Главная » Публицистика » ПЕРМАНЕНТНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ СЕГОДНЯ, ВЧЕРА И ЗАВТРА. ЧАСТЬ 2.

ПЕРМАНЕНТНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ СЕГОДНЯ, ВЧЕРА И ЗАВТРА. ЧАСТЬ 2.

23.02.2018 12:27

       Введение.

       Идея написание этих комментарий зрела давно. Подтолкнула к действию шумиха вокруг фильма, снятого, очевидно, по мотивам книги Волкогонова «Демон революции». Фильм не посмотрел, но вряд ли он лучше книги, где изложены только биографические данные и сделана попытка сотворить психологический портрет. Лучше всего о человеке скажут его идеи, то чем была занята его голова, прежде чем ее пробил ледоруб. Скорее всего, его идеи были и стали сейчас настолько актуальны, что понадобилась образная завеса, скрывающая лубковой личностью ее реальные мысли. Здесь же сделана попытка прокомментировать последнюю, итоговую или заключительную главу работы Троцкого из 14 пунктов, дополненных мною цитатами из этой же работы для лучшего понимания тезисов Льва Троцкого в его работе «Перманентная революция». Только прочитав эту книгу, начинаешь понимать глубину противоречий в действиях прежнего руководства и содержание нынешней политики российского общества. Как и то, что нужно в будущем (Основные положения). И мои комментарии - жирным шрифтом в скобках, более крупным шрифтом, в заключении о работе Троцкого под общим названием Перманентная революция, после каждого пункта, пронумерованного самим Троцким.

       I. Вчера. Что же такое перманентная революция?

       13. Теория Сталина-Бухарина не только механически противопоставляет, наперекор всему опыту русских революций, демократическую революцию социалистической, но и отрывает национальную революцию от интернациональной. Революциям в отсталых странах она ставит задачей установление неосуществимого режима демократической диктатуры, который она противопоставляет диктатуре пролетариата. Этим она вводит в политику иллюзии и фикции, парализует борьбу пролетариата на Востоке за власть и тормозит победу колониальных революций. Уже завоеванная пролетариатом власть означает, с точки зрения эпигонской теории, завершение революции («на девять десятых», по формуле Сталина) и открытие эпохи национальных реформ. Теория врастания кулака в социализм и теория «нейтрализации» мировой буржуазии неотделимы, поэтому, от теории социализма в отдельной стране. Они вместе стоят и вместе падают. Коммунистический Интернационал низводится теорией национал-социализма на степень подсобного орудия, полезного для борьбы против военной интервенции. Нынешняя политика Коминтерна, его режим и подбор в нем руководящего персонала вполне отвечают этому низведению Коммунистического Интернационала на роль вспомогательного отряда, не предназначенного для разрешения самостоятельных задач.

       Как мы уже знаем, эта теория не помогла ни противодействовать военной интервенции с молчаливого согласия европейской буржуазии, ни созданию и нормальной жизни земельных артелей из бедноты, которые сохранили в виде колхозов с принудительно-добровольным трудом крестьян и помощью пролетариев. Более того, были попытки создания нового порядка на оккупированных немцами территориях и новой армии из числа из недовольных пролетарской властью. Но ни те, ни другие, ни третьи так и не провели изменения земельной собственности в интересах каждого гражданина СССР, задача просто не ставилась никакой властью.

       14. Программа Коминтерна, созданная Бухариным, эклектична насквозь. Она делает безнадежную попытку примирить теорию социализма в отдельной стране с марксистским интернационализмом, который, однако, неотделим от перманентного характера международной революции. Борьба левой коммунистической оппозиции за правильную политику и здоровый режим Коминтерна неразрывно связана с борьбой за марксистскую программу. Вопрос о программе неотделим, в свою очередь, от вопроса о двух противостоящих друг другу теориях: перманентной революции и социализма в отдельной стране. Проблема перманентной революции давно переросла эпизодические и полностью исчерпанные историей разногласия Ленина и Троцкого. Борьба идет между основными идеями Маркса и Ленина, с одной стороны, эклектикой центристов - с другой.

       Как мы убедились уже практика реализации противоборствующих идей, в СССР и Китае, была непоследовательной, неполной и, до сих пор, нереализованной, с точки зрения настоящих марксистов. Которые, увы, тоже не могли предусмотреть общие интересы пролетариата и крестьянства. Но, даже та программа демократических перемен общества, цитирую из статьи Троцкого, не была реализована:

 

       «Вне демократической программы - учредительное собрание; восьмичасовой рабочий день; конфискация земель; национальная независимость Китая; право самоопределения входящих в его состав народностей и прочее - вне этой демократической программы коммунистическая партия Китая связана по рукам и по ногам и вынуждена пассивно очищать поле перед китайской социал-демократией, которая может, при поддержке Сталина, Радека и компании, занять ее место».

       Из этой цитаты, приведенной полностью как высказывание, важно, что сама программа, названная демократической, предусматривает право самоопределения (не только Китая) входящих в его состав народностей (задолго до права самоопределения наций). Народности могут быть и малочисленные и без языка и культуры, но не могут быть без территории и самоуправления на ней! А из этого следует, что демократизация общества насилия есть перманентное предоставление права самоопределения любой общности людей и завершится только тогда, когда это право будет предоставлено каждому человеку.

       «… диктатура пролетариата именно потому и представлялась вероятной и даже неизбежной на основе буржуазной революции, что не было другой силы и других путей для разрешения задач аграрной революции. Но этим самым открывалась перспектива перерастания демократической революции в социалистическую. Вступая в правительство не как бессильные заложники, а как руководящая сила, представители пролетариата тем самым разрушают грань между минимальной и максимальной программой, то есть ставят коллективизм в порядок дня. На каком пункте пролетариат будет остановлен в этом направлении, это зависит от соотношения сил, но никак не от первоначальных намерений партии пролетариата. Вот почему не может быть и речи о какой-то особенной форме пролетарской диктатуры в буржуазной революции, именно о демократической диктатуре пролетариата (или пролетариата и крестьянства). Рабочий класс не сможет обеспечить демократический характер своей диктатуры, не переступая границы своей демократической программы. Раз партия пролетариата возьмет власть, она будет бороться за нее до конца. Если одним средством этой борьбы за сохранение и упрочение власти будет агитация и организация, особенно в деревне, то другим средством будет коллективистская программа. Коллективизм станет не только неизбежным выводом из положения партии у власти, но и средством сохранить это положение, опираясь на пролетариат» - («Итоги и перспективы», страница 258).

       Теперь, исходя из практики российских большевиков, можно сделать вывод о преходящей со временем демократической революции, если не будет решен земельный (аграрный) вопрос сразу. Не гарантировав каждому его доли земельной собственности по конституции, Сталин и его окружение спровоцировали реставрацию крупной буржуазии в России, пытаясь уничтожить мелкого земельного собственника как класс. Монополия государственной собственности на землю превратила партийную элиту в монархическую касту, вместе с госаппаратом.

       «Ленин прямо ссылается на слова моей статьи о том, что только независимая и смелая политика пролетариата может «увлечь непролетарские массы деревни на конфискацию помещичьих земель, свержение монархии» и прочее, и Ленин прибавляет:

       «Троцкий не подумал, что это и будет революционно-демократической диктатурой».

       Другими словами, Ленин здесь признает и, так сказать, удостоверяет, что Троцкий на деле приемлет все реальное содержание большевистской формулы (сотрудничество рабочих с крестьянами и демократические задачи этого сотрудничества), но не хочет признать, что это и будет демократическая диктатура, завершение национальной революции. Таким образом, в этой наиболее как будто «острой» полемической статье спор идет не по поводу программы ближайшего этапа революции и ее движущих классовых сил, а именно по поводу политического соотношения этих сил, по поводу политического и партийного характера диктатуры».

       А здесь самое интересное в том, что признается не только связь демократии и национальной революции, а прямо утверждается, что демократия и национальная революция составляют единое целое, что национальная революция завершается установлением демократии, власти народа. Правда, под народом каждый понимает только себя (что и ценно).

       «Нет, диктатура пролетариата именно потому и представлялась вероятной и даже неизбежной на основе буржуазной революции, что не было другой силы и других путей для разрешения задач аграрной революции. Но этим самым открывалась перспектива перерастания демократической революции в социалистическую. Судьба самых элементарных революционных интересов крестьянства - даже всего крестьянства, как сословия - связывается с судьбою всей революции, то есть с судьбой пролетариата. Пролетариат у власти предстанет перед крестьянством, как класс-освободитель. Господство пролетариата не только будет обозначать демократическое равенство, свободное самоуправление, перенесение всей тяжести налогового бремени на имущие классы, растворение постоянной армии в вооруженном народе, уничтожение обязательных поборов церкви, но и признание всех произведенных крестьянами революционных перетасовок (захватов) в земельных отношениях. Эти перетасовки пролетариат сделает исходным пунктом для дальнейших государственных мероприятий в области сельского хозяйства. При таких условиях русское крестьянство будет, во всяком случае, не меньше заинтересовано в течение первого наиболее трудного периода в поддержании пролетарского режима, чем французское крестьянство было заинтересовано в поддержании военного режима Наполеона Бонапарта, гарантировавшего новым собственникам силою штыков неприкосновенность их земельных участков».

       Насколько большевики следовали демократическому равенству, свободному самоуправлению, перенесение всей тяжести налогового бремени на имущие классы, растворение постоянной армии в вооруженном народе мы можем судить даже сейчас. Достаточно сравнить обозначенные действия как демократические, с реальностью в СССР и реальностью дня сегодня, чтобы сделать вывод о скатывании общества в феодальное состояние и первоначального награбления капиталов.

       «Скучно и даже совестно, признаться, приводить цитаты, доказывающие, что о «скачке» от самодержавия к социализму у меня не было и речи. Но приходится. Вот, что я писал, например, в феврале 1906 года по поводу задач Учредительного Собрания, отнюдь не противопоставляя ему советы, как это сейчас Радек, вслед за Сталиным, торопится делать в отношении Китая, чтоб ультралевой метлой замести оппортунистические следы вчерашнего дня. Учредительное Собрание будет созвано силами самого освобожденного народа. Задачи Учредительного Собрания будут колоссальны. Оно должно будет перестроить государство на демократических началах, то есть на началах полного народовластия. Оно должно будет организовать народную милицию, провести грандиозную аграрную (земельную) реформу, ввести восьмичасовой рабочий день и подоходно-прогрессивный налог» - (том II, часть I, страница 349).

       Замеченное дополнение к демократическим институтам и полного народовластия. Оно должно будет организовать народную милицию, провести грандиозную аграрную (земельную) реформу, ввести восьмичасовой рабочий день и подоходно-прогрессивный налог. Мне даже не пришлось писать самому, я просто выделил жирным шрифтом цитату, приведенную выше.

       «А вот специально по вопросу о «немедленном» введении социализма, из написанной мною популярной листовки 1905 года:

       «Мыслимо ли ввести у нас в России социализм сейчас? Нет, наша деревня еще слишком темна и бессознательна. Еще слишком мало настоящих социалистов среди крестьян. Прежде всего, нужно свалить самодержавие, которое держит народные массы во тьме. Нужно освободить деревенскую бедноту от всяких податей, нужно ввести подоходно-прогрессивный налог, всеобщее обязательное обучение, нужно, наконец, объединить деревенский пролетариат и полупролетариат с городским пролетариатом в одну социал-демократическую армию. Только такая армия сможет совершить великий социалистический переворот. Выходит, что я как будто различал демократический и социалистический этапы революции задолго до того, как Радек, вслед за Сталиным и Тельманом, стал меня этому обучать»» - (том II, часть I, страница 228).

       Основное значение этой цитаты - необходимость объединения бедноты, читай бомжей и неимущих в единую армию социал-демократии, имеющую одну цель - приобретение средств производства и гарантий незыблемости этого права, конституции и оружия. Именно в этой последовательности, для защиты своего конституционного права от указов очередного президента и его окружения.

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Виктор Галицкий.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения