Главная » Казаки » БЕЛЫЙ ТЕРРОР В РОССИИ. ЧАСТЬ 2.

БЕЛЫЙ ТЕРРОР В РОССИИ. ЧАСТЬ 2.

24.02.2017 10:51

       Итак, к августу 1918 года вооруженным силам РСФСР полностью или почти полностью противостояли иностранные войска. «Было бы ошибочно думать, что в течение всего этого года мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских. Напротив того, русские белогвардейцы сражались за наше дело», - написал позже Уинстон Черчилль. Белые освободители или убийцы и грабители? Доктор исторических наук Генрих Иоффе в журнале «Наука и жизнь» № 12 за 2004 год - а этот журнал успел за последние годы отметиться ярым антисоветизмом - в статье о Деникине пишет:

       «На освобожденных от красных территориях шел настоящий реваншистский шабаш. Возвращались старые хозяева, царили произвол, грабежи, страшные еврейские погромы».

       О зверствах войск Колчака ходят легенды. Число убитых и замученных в колчаковских застенках не поддавалось учету. Только в Екатеринбургской губернии было расстреляно около 25 тысяч человек. «В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, как это обычно думали. Я не ошибусь, если скажу, - признавался позднее очевидец тех событий американский генерал Уильям Сидней Гревс, - что на каждого человека, убитого большевиками, приходилось 100 человек, убитых антибольшевистскими элементами». «Идеологию» белых в этом вопросе четко выразил генерал Корнилов:

       «Мы шли к власти, чтобы вешать, а надо было вешать, чтобы прийти к власти».

       «Союзники» белого движения - англичане, французы и прочие японцы - вывозили все: металл, уголь, хлеб, станки и оборудование, двигатели и меха. Угоняли гражданские пароходы и паровозы. Только из Украины немцы вывезли до октября 1918 года 52 тысячи тонн зерна и фуража, 34 тысячи тонн сахара, 45 миллионов яиц, 53 тысячи лошадей и 39 тысяч голов крупного рогатого скота. Шло масштабное разграбление России. А о зверствах (не менее кровавых и массовых - никто и не спорит) Красной армии и чекистов читайте в сочинениях демократической прессы. Данный текст предназначен исключительно для того, чтобы развеять иллюзии тех, кто восхищается романтикой и благородством «белых рыцарей России». Была грязь, кровь и страдания. Ничего другого войны и революции принести не могут. «Белый террор в России» - так называется книга известного историка, доктора исторических наук Павла Голуба. Собранные в ней документы и материалы камня на камне не оставляют от широко циркулирующих в средствах массовой информации и публикациях на историческую тему выдумках и мифах.

       Было все: от демонстраций силы интервентов до казни чехами красноармейцев. Начнем с утверждений о жестокости и кровожадности большевиков, которые, дескать, при малейшей возможности уничтожали своих политических противников. На самом деле руководители большевистской партии стали твердо и непримиримо относиться к ним по мере того, как на собственном горьком опыте убеждались в необходимости решительных мер. А вначале проявлялась определенная доверчивость и даже беспечность. Ведь всего за четыре месяца Октябрь триумфально прошествовал из края в край огромной страны, что стало возможным благодаря поддержке власти Советов подавляющим большинством народа. Отсюда и надежды на то, что ее противники сами осознают очевидное. Многие лидеры контрреволюции, как это видно из документальных материалов, - генералы Краснов, Владимир Марушевский, Василий Болдырев, видный политический деятель Владимир Пуришкевич, министры Временного правительства Алексей Никитин, Кузьма Гвоздев, Семен Маслов, да и многие другие - были отпущены на свободу под честное слово, хотя их враждебность новой власти не вызывала сомнений.

       Слово свое эти господа нарушили, приняв активное участие в вооруженной борьбе, в организации провокаций и диверсий против своего народа. Великодушие, проявленное по отношению к явным врагам Советской власти, обернулось тысячами и тысячами дополнительных жертв, страданиями и мучениями сотен тысяч людей, поддержавших революционные перемены. И тогда руководители российских коммунистов сделали неизбежные выводы - они умели учиться на своих ошибках.

      ТОМИЧИ ПЕРЕНОСЯТ ТЕЛА РАССТРЕЛЯННЫХ УЧАСТНИКОВ АНТИКОЛЧАКОВСКОГО ВОССТАНИЯ.

       Придя к власти, большевики отнюдь не запретили деятельность своих политических противников. Их не подвергали арестам, позволяли выпускать свои газеты и журналы, проводить митинги и шествия и тому подобное. Народные социалисты, эсеры и меньшевики продолжали свою легальную деятельность в органах новой власти, начиная с местных Советов и кончая ЦИК. И опять-таки только после перехода этих партий к открытой вооруженной борьбе против нового строя их фракции декретом ЦИК от 14 июня 1918 года были исключены из Советов. Но даже после этого оппозиционные партии продолжали легально действовать. Наказанию подвергались лишь те организации или лица, кто был уличен в конкретных подрывных действиях.

       «Цивилизованные» чехословацкие каратели расправлялись со своими «братьями-славянами» огнем и штыком, буквально стирая с лица земли целые поселки и деревни. В одном Енисейске, например, за симпатии к большевикам было расстреляно более 700 человек - почти десятая часть проживавших там. При подавлении восстания узников Александровской пересыльной тюрьмы в сентябре 1919 года чехи расстреливали их в упор из пулеметов и пушек. Расправа продолжалась трое суток, от рук палачей погибло около 600 человек. И таких примеров - великое множество.

       Кстати, иностранные интервенты активно способствовали и развертыванию на российской территории новых концлагерей для тех, кто выступал против оккупации или сочувствовал большевикам. Начали же создаваться концлагеря еще Временным правительством. Это - бесспорный факт, о котором также умалчивают разоблачители «кровавых злодеяний» коммунистов. Когда в Архангельске и Мурманске высадились французские и английские войска, один из их руководителей - генерал Пуль от имени союзников торжественно обещал северянам обеспечить на захваченной территории «торжество права и справедливости». Однако почти сразу же после этих слов на захваченном интервентами острове Мудьюг был организован концлагерь. Вот свидетельства тех, кому там довелось побывать:

       «Каждую ночь умирало по нескольку человек, и трупы их оставались в бараке до утра. А утром появлялся французский сержант и злорадно вопрошал:

       «Сколько большевиков сегодня капут?».

       Из заточенных на Мудьюге более 50 процентов расстались с жизнью, многие сошли с ума».

       После ухода англо-французских интервентов власть на Севере России перешла в руки белогвардейского генерала Евгения Миллера. Он не только продолжил, но и усилил репрессии и террор, пытаясь остановить быстро развивавшийся процесс «большевизации масс». Самым бесчеловечным их олицетворением стала ссыльнокаторжная тюрьма в Иоканьга, которую один из узников охарактеризовал как:

       «Наиболее зверский, изощренный метод истребления людей медленной, мучительной смертью».

       Вот выдержки из воспоминаний тех, кому чудом удалось выжить в этом аду:

       «Умершие лежали на нарах вместе с живыми, причем живые были не лучше мертвых: грязные, покрытые струпьями, в рваном тряпье, заживо разлагающиеся, они представляли кошмарную картину».

       К моменту освобождения Иоканьги от белых там из полутора тысяч заключенных остались 576 человек, из которых 205 уже не могли передвигаться.

       Система подобных концлагерей, как показано в книге, была развернута в Сибири и на Дальнем Востоке адмиралом Колчаком - наиболее, пожалуй, жестоким из всех белогвардейских правителей. Они создавались как на базе тюрем, так и в тех лагерях военнопленных, которые были построены еще Временным правительством. Более чем в 40 концлагерей режим загнал почти миллион (914 178) человек, отвергавших реставрацию дореволюционных порядков. К этому надо приплюсовать еще около 75 тысяч человек, томившихся в белой Сибири. Более 520 тысяч узников режим угнал на рабский, почти не оплачиваемый труд на предприятиях и в сельском хозяйстве.

       Однако ни в солженицынском «Архипелаге ГУЛАГ», ни в писаниях его последователей Александра Яковлева, Дмитрия Волкогонова и других об этом чудовищном архипелаге - ни слова. Хотя тот же Солженицын начинает свой «Архипелаг» с гражданской войны, живописуя «красный террор». Классический пример лжи путем простого умолчания!

       В антисоветской литературе о гражданской войне много и с надрывом пишется о «баржах смерти», которые, дескать, использовались большевиками для расправы с белогвардейскими офицерами. В книге Павла Голуба приводятся факты и документы, свидетельствующие о том, что «баржи» и «поезда смерти» стали активно и массированно применяться именно белогвардейцами. Когда осенью 1918 года на восточном фронте они стали терпеть поражение от Красной Армии, в Сибирь, а затем на Дальний Восток потянулись «баржи» и «поезда смерти» с узниками тюрем и концлагерей.

       Когда «поезда смерти» находились в Приморье, их посетили сотрудники американского Красного Креста. Один из них - Бьюкели написал в своем дневнике:

       «До того момента, когда мы нашли этот ужасный караван в Никольске, 800 пассажиров умерли от голода, грязи и болезней. Я видел трупы людей, тела которых еще при жизни разъедали паразиты до тех пор, пока они не умирали после месяцев ежедневной мучительной пытки от голода, грязи и холода. Клянусь Богом, я не преувеличиваю! В Сибири ужас и смерть на каждом шагу в таком масштабе, что потрясли бы самое черствое сердце».

       Ужас и смерть - вот что несли народу, отвергавшему дореволюционный режим, белогвардейские генералы. И это отнюдь не публицистическое преувеличение. Сам Колчак откровенно писал о созданной им «вертикали управления»:

       «Деятельность начальников уездных милиций, отрядов особого назначения, всякого рода комендантов, начальников отдельных отрядов представляет собой сплошное преступление».

       Хорошо бы задуматься над этими словами тем, кто восхищается сегодня «патриотизмом» и «самоотверженностью» белого движения, которое-де в противоположность Красной Армии отстаивало интересы «Великой России».

       Ну а что касается «красного террора», то его размеры были совершенно несопоставимы с белым, да и носил он в основном ответный характер. Это признавал даже генерал Гревс, командующий 10-тысячным американским корпусом в Сибири.

       И так было не только в Восточной Сибири. Так было по всей России.
Впрочем, откровенные признания американского генерала отнюдь не снимают с него вины за участие в расправах над отвергавшим дореволюционные порядки народом. Террор против него осуществлялся совместными усилиями иностранных интервентов и белых армий.

       Всего на территории России было более миллиона интервентов - 280 тысяч австро-германских штыков и около 850 тысяч английских, американских, французских и японских. Совместная попытка белогвардейских армий и их иностранных союзников учинить российский «термидор» обошлась русскому народу, даже по неполным данным, очень дорого: около 8 миллионов убитых, замученных в концлагерях, умерших от ран, голода и эпидемий. Материальные же потери страны, по оценкам экспертов, составили астрономическую цифру - 50 миллиардов золотых рублей.

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

       Источник: http://www.liveinternet.ru/community/for_men_only/post372725090/

Михайло Полторов.

Комментарии

Валерий 24.02.2017, 21:14
Материал попал в топ-25 Белоруссии.
. 28.02.2017, 08:40
Там вдали за рекой засверкали огни, и шевелится мясо под кожей -
Каждой ночью с полей вновь приходят ОНИ, и в кармане у каждого ножик.
То чечены, то немцы, то злые скины, то поручики, то комиссары
Забредут непременно в кошмарные сны - наносить ножевые удары.

Это враг, это враг, он коварен, жесток, он не знает о слове "пощада",
Он упрячет тебя в говорящий мешок и утопит в расщелинах ада.
Это враг, это враг, он как стая собак, ты ведь тоже собак ненавидишь?
Он покажет тебе леденеющий мрак, только ты этот мрак не увидишь.

Вроде нет ничего, вроде всё это ложь, ну какие сейчас ещё духи?
Только там, где прольётся предутренний дождь, из земли вырастают старухи.
Их слепые глаза, их грибные тела нашаманят молитву у гроба
Твоей маленькой жизни, что вдруг умерла и лежит в нумерованной робе.

А вдали за рекой очень шумно порой, кто-то снова готовится к штурму -
Чтобы танки в Москве, чтобы целой толпой обстрелять Белый Дом или Думу.
Чтобы весело, страшно, смешно и грешно, непонятно, опасно и злобно;
И да будет весна, и да будет вино, а кого-то - повесить на Лобном.

И без страха отряд поскакал на врага - только кони рассыпались в пепел,
Заржавели штыки, отвалилась нога, а потери никто не заметил.
С ядом ампулу песней держали в зубах, только зубы хранили в стакане,
Земляные старухи с крестами в руках протопили по-красному баню.

Протопили и съели, а косточки в дом, чтобы было, что кушать в блокаду -
Там вдали за рекой Вашингтонский Обком вновь готовит звездец Ленинграду
Не дадим, не отступим, и встанем стеной, а потом у неё же и ляжем,
Чтобы братской могилой, великой страной нам нести столь почётную стражу.

Моджахеды и немцы, да злые скины, и поручики, и комиссары,
Обуянные жаждой тотальной войны, заползают в людские кошмары.
Там вдали за рекой засверкали огни, и шевелится мясо под кожей.
Из ночного тумана вернулись ОНИ, а за ними и
Кустарь. 01.03.2017, 19:12
Это тяжёлый исторический момент в истории России.
Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения