. Иудейское правительство Хазарии не могло опираться ни на свой христианский народ, ни на мусульманские племена, и искало союзников в Заволжье, в степях среди тенгриан - печенегов и гузов. С их помощью хазарское правительство подавило восстание кабаров, возросшую силу угров сокрушили печенеги, против печенегов использовались мусульманские наёмники - арсии, а против арабов войны не велось, так как иудейско-хазарские цари просто отказались от Закавказья. В письме хазарского еврея рассказывается о войне хазаров с гузами и, с другой стороны, о выступлении гузов на стороне хазаров в порядке найма. Надо полагать, что хазары, находясь в союзе с гузами, некоторое время сдерживали натиск печенегов, но, в конце концов, последние, не выдержав ударов тех и других, оторвались от гузов и, прорвавшись через хазарский заслон, заняли Причерноморье. Правительство подавило восстание, но очень дорогой ценой. Значительная часть хазарского населения была истреблена в незнающей пощады гражданской войне, уцелевшая часть повстанцев вынуждена была вместе с уграми (мадьярами) бежать на крайнюю оконечность хазарских владений за Днепр, где те и другие оставались до конца столетия. Сама Хазария была теперь занята грубыми, малокультурными кочевниками не то из числа гузов, не то печенегов, а скорее, тех и других вместе. Собственно хазаров оставалось немного, и они сосредоточились в немногочисленных хазарских городах. Хазары восстановили своё владычество над частью лесной полосы - над радимичами и вятичами. Но империя была уже в состоянии упадка. Отрыв окраин её, - Поднепровья и среднего Поволжья, - превратившихся в течение столетия в сильные государства Киевскую Русь и Камскую Булгарию, не только лишил Хазарскую империю былого могущества и богатства, но и поставил лицом к лицу с новыми сильными врагами, которые и стали её могильщиками. Киевский князь Святослав прошёл огнём и мечом по Донцу и Дону, обратил в руины, бывшие там поселения и замки, перебив при этом живших там асов, чёрных булгар и подонских славян. Все поселения асского царства (возможной Артаны) были разрушены. От этого времени в районах распространения Салтово-Маяцкой культуры на Донце и на Дону остались развалины 12 крепостей и замков, а также пожарища двух сотен укреплённых и неукреплённых селищ с разбросанными повсюду трупами. Осталось также враждебное отношение подонского населения к Киеву, нашедшее отражение в разгроме томаторканцами войск киевского князя Ярослава под Лиственом в 1023 году и в выступлении бродников на стороне татаро-монголов в 1223 году. Победы Святослава решили судьбу войны и определили дальнейший распад Хазарского хаканата. Поход Святослава, нарушивший все торговые связи Хазарии, разоривший её города, оказался для хаканата роковым. Тяжесть удара усугублялась тем, что Святослав привлёк на свою сторону против хаканата гузов, обещав им часть добычи. После того, как дружина Святослава рассеяла армию хакана, языческие гузы совершенно беспрепятственно в течение нескольких лет грабили и разоряли беззащитные хазарские земли. Еврейская диаспора в ужасе разбежалась, оказался разрушен иудейский центр сложной политической, военной и торговой системы, что повлекло за собой серьёзное изменение всей геополитической обстановки того времени. Хазарская культура, то есть культура позднего сармато-аланского общества, просуществовала намного дольше, чем само государство. Часть хазаров сохранялась некоторое время в Восточном Крыму, но их власть и тут была ликвидирована в 1016 году византийским десантом сообща с дружиной томаторканского князя Мстислава Храброго. О нашествии Святослава русский историк М. И. Артамонов пишет:

       «Последствием столкновения было полное и окончательное уничтожение Хазарии. Погибло Хазарское государство, исчез и хазарский народ. Последнее заслуживает особого внимания, так как обычно народы не исчезают с уничтожением их государств. Поиски потомков хазар до сих пор остаются безуспешными».

       О том же говорит и Д. М. Данлоп, американский историк казар-иудеев:

       «Поразительно, что некоторые малые группы, поглощённые Казарской империей, или находившиеся под её угрозой, пережили её падение и сохранились до наших дней, в то время как сами казары едва остаются в памяти, хотя до этого времени были без сравнения более могущественными, чем их соседи».

       Наверное, потому, что такого народа не существовало и раньше? Государство пало, хазарский народ исчез без следа, остальное же население Хазарии сохранилось на прежних местах со своими племенными именами в лице асиев (летописные ясы), торков, беленджеров (в летописях - берендеи), брадасов и других.

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Александр Дзиковицкий, Всеказачий Общественный Центр.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения