Главная » Казаки » КАЗАЧЬИ МУЗЕИ. ЧАСТЬ 3.

КАЗАЧЬИ МУЗЕИ. ЧАСТЬ 3.

28.02.2021 21:46

       К нам в редакцию пришёл интересный материал. Предупреждение - данная статья не преследует никакой цели, кроме цели не преследовать никакой цели. Автор не призывает к чему-либо или ненависти к кому-либо. Есть собственное субъективное и оценочное мнение, которое разрешено высказывать любому гражданину страны. Насколько данные аргументы совпадают с действительностью, нам не известно и скорее всего это не истина в последней инстанции, а эмоциональная разгрузка человека, который переживает за бытие в целом. Мы не берёмся давать оценку в связи с новым пакетом законопроекта И. А. Яровой.

       «Во времена всеобщей лжи говорить правду - это экстремизм» - (Джордж Оруэлл).

       Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть данных фактов. Информация взята из открытых источников. Всё что вы видите - это слухи и домыслы и нечего более. Данный текст создан в состоянии аффекта, так как автор очень впечатлительный человек с обострённым чувством справедливости и слишком близко к сердцу воспринимает чужое горе, поэтому многие его высказывания могут являться искажённым восприятием реальности. Всё является авторским личным оценочным суждением. Верить ему на слово, безусловно, не нужно ни в коем случае. Предлагаем читателям составить своё собственное не зависимое от авторского оценочного суждения - мнение о произошедшем. Мы не имеем причин не доверять этим источникам, и если там вдруг имеется какая-либо недостоверная информация, проверить которую лично у нас нет возможности, то значит нас ввели в заблуждение. Никакого оскорбления или явного неуважения к кому бы то ни было в тексте не имеется, и если Вам что-то показалось, то значит это Ваши домыслы, а также это Ваше личное мнение, и автор не несёт ответственности за Ваши бурные фантазии! Все совпадения случайны.

       Музеи казачества есть во Франции и США, а в последнее время стали активно создаваться в России, однако все они стыдливо как бы обходят сложнейший и трагический для казаков период истории - время Гражданской войны, этап репрессий против него и расказачивания, участие казаков во Второй Мировой войне по обе стороны фронта. В лучшем случае просто предъявляют на обозрение некоторые материальные артефакты трагической для казачества эпохи, не вдаваясь в их глубокое осмысление и объяснение. В худшем случае вообще представляются экспонаты, если и имеющие отношение к казакам, то только с враждебной к ним стороны - барельефы Сталина, Троцкого, будёновки и тому подобное, причём без разъяснения их негативного для казаков значения. Эта тема для энтузиастов музейного дела в Российской Федерации, определившей себя как правопреемнике коммунистического государства СССР, находится под негласным, но действенным запретом. И нарушить этот запрет посмел в начале XXI века только один человек - Владимир Петрович Мелихов, взявший в разработку это практически не паханное поле казачьей истории. Но, встав на пути духовного геноцида Казачьего Народа, он неминуемо оказался в стане открытых противников режима.

       Находясь в Движении казачьего возрождения практически с самого его возникновения, В. П. Мелихов, этнический верхнедонской казак (чига), находясь на «хлебных должностях», имел все возможности стать казаком-чиновником, как поступили многие с такими же стартовыми возможностями. Для этого требовалось только одно: надо было переродиться из казака в паразита на теле казачества. Владимиру Петровичу не позволил это сделать казачий внутренний стержень. Он ничего не смог добиться в создании и руководстве какими-либо казачьими коллективами, хотя его выдвигали (всё из-за тех же стартовых возможностей) на атаманские посты. Казаки от него неизменно со временем уходили и, как правило, с обидой в душе, а он и не особенно беспокоился по этому поводу. Видимо, судьба его сберегала для другого дела. Уйдя от личного и непосредственного контакта с казаками, В. П. Мелихов заслужил полное и неоспоримое право остаться в истории казачьего Возрождения, да и вообще в Казачьей Истории своей деятельностью на ниве возрождения Казачьей Исторической Памяти, Казачьей Культуры, сильно прибитых и, казалось, умерших за десятилетия большевистско-коммунистического безвременья.

       Конечно, он начинал свою деятельность не на пустыре. В 1990 годы появился целый ряд содержательных работ по истории казачьей эмиграции, которые вывели это социально-политическое и социокультурное явление из «дымки загадочности». Но всё это было мизерным по масштабности, зрелищности и доступности для простого казака, помнившего только о том, что он казак. При наличии, хоть и не слишком большом, иных музеев и памятников (конечно, красным казакам, которые как раз и должны были собой заслонить всю Казачью Историю), ни один музей, ни один памятник в Российской Федерации и Украине не смогли сделать столько для пробуждения казачьей исторической памяти, как смог это сделать Владимир Петрович Мелихов. Тем более, что он взялся за освещение совсем ещё недавней, а потому и запретной, табуированной казачьей истории, ещё не успевшей покрыться пылью столетий - историей казаков XX века. И, естественно, ему вскоре после начала такой деятельности пришлось начать бороться. Биться смертным боем с огромной и бездушной машиной «правосудия», толкуемого исключительно как право власть предержащих творить всё, что они считают для себя в данный момент выгодным и предпочтительным. О музее Мелихова, который входит в состав мемориала «Донские казаки в борьбе с большевиками» в станице Еланской (на Верхнем Дону), Виктор Мальцев писал так:

       «Думаю, сегодня лучший в мире казачий музей - частный музей Владимира Мелихова «Донские казаки в борьбе с большевиками». Однако есть два больших «но». Назвать его национальным казачьим музеем можно с большой долей условности. Это, скорее, задокументированная политическая декларация. Во-первых, с большевиками боролись не казаки, а белогвардейцы. Часть казаков пошла воевать за белых. Но часть, пусть и меньшая, пошла воевать за большевиков. Во-вторых, трагедия казаков 1917 года пусть важный, но всё же фрагмент многовековой казачьей истории».

       В конце сентября - начале октября 2009 года автору этих строк вместе с казаком Е. В. Косовым довелось впервые побывать на Мемориале «Донские казаки в борьбе с большевиками» в станице Еланской. Это посещение было описано в газете «Казачий взгляд», откуда я и взял нижеприводимый текст:

       «Вскоре к нам вышла Лариса Петровна Мелихова и провела экскурсию. Она подробно рассказала о возне вокруг Мемориала, который чётко разделил позиции нынешнего донского общества на противоборствующие стороны. Судя по всему, тайной пружиной, приводящей в движение тех, кто требует снесения Мемориала, является директор музея Шолохова, расположенного в Вёшках, внук писателя А. М. Шолохов. Чего тут больше - идейности или боязни конкуренции его музею - неизвестно. А главный исполнитель заказа, престарелый районный душка-прокурор советского «замеса», заявивший уже после решения суда о правомочности существования Мемориала о том, что «в любом случае» он добьётся его сноса. В усадьбу В. П. Мелихова приезжал автобус ОМОНа из Ростова, трепали нервы инспекции по лесу, по воде и даже по насекомым!

       «Мы, - рассказывает Лариса Петровна, - пошли даже на то, чтобы снять именную табличку под памятником Краснову. Теперь этот памятник - обобщённый символ свободного донского казачества».

       С другой стороны, от этой неприглядной возни известность Мемориала даже увеличилась. Одна туристическая фирма в Ростове уже организовала экскурсионный маршрут сюда.

       «Каково было наше удивление, - говорит Лариса Петровна, - когда в один прекрасный день у ворот усадьбы остановился экскурсионный автобус! Как молодёжь внимательно меня слушала на экскурсии»».

       Из выступления В. П. Мелихова на конференции в станице Еланской, состоявшейся 2 июня 2012 года:

       «С момента открытия Мемориала прошло 5 лет. 5 лет существующая система не оставляет попыток его уничтожить, прибегая к помощи то коммунистов, то самих казаков, то раболепствующих пред ней «борцов за ихнюю правду». Почему столь долго и настойчиво она занимается этим делом, присылая сюда комиссию за комиссией и выдумывая всё новые и новые домыслы? Почему камень, бронза, да экспонаты, размещённые в экспозиции, вызывают такую злобу, желчь и ненависть? Может, в них сокрыто какое-то экстремистское тайное содержание, о котором утверждают их добровольные помощники, больше напоминающие клеветников? Да нет, все приходящие ни разу не увидели здесь ни экстремизма, ни устремлённости к насилию. Может быть, здесь осуществляется скрытая пропаганда фашизма и нацизма, как вновь стараются это преподнести очередные блюстители идеологических основ сегодняшней РФ? Так ведь тоже нет, ни одна из проверяющих комиссий этого не узрела и, скрежеща зубами от очередной неудачи, покидала Мемориал, ища поводы для новых зацепок и придирок. Тогда что же их так всех бесит? Что они увидели в этом опасного для себя? И почему вперёд всех этих «борцов» вытаскивают казаков? Ответ очевиден, и он на поверхности. Здесь они увидели то, что является главной основой всего казачества. То, из чего вытекает так называемый казачий уклад жизни. Здесь они увидели политическую культуру казаков, которая позволяла им в любые времена сохранять свою власть на своих землях - свою государственную систему управления. Они увидели то, что стремятся любыми способами вытравить из казачьего самосознания - способность к самоорганизации, где в основе лежат не идеологические разногласия, а воля Народа, способного среди равных найти лучшего и вручить ему в руки власть. Власть, не узурпированную кумовской кучкой или олигархической группой, диктующей народу свою волю, исходя из своих частных интересов, а власть народа, в которой получившие её искусно и эффективно управляют жизнедеятельностью своей земли и обществом, которое на ней живёт».

       В. А. Мальцев, говоря о необходимости создания Национального Казачьего Музея, утверждает:

       «Главный политический вопрос состоит в том, что основой национального казачьего музея должен стать именно музей Мелихова, а не музей Новочеркасска, принадлежащий оккупационному режиму. Пока архивы и музеи принадлежат оккупантам казачьих территорий, у казаков не будет никакой собственной истории, а будут постоянные фальсификации и выстраивание исторических мифов под нужды политиков».

       В начале июля 2020 года в интернете появилась статья Елены Романовой «Путешествия по Дону: крупнейший частный казачий музей в Еланской», написанной специально для «Блокнот Ростов». В ней сообщалось следующее:

       «Уникальный частный музей истории донского казачества в 400 километров от Ростова вновь открылся - он несколько месяцев не работал из-за пандемии. Одними из первых музей в очередной раз посетили сотрудники прокуратуры - они несколько лет пытаются закрыть заведение. В интернете этот музей, как только не называют: и Еланским историко-краеведческим музеем, и казачьим мемориальным комплексом. На самом деле владелец комплекса - выходец из семьи донских казаков, ныне успешный предприниматель из Подольска Владимир Мелихов - в 2006 году открывал Музей «Донские казаки в борьбе с большевиками». Похожий музей - «Музей Антибольшевистского сопротивления» - у него открыт и работает в Подольске.

       - На Дону я хотел построить большой туристический комплекс, куда бы люди приезжали отдохнуть, посмотреть на жизнь и быт современных казаков, полюбоваться природой, посетить музей. Планировал разместить здесь гостиницу, это бы дало рабочие места Еланской, сохранилась бы станица, - рассказывает профессиональный строитель и успешный предприниматель.

       Наладив связи с русским зарубежьем - потомками белых эмигрантов и бежавших за кордон казаков - Мелихов увидел запрос на такого рода путешествия: часто не говорящие по-русски дети, внуки и правнуки российских беженцев мечтают побывать на родине предков, прикоснуться к культуре, остатки которой до сих пор сохраняются в их французских, канадских, американских, венесуэльских, австралийских семьях. Один из ключевых в Мемориале - памятник женщинам Войска Донского, на которых было возложено бремя воспитания настоящих казаков.

       - Я мечтал, что они будут приезжать на Дон, останавливаться в гостинце, их дети будут общаться с детьми станичников, которые не будут уезжать из Еланской, если у них будет работа, - говорит Мелихов.

       Но развивать этнотуризм на Верхнем Дону ему не дали: вместо гостиницы в Шолоховском районе он построил большой отель на Кипре - европейцы для этого выдали ему кредит под 1 % годовых.

       - Не казачий, конечно, но с колоритом, - говорит предприниматель. - Правда, из-за суда и приговора я не смог туда ездить, потом в планы вмешался коронавирус.

       Пока строился отель на Кипре, в России предпринимателя таскали по судам: то, якобы, неправильно участок ему размежевали при продаже, то за свои деньги он обложил камнем и благоустроил часть муниципального берега Дона. Предлагали снести доступные всем станичникам постройки - он отказался. Всего Владимиру Петровичу за свою жизнь пришлось пережить боле 500 судебных заседаний, и не только по этому поводу. Идея напомнить россиянам о том, что пришлось пережить казакам в ХХ веке, дорого стоила предпринимателю: из-за отдельных экспозиций Мелихова пытались обвинить в пропаганде фашизма. На предпринимателя было возбуждено уголовное дело по обвинению в неуплате налогов, он 8 месяцев провел в СИЗО. В 2015 году в ходе внезапного обыска у него в доме были обнаружены два столетних пистолета, а в мусорном ведре оперативники нашли патроны. Пистолеты экспертиза признала музейными экспонатами, а найденные патроны - боеприпасами для оружия спецслужб, но это не помешало судье назначить Владимиру Мелихову наказание в виде одного года ограничения свободы за незаконное хранение боеприпасов. Официально причиной преследования Мелихова считается памятник, который задумывался как памятник атаману Краснову - казачьему генералу, обвинённому в сотрудничестве с Гитлером и казнённым за это в 1947 году. Но сам Владимир Петрович считает, что властям просто неприятны его попытки сохранить ту историю донского казачества, которую не принято обсуждать, но без которой невозможно понять ни её, ни историю России в целом. Чтобы спасти созданное, Мелихов пошёл на уступки: официально мемориал украшает «Памятник всем казачьим генералам Всевеликого Войска Донского». Также в музее несколько сократили экспозицию, посвящённую деятельности донских казаков во Второй Мировой войне. От этого вся экспозиция ничуть не пострадала: там по-прежнему можно незаметно провести несколько часов, рассматривая документы, гравюры, чудом уцелевшие свидетельства участия казаков в ключевых событиях истории государства российского.

       Стены музея украшают фотографии удивительного качества - присмотревшись, на них можно рассмотреть даже самые мелкие детали, несмотря на то, что сделаны они были более 100 лет назад. Объяснение простое: стеклянные негативы были найдены единомышленниками Мелихова в архивах Парижа, которые никто не открывал десятки лет. Не интересные французам кадры чужой жизни стали драгоценной находкой для специалистов, занятых изучением истории казачества. В создании музея «Донские казаки в борьбе с большевиками» активное участие принимали потомки русских эмигрантов, которые передали в дар музею сотни артефактов, рассказывающих о жизни казаков до и после революции. Политические плакаты, брошюры, газеты и журналы, издаваемые на деньги русских и казачьих общин. Экспозиция музея в Еланской лишь слегка приоткрывает завесу над тем самым «русским миром», который более 100 лет продолжает существовать за границами нынешней России. Русскоязычные издательства, театры; музыканты, которые знакомили весь мир с произведениями русской культуры, никогда не видя Родины; актёры, учёные, философы, художники, архитекторы, которые так и не смогли внести свою лепту в развитие России. Рядом с этими стеллажами - страшные документы эпохи Гражданской войны, «расказачивания», когда на Дону были уничтожены сотни тысяч казаков, включая женщин, стариков и детей, как классово чуждый элемент для большевизма. Сохранившие традиции самоуправления, обученные военной науке, свободолюбивые и безжалостные к врагу казаки самим фактом своего существования угрожали новому государственному строю России, потому подвергались репрессиям в первую очередь - достаточно было просто быть казаком, чтобы оказаться в расстрельных списках.

       Массовый голод на Дону, фотографии людоедов и документы, подтверждающие провальную экономическую политику большевизма - всё это тоже является частью музейных экспозиций и даёт посетителям новую пищу для размышлений. По словам Владимира Мелихова, ежемесячные траты на содержание мемориала превышают 400 тысяч рублей, денег музей не приносит, вход в него бесплатный. Работу экскурсоводов, специалистов по ведению хозяйства, и работу учёных, которые продолжают искать по всему миру свидетельства существования исчезающей культуры и быта донских казаков, предприниматель оплачивает из прибылей своего основного бизнеса. За 12 лет работы музей посетило свыше полумиллиона человек. Музей никогда не пустует: сюда приезжают как единомышленники, так и идейные противники Мелихова, которые считают его заведения вредными и «искажающими историю». Так, сторонники движения «Суть времени» неоднократно обращались в прокуратуру с требованием прекратить пропаганду фашизма, которую они усматривают в издании Мелиховым полного собрания сочинений генерала Краснова и самим фактом наличия в музее экспозиции о деятельности генерала в рамках Вермахта. Недавно с таким обращением выступил главный коммунист Дона, депутат Госдумы от партии КПРФ Николай Коломейцев. Однако, несмотря ни на что, музей продолжает работать. Его экспозиция пополняется, а поток посетителей не иссякает. Поскольку находится он в нескольких километрах от станицы Вешенской, то часть туристов останавливается в гостинице там и добирается до музея на машине. За посещение музея Владимир Мелихов денег не берёт, но все желающие могут оставлять пожертвования или приобрести сувениры. Безусловно, посещать экспозицию лучше в сопровождении экскурсоводов, без которых вряд ли возможно оценить уникальность собранных экспонатов и масштабы работы, проделанной потомком донских казаков».

       Мемориал в станице Еланской стал поистине духовным центром и средоточием наиболее активной части донских казаков, не желающих вымирать по-тихому. Вернёмся на несколько лет назад. 5 сентября 2007 года в городе Подольске Московской области, где было основное место проживания Мелихова, он был арестован. Цель ареста - рейдерский захват предприятия ООО «Станица», созданного Мелиховым. Соратники его сразу обратили внимание на то, что рейдерский наезд «правоохранительных» органов на казачьего предпринимателя начался в августе - сразу же после открытия Мемориального комплекса на Дону, посвящённого атаману Краснову и всем казакам, боровшимся против большевистской власти. Фигура белого генерала Краснова явно не вписывалась в официальную историософию режима, ведущего свою преемственность от большевиков, а не тех, кто пытался им сопротивляться. Отсидев ни за что в следственном изоляторе 8 месяцев, Мелихов не пошёл ни на какие компромиссы и был в конечном итоге выпущен (благо, у него были и деньги на адвокатов, и общественность бурлила). Но дальше пошли вереницей бесконечные возбуждения всё новых дел, суды, которых за годы противостояния прошло более полутысячи, заключение на год под домашний арест. Но, несмотря на преследования, Мелихов и не подумал «складывать оружие» перед противником. Созданием Мемориала и музея при нём в станице Еланской В. П. Мелихов не ограничился. Он продолжал делать давно задуманное, но теперь для жителей средней полосы России, где, конечно, следовало говорить не только о роли одних лишь казаков в переломный период. Отсюда и характерное название нового музея В. П. Мелихова. 31 июля 2008 года в подмосковном Подольске, также на территории своего поместья, Мелихов официально открыл «Музей Антибольшевистского сопротивления» и при нём - «Научно-исследовательский центр по изучению истории казачества и антибольшевистского сопротивления». В качестве гостей на открытие съехалось множество казаков. Автор тоже присутствовал на этом мероприятии и видел, как оно происходило.

       Музей в Подольске посвящён, в основном, жизни и борьбе казаков в ХХ веке. В нём, как и в музее в Еланской, основной упор сделан на подлинные вещи, например, в Подольске представлена коллекция плакатов Первой Мировой войны, в том числе подборка, посвящённая Кузьме Крючкову. Имеется большое собрание предметов и различных материалов эпохи Гражданской войны: агитационные материалы, личные вещи генералов М. Г. Дроздовского и А. Е. Мартынова. Совершенно уникальна коллекция, посвящённая казачьей эмиграции, включающая в себя материалы и предметы из архивов генерала П. Х. Попова и одного из руководителей «Вольного казачества» В. Г. Глазкова. Кроме этого, широко использованы в экспозиции нигде ранее не публиковавшиеся фотоматериалы, в том числе из собрания Лейб-гвардии Казачьего Музея во Франции и личного архива архиепископа Женевского и Западноевропейского Михаила (Донскова).

       Александр Дзиковицкий (данная статья является выражением личного мнения автора и не является общей позицией ВОЦ).

Комментарии

александр 02.03.2021, 22:50
глубокая благодарность мелихову. там есть даже фотографии и моего деда...это единственный музей где показана трагедия казачьего народа...
Есаул 03.03.2021, 00:15
Нам с белой бандой не по пути. Да и ещё с предателями.
Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения