Главная » Казаки » КАЗАЧЕСТВО. КАК СВЯЗАНЫ ПОНЯТИЯ «ЧЕРКАС», «ЧЕРКЕС» И «КАЗАК». ЧАСТЬ 1.

КАЗАЧЕСТВО. КАК СВЯЗАНЫ ПОНЯТИЯ «ЧЕРКАС», «ЧЕРКЕС» И «КАЗАК». ЧАСТЬ 1.

20.07.2020 17:54

       Наиболее просто разрешить вопрос о связи понятий «черкас» и «черкес». Различие между терминами «черкас» и «черкес» довольно условно. Многие историки считают, что черкасы и черкесы - это одно и то же, последнее лишь является переделкой первого. Так называли черкасов пришедшие с вассалами-крымцами на Кавказ турки, принёсшие сюда ислам, и теперь среди мусульман Кавказа считается правильной форма «черкес». Но такая форма смогла вытеснить форму «черкас» лишь в XIX веке, до этого адыгов чаще всего называли черкасами.

       Зато с именем «черкас» не всё так просто. Самоназвание киммерийцев, скифов, сарматов, аланов, хазаров выдавало их общее происхождение. Это самоназвание - «ас» или «аз» (отсюда и главный их город во времена оные - Азак или, в русским написании и произношении, Азов). Так вот, в слове «чаркас» явственно присутствует это самоназвание. И, по мнению ряда исследователей, часть этого слова - «черк» - означало «бродить», «кочевать». То есть, если это верно, то черкасы - это асы-кочевники. Так что есть вероятность того, что племя адыгов сперва переняло от когда-то более сильных тюрок, вторгшихся на Кавказ и ставших здесь господствующей элитой, имя «черкас» (так же, как скифское племя русов стало элитой Киевской Руси, передавшей своё имя многочисленному местному славянскому населению), а потом уже под этим именем стало гегемоном на Северном Кавказе. Плано де Карпини в своем знаменитом труде «Libellus historicus» (1247 год) одно и то же название «кергис» (kergis) использовал и для обозначения этноса, обитавшего на Северном Кавказе - черкасов, и одного из народов Южной Сибири - кыргызов. Дополнением к сказанному является фраза из грузинской летописи:

       «Кыпчак - это черкас».

       По сведениям Ибн Батуты, в столице Синей (Золотой) Орды Сарае были асские и черкасские кварталы. К сказанному следует добавить цитату из А. М. Байрамкулова:

       «Древние черкасы были одним из самых больших тюрко-аланских племён».

       Северный Кавказ - это поистине «вавилонское столпотворение» множества разных народов и народностей, веками перемешивающихся между собой, иногда разделяющимися на разные этнические группы, сталкивающимися из-за каких-то противоречий. Так всегда бывает между рядом живущими соседями, они то дружат вплоть до заключения совместных браков, то становятся смертельными врагами. И с самого первого появления скифов на Кавказе они также стали одним из этнических компонентов здешней смеси народов и народностей. Наиболее близкое к тюркской первооснове, а значит и к нынешним казакам, прослеживающим свои корни в скифах, население Кавказа представлено балкарцами, карачаевцами и дигорцами. Кроме того, установлено, что под использовавшимся в Московии термином «горские черкесы» подразумевались нынешние балкарцы и карачаевцы. В 1883 году русские учёные В. Миллер и М. Ковалевский совершили совместное путешествие по Балкарии. Прежде всего, им бросилось в глаза то, что Балкария образует как бы островок среди народностей, отличающихся от балкарцев по языку и племени. Прижатая к скалам ущелий Кавказских гор горсточка балкарцев, карачаевцев и дигорцев не имеет по соседству родственных по языку племён. Тем не менее, и другие народы Северного Кавказа, без всякого сомнения, испытали на себе генетическое и культурное влияние более сильных пришельцев, изначально занявших лидирующие позиции на Кавказе. Так, в тексте созданного около 1240 года первого письменного памятника на монгольском языке «Монгол ниуча тобчиян» («Секретная история монголов» или «Сокровенное сказание») зафиксирован этноним, которым монголы называли адыгов - тоже «черкес». Позднее этот термин в приложении к адыгам встречается и у других восточных авторов. С первых веков от Рождества Христова сарматы-аланы жили в Прикубанье. Здесь вполне могли идти ассимиляционные процессы с меото-адыгами. Разумеется, в ходе общения с ними имели место не только мирные, но и военные контакты и конфликты. Так, адыгское племя сухов в ходе одного из столкновений с аланами было подвергнуто знаменитому «Сухскому побоищу». Можно обоснованно считать, что западные районы верховьев Кубани между реками Большая Лаба и Фарс были той территорией, где в течение столетий происходили контакты аланов и адыгов, а население было смешанным или чересполосным. Здесь сложилась смешанная материальная культура с включением аланских и адыгских компонентов. Аналогично какие-то аланские группы были инкорпорированы в абхазскую среду. Как указывает Ш. Д. Инал-Ипа, абхазские роды Алания, Осия, Шармат являются потомками переселившихся некогда в Абхазию групп алано-сарматского происхождения. Г. В. Цулая пишет:

       «Историко-археологические исследования давно привели учёных к твёрдому убеждению о великой роли аланов в истории буквально почти всех народов Кавказа от античной эпохи до позднего Средневековья, от Дагестана и до Мингрелии и Армении».

       Таким образом, генетические связи, а также длительные языковые и культурные контакты с той или иной степенью глубины объединяют своими узами аланов со многими народами Кавказа. В этом смысле «аланское наследство» живо по сей день. Как мы знаем, Северо-Западный Кавказ - это историческая земля обитания адыгов. История адыгов в период раннего Средневековья является одной из самых малоизученных и сложных для исследования, поскольку письменные источники, содержащие информацию об адыгах в этот период, исключительно малочисленны и, как правило, фрагментарны. Предки адыгов известны ещё со времен Боспорского царства, когда борьбу меото-синдских племён Тамани против Понтийского царства в 109 году до Рождества Христова возглавил Савмак. Его имя - это греческая форма записи адыгского имени «Шумахуэ» или «Щауэмахуэ». Более того, греческое название причерноморских и азиатских тюркских племён как «скифы» могло произойти от западно-адыгского сцыф (сцыф - «я человек») или цыф (цыф - «человек») и затем распространиться на множество тюркских племён или племён, где тюрки были властной элитой. Народы, населявшие адыгскую территорию, византийским авторам были известны под именами зихов и сагинов у Прокопия Кесарийского, зихов, папагов и касахов у Константина Багрянородного. Русские летописи называют касахов касогами. Впервые они упоминаются в середине X века: арабский учёный Аль-Масуди называет народ:

       «Кашак, живущий между горой Кабх и Румским морем».

       Византийский император Константин VII Багрянородный знал страну Касахию между Зихией и Аланией; хазарский царь Иосиф в письме к кордовскому вельможе среди народов, платящих дань хазарам, назвал:

       «Живущих в стране Каса».

       Впоследствии касоги усилились и в X веке в «Еврейско-хазарской переписке» упоминаются уже как народ, воевавший против хазар (согласно другому варианту перевода, в союзе с хазарами). В конце X века в анонимном сочинении «Гудуд-ал-Алэм» упоминается город Кесег в стране Алан.

       «Люди из страны кашаков (кешеков)» - так в 943 году упомянул касогов арабский историк и географ Аль-Масуди в своём сочинении «Золотые копи и россыпи самоцветов».

       Здесь же он сообщал:

       «За пределами страны аланов, между Кавказом и Румским (Чёрным) морем обитают кешеки (оссеты называют кабардинцев kasakh, мингрельцы - kachak). Эта нация миролюбивая, и исповедует религию магов».

       Аль-Масуди употребил этноним «кашаг (кешек)» для обозначения целой группы западнокавказских племен, известных ныне как адыгэ (черкесы, кабардинцы, адыгейцы, шапсуги, убыхи, бесленеевцы, махошевцы, мамхеговцы, темиргоевцы, бжедуги, егерухаевцы, хатукаевцы, абадзехи, натухайцы) и говорящих на едином литературном языке - адыгабзэ. У современных историков сложились две точки зрения на происхождение касогов. Согласно одной, касоги произошли от малоазиатского народа касков - далёких предков адыгов. Согласно другой гипотезе, касоги - кочевой или полукочевой народ, происхождение которого связано с тюрками Центральной Азии и уграми Поволжья. Касоги были подвластны хазарам, которые в 1 половине или середине VIII века переселили их на Северо-Западный Кавказ для охраны границ и контроля над регионом в интересах Хазарского хаканата. После ослабления Хазарии касоги в 1 половине X века испытали мощный натиск Алании и частично были подчинены ей. Другая часть касогов интегрировалась с зихами для совместного противостояния аланской агрессии (при этом родовое имя княжеского рода Кес было перенесено соседями на всё зихо-касожское объединение).

       Источники локализуют касогов рядом с Аланией, Абхазией, Зихией и городом Таматарха (Тмутаракань). Территория расселения и характеристики касогов позволяют связывать с ними более 20 могильников в Западном Закубанье и в районе Анапы - Геленджика. Для них характерны трупосожжения. Но, поскольку традиционные для тюрок-кочевников захоронения исключали кремацию, но обязательным было сооружение над могильником кургана и помещение вместе с усопшим коня или хотя бы части конской туши, мы можем однозначно говорить, что такие захоронения были собственной адыгской традицией. Что свидетельствует о численном преобладании местного населения над завоевателями-тюрками, давшими своё имя - черкасы - всему этнополитическому объединению на Северо-Западном Кавказе. В отличие от касогов-язычников родственные им зихи были православными христианами с VI века. В VI веке Прокопий Кесарийский называет в их окружении аланов, абазгов и гуннов-савиров (также в этот период рядом проживали сагины и гунны-утригуры). Живший на Кавказе в XV веке генуэзец Джорджио Интериано в своей книге «Жизнь зиков, именуемых черкасами» писал, что «зихами» зовутся они на греческом и латинском языках, татары и турки зовут их «черкесами», а сами они называют себя «адыги». В XVI веке в «Записках о Московии» габсбургский посол, историк и писатель Сигизмунд фон Герберштейн, отдавая дань прежней традиции, называет эту народность «чики» (ciki), однако параллельно уже использует новое название - «черкасы пятигорские». Так что, раннесредневековые зихи - это одно из адыгских племён или племенных объединений. Сложнее отождествление сагинов с адыгами, но допустимо. А как соотносятся понятия «черкас» и «казак»? Дж. Интериано писал о военных экспедициях черкасов:

       «Черкесы ходят даже на Босфор вплоть до Херсонеса Таврического, той провинции, где находится колония Каффы, основанная в древности генуэзцами».

       Историк Кавказа С. М. Броневский (1763-1830):

       «В 1282 году баскак татарской [Ахмат] Курского княжества, призвав черкасов из Бештау, или Пятигория, населил ими слободу под именем казаков. Разбои и грабежи, ими причиняемые, произвели многия на них жалобы, для коих, наконец, Олег, князь курский, по дозволению ханскому, разорил их жилища, многих из них побил, а прочие разбежались. Сии, совокупясь с русскими беглецами, долгое время чинили всюду разбои, укрываясь от поисков над ними по лесам и оврагам. Много труда стоило всех их оттуда выгнать и искоренить. Многолюдная их шайка, не обретая себе безопасности там, ушла в Канев к баскаку, который назначил им место к пребыванию ниже Днепру. Тут построили они себе городок и назвали его Черкасск, по причине, что большая часть из них были породою черкасы, составя разбойничую республику, которая прославилась потом под именем запорожских казаков».

       Фредерик Дюбуа де Монпере (Франция, 1823 год):

       «Черкесов обычно представляют себе, как некое сборище разбойников, дикарей, не имеющих ни веры, ни закона: это мнение ошибочно. Это образец феодальной, рыцарской, средневековой аристократии или героической аристократии в античной Греции».

       Сказанное Монпере объясняет принятие местными тюрками (чёрными клобуками) нового имени. Появление в Поднепровье черкасов с Кавказа, более «аристократичных», чем местные тюрки, но нашедших здесь этническую родню, послужило причиной постепенной смены этнического имени здешнего черноклобуцкого населения. В условиях возрастания могущества Литовско-Русской державы «чёрные клобуки» в подавляющем большинстве, как неблагонадёжные, между 1340 и 1390 годами были выселены золотоордынскими ханами в Среднюю Азию. Ныне они известны как народ каракалпаки на берегу Аральского моря в Узбекистане. Но, как это всегда бывает, часть прежнего населения сумела избежать переселения, она влилась в состав черкасов. В Московском летописном своде конца XV века и в Воскресенской летописи XVI века при описании событий 1152 года говорилось:

       «Чёрные клобуки еже зовутся черкасы».

       В более ранних летописях такое пояснение отсутствует. Остававшиеся на прежнем месте чёрные клобуки стали именоваться черкасами, хотя очевидно, что пришельцы были в основном адыгами, поскольку принесли в язык поднепровских казаков именно адыгский, а не тюркский словарный запас. Так, казачье фамильное окончание «-ко» (неизвестное в Центральной, Северной и Западной Украине) происходит от адыгского «къо» («къуэ») - «сын». Западно-украинские фамилии на окончание «-як» также имеют связь с адыгской этимологией:

       ««Хьакэ» - «гость» (человек новый/хвост)».

       В украинский язык вошли такие адыгские слова, как нан («мать») – «ненька»; тат («отец») - «тато»; «хатэ» («усадьба») - «хата» и прочие, коих немало. Почему адыги на Днепре назвали себя черкасами? Это было более престижно, поскольку у них дома, на Кавказе, черкасы принадлежали к господствующему племени. В комментариях к переводу с турецкого некоего Qarachaili «Книги путешествия» турка Эвлия Челеби (XVII век), есть следующее утверждение:

       «Черкесами изначально называли только тюрок-кыпчаков. Ещё во второй половине XIX века польский волонтёр Т. Лапинский, живший среди воевавших с Россией адыгов, выделял среди них дворян, которых только и следовало называть черкесами, вследствие их «татарского» происхождения. Сами же адыги себя черкесами не называют, и это их название было ошибочно дано им русскими и турками, обычно контактировавшими именно с татарским по происхождению дворянством».

       Думается, автор комментария напрасно ограничил этнических «татар» только «черкесским дворянством». Наверняка, по крайней мере в начальный период после покорения адыгов тюрками, черкасами назывались все завоеватели, из числа которых, естественно, и сформировалась новая знать - «дворянство», по определению комментатора. Про эту знать писал Карл Пейсонель (1727-1790 годы). Он приводил сословное деление черкесов на беев, сипагов, узденей и кулы, то есть, мы видим не адыгские, а тюркские термины. На протяжении XIV-XV веков наблюдается несколько волн черкасской военной эмиграции на территорию Среднего Поднепровья и Левобережной Украины. Иоганн Эрлих Тунманн (вторая половина XVIII века) писал о черкасской эмиграции в XV веке:

       «Они (черкасы) завладели Керчью в Крыму, часто нападали на этот полуостров и другие европейские местности, сделались основным составом образовавшихся тогда казацких народностей. Кубанские черкесы удерживались как на Дону, так и на Кубани. Там составляли они, хотя и сильно смешавшись с русскими, донское казацкое государство».

       Интересный факт: группа черкесских князей, которые были против правления России в Кабарде, послали воинов в Польшу просить о помощи. Эти князья были приговорены царём к смерти. В августе 1561 года польский король разрешил всем воинам Пятигорья, кто хотел, приехать в Польшу. В 1562 году пять кабардинских князей оставили свои дома на Кавказе и нашли спасение в Польше вместе с семьями и воинами (польские писатели нашего времени утверждают, что там было 300 воинов). Польский король радушно принял их с множеством почестей и подарков. Черкасские поселенцы ассимилировались среди постоянно увеличивавшегося славянского населения, но территория Украины вплоть до времён Екатерины II называлась Черкасией. Генуэзец Интериано свидетельствует, что черкасы брили голову, а на макушке оставляли длинный пучок волос, заложив его за левое ухо, по тому же обычаю, который известен и у запорожцев и отличал их «войсковых товарищей». Донские казаки свои чубы также зачесывали на левую сторону. Исследователь В. Ф. Горленко (Киев) обращает внимание на такой интересный источник, как реестр жителей Черкасского и Каневского замков 1552 года, в котором содержится большое число имен и фамилий явно черкесских выходцев. Таким образом, вследствие метисации и комплиментарности между местными тюрками, северо-кавказцами и славянами возникла к XV веку этнографическая группа под именем «запорожские черкасы». На сходство внешнего облика украинцев и черкасов обратил внимание Аф. Шафонский, автор конца XVIII века:

       «Нынешние горские черкесы по наружному виду лица, одеянию и по всем ухваткам, по сей день весьма на малороссиян, в низовых местах Днепра живущих, и особливо на бывших запорожских казаков похожи, которые, и вообще все малороссияне, изстари от великороссиян черкесами называются».

       Характер и суть черкасского присутствия на Украине отражает то обстоятельство, что даже столь фундаментальное понятие как «лыцарь», имеет адыгскую природу. Лыцарь представляет собой достаточно точную копию адыгского термина лыцэрыо - «знаменитый воин», где лы - «мужчина», а цэрыо - «известный, знаменитый». Польский «рыцарь» заимствовано либо напрямую из адыгского, либо уже из украинского. Этнограф А. И. Стоянов писал в своих записках «Путешествие по Свании» (Тифлис, 1876), что испытал подлинное удивление, когда, спускаясь в сванское село Мулах, встретил женщину, одетую в почти «малороссийский» костюм - на ней была плахта и намитка. Группа мужчин-сванов, принёсшая им обед, также поразила своим малороссийским стилем одежды. Если бы не их сванский язык, этнографу показалось бы, что он находится в самом центре Полтавской области. В. Гатцук, украинский исследователь начала XX века, так демонстрирует черкасское происхождение запорожских козаков:

       «Если прислушаться к тому, как современные кабардинцы поют свои героические песни-былины, сродство черкесского племени с малорусским выясняется особенно ярко: тот же размер и ритм стихов, то же рифмование и такия же повышения и понижения голоса, какия слышатся в малорусских народных «думах». Даже имя свое черкесы передали малорусскому племени: до царствования императора Александра I - когда кавказские черкесы, не пожелавшие добровольно покориться, были объявлены «врагами России»».

       В 1395 году войско Тимура захватило Азак и двинулось к Кубани. Низам-ад-Дин Шами пишет, что:

       «От Азака до Кубани - это область черкасов».

       Чтобы затруднить продвижение неприятельского войска, черкасы сожгли луга, которые находились между Азаком и Кубанью (приём, известный со времён скифов). В 1404 году архиепископ Иоанн Галонифонтибус называл выживших потомков аланов-карачаевцев-кара-черкесами (кара-черкасами). В Ермолинской летописи под годом 1445 значится:

       «Тое же весны царь Махмет и сын его Мамутяк послали в черкасы по люди и прииде к ним две тысячи казаков».

       Без сомнения, речь здесь идёт о стране Черкасской, о том самом Пятигорье. В ином случае, по правилам древнего слога, стояло бы «послали в город в Черкасы». Как известно, ещё в I веке от Рождества Христова на Северном Кавказе проводил миссионерские проповеди первозванный апостол Андрей. От него, возможно, здешние казачьи предки и получили христианскую веру. В частности, по реке Терек жили терские и гребенские казаки и пятигорские черкасы, издревле бывшие христианами и входившие в состав Сарско-Подонской епархии Золотой Орды. Следующей колонизуемой черкасами территорией после Поднепровья стало Подонье, где так же, как и на Днепре, уже давно имелось местное скифское (тюркское) население. Существует историческая версия, что запорожские черкасы, осев и основав на донском острове станицу Черкасскую в честь их родного Черкасска, назвали её «запорожским корнем на серебряном блюде Дона». И потому с тех пор низовое донское казачество так и зовут: «черкаса». В 1546 году, по свидетельству путивльского воеводы князя Троекурова, на Дону замечалось уже много казаков, причём в числе их значительное количество днепровских черкас, усиленно эмигрирующих из Украины на Дон «в казаки», как написано в документе. В середине XVIII столетия русский генерал А. И. Ригельман записал на Дону, что казаки:

       «Мнят о себе из народов роксолянских, донцы же от черкес».

       Первый отечественный энциклопедист В. Н. Татищев, обладавший, в отличие от всех прочих историографов, уникальным собранием древнейших русских манускриптов, погибших затем в пожаре Москвы в 1812 году, уверенно выводил родословную низовых донских казаков от запорожских черкасов. Татищев допускал, вместе с тем, что ещё одним компонентом при формировании первичного этносоциального массива донского казачества выступали так называемые мещерские казаки, то есть принявшие православие мангыты («татары»), которых Иван Грозный перевёл на Дон. Так что, по крайней мере донские казаки - фундамент российского казачества, как прямые потомки запорожских черкасов и мещерских татар (тех же поздних скифов) имели мало общих генетических корней с великорусским этносом. Но столь же незначительна была генетическая связь и запорожских черкасов с украинским (малорусским) народом. В начале XVI века крымские ханы уже не были достаточно сильны для того, чтобы уберечь на Донце свои права и рекою завладели казаки. Казачье племя сары-азман, что есть искажённое «асы-аланы» (Губарев), выделившееся из среды азакских или белгородских казаков, спустилось к берегам Дона. Они положили начало возрождению казачьей жизни на Дону. С этих пор его население стало непрерывно пополняться казаками с севера, остатками черкасов-казаров с кавказских предгорий и черкасов-чёрных клобуков с Днепра. Племенное имя сары-азман и другие имена приходивших вскоре вышли из употребления, восторжествовало единое для всех обитателей Дона - казаки. Дольше других племенных имён держалось только принятое у русских наименование «донские черкасы». Несмотря на общий этнический тюркский корень с соседями, казаки-черкасы вели постоянные войны с соседями. Так, гребенские казаки вели войны против кавказских черкесов (частично тюрок, частично кавказцев) и ногайцев, яицкие - против ногайцев и кыргызов (тюрок). В 1592 году, мстя черкесам за набег на Дон, казаки поймали и увели в плен знатного черкесского князя Кабана с пятью союзными князьями и с ними захватили ещё турецкого чауша (азакского вельможу). Такое было время и такие царили порядки. В конце правления Ивана Грозного и много позднее казаки, запорожские и донские, представляли собой по существу единый этносоциум, причём Запорожская Сечь на Днепре была его территориальным, культурным и политическим центром. Достаточно посмотреть на превосходные, старинного письма парсуны (портреты) донских атаманов XVI-XVII веков, чтобы понять, что по антропологическому типу лиц, причёскам и одежде донцы даже в середине XVIII века ничем не отличались от запорожцев. Но не только на донских казаков, но и на формирование современных украинцев через посредство днепровских казаков несомненное влияние оказали кавказские черкасы. Такие фамилии, как Шамрай, Шахрай, Мазепа также имеют адыгское происхождение. Украинцы восточные в основе своей являются этническими черкасами, хотя западные - это, скорее, ополяченные русские былой Галицко-Волынской Руси.

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

       Александр Дзиковицкий (данная статья является выражением личного мнения автора и не является общей позицией ВОЦ).

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения