Главная » Публицистика » ПЕРМАНЕНТНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ СЕГОДНЯ, ВЧЕРА И ЗАВТРА. ЧАСТЬ 1.

ПЕРМАНЕНТНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ СЕГОДНЯ, ВЧЕРА И ЗАВТРА. ЧАСТЬ 1.

19.02.2018 18:31

       Введение.

       Идея написание этих комментарий зрела давно. Подтолкнула к действию шумиха вокруг фильма, снятого, очевидно, по мотивам книги Волкогонова «Демон революции». Фильм не посмотрел, но вряд ли он лучше книги, где изложены только биографические данные и сделана попытка сотворить психологический портрет. Лучше всего о человеке скажут его идеи, то чем была занята его голова, прежде чем ее пробил ледоруб. Скорее всего, его идеи были и стали сейчас настолько актуальны, что понадобилась образная завеса, скрывающая лубковой личностью ее реальные мысли. Здесь же сделана попытка прокомментировать последнюю, итоговую или заключительную главу работы Троцкого из 14 пунктов, дополненных мною цитатами из этой же работы для лучшего понимания тезисов Льва Троцкого в его работе «Перманентная революция». Только прочитав эту книгу, начинаешь понимать глубину противоречий в действиях прежнего руководства и содержание нынешней политики российского общества. Как и то, что нужно в будущем (Основные положения). И мои комментарии - жирным шрифтом в скобках, более крупным шрифтом, в заключении о работе Троцкого под общим названием Перманентная революция, после каждого пункта, пронумерованного самим Троцким.

       I. Вчера. Что же такое перманентная революция?

       Читатель, надеюсь, не будет возражать, если я, в заключение этой книжки, попытаюсь, не боясь повторений, сжато формулировать главные свои выводы.

       1. Теория перманентной революции требует сейчас со стороны всякого марксиста самого внимательного к себе отношения, так как ходом классовой и идейной борьбы вопрос полностью и окончательно выведен из области воспоминаний о старых разногласиях внутри русских марксистов и превращен в вопрос о характере, внутренних связях и методах международной революции вообще.

       Особенно актуальной работа стала после краха государства СССР, построенного по образу и подобию представлений группы революционеров во главе с товарищем Сталиным. Несогласных с этими представлениями просто уничтожали разными способами, даже просто ударом по голове, как Троцкого, который стал символом оппозиции.

       2. В отношении стран с запоздалым буржуазным развитием, в частности, колониальных и полуколониальных, теория перманентной революции означает, что полное и действительное разрешение их демократических и национально-освободительных задач мыслимо лишь через диктатуру пролетариата, как вождя угнетенной нации, прежде всего ее крестьянских масс.

       Можно согласиться с этим тезисом, так как революция и есть этап эволюции общественного сознания, требующий оформления своего изменения.

       3. Не только аграрный вопрос, но и национальный отводят крестьянству, подавляющему большинству населения отсталых стран, исключительное место в демократической революции. Без союза пролетариата с крестьянством задачи демократической революции не могут быть не только разрешены, но даже серьезно поставлены. Союз этих двух классов осуществим, однако, не иначе, как в непримиримой борьбе против влияния национально-либеральной буржуазии.

       Более того, интересы пролетариата и крестьянства не только совпадают как интересы трудящегося человека в обретении экономической свободы своего труда от угнетения социальными паразитами, но и для создания нового общества как союза национальных земледельцев-землевладельцев. Или, проще говоря, кооператива кооперативов разных уровней объединения (интеграции) до уровня конфедеративного государства.

       4. Каковы бы ни были первые эпизодические этапы революции в отдельных странах, осуществление революционного союза пролетариата и крестьянства мыслимо только под политическим руководством пролетарского авангарда, организованного в коммунистическую партию. Это значит, в свою очередь, что победа демократической революции мыслима лишь через диктатуру пролетариата, опирающегося на союз с крестьянством и разрешающего в первую голову задачи демократической революции.

       Это уже не вызывает споров, но приход или захват власти пролетариатом еще не гарантия осуществления им демократических преобразований. Должна быть четкая программа изменений общества, характеризуемых демократическими. Иначе диктатура останется у власти, а пролетариат переродится в социалистическую буржуазию, как в СССР.

       5. Взятый в исторической оценке старый лозунг большевизма: «демократическая диктатура пролетариата и крестьянства» выражал именно охарактеризованное выше соотношение пролетариата, крестьянства и либеральной буржуазии. Это доказано опытом Октября. Но старая формула Ленина не предрешала заранее, каковы окажутся политические взаимоотношения пролетариата и крестьянства внутри революционного блока. Иными словами, формула сознательно допускала известную алгебраичность, которая должна была уступить место более точным арифметическим величинам в процессе исторического опыта. Этот последний показал, однако, притом в условиях, исключающих, какие бы то ни было лже-толкования, что, как бы велика ни была революционная роль крестьянства, она не может быть самостоятельной, ни, тем более, руководящей. Крестьянин идет либо за рабочим, либо за буржуа. Это значит, что «демократическая диктатура пролетариата и крестьянства» мыслима только, как диктатура пролетариата, ведущего за собою крестьянские массы.

       Это утверждение остается верным положением для стран, не прошедших этап демократических преобразований через буржуазные революции. Очевидно, необходимо отметить здесь совпадение значений понятий буржуазии не столько с понятием жителей городов, сколько с понятием землевладельцев. Монархия как монопольное владением землей начинает дробиться буржуазными революциями до демократических институтов власти.

       6. Демократическая диктатура пролетариата и крестьянства, в качестве режима, отличного по своему классовому содержанию от диктатуры пролетариата, была бы осуществима лишь в том случае, если бы осуществима была самостоятельная революционная партия, выражающая интересы крестьянской и вообще мелкобуржуазной демократии, - партия, способная, притом или другом содействии пролетариата, овладеть властью и определять ее революционную программу. Как свидетельствует опыт всей новой истории, и особенно опыт России за последнюю четверть века, непреодолимым препятствием на пути создания крестьянской партии является экономическая и политическая несамостоятельность мелкой буржуазии и ее глубокая внутренняя дифференциация, в силу которой верхние слои мелкой буржуазии (крестьянства), во всех решительных случаях, особенно в войне и революции, идут с крупной буржуазией, а низы - с пролетариатом, вынуждая тем самым промежуточный слой делать выбор между крайними полюсами. Между керенщиной и большевистской властью, между Гоминданом и диктатурой пролетариата - нет, и не может быть ничего промежуточного, то есть никакой демократической диктатуры рабочих и крестьян.

       Абсолютно верно, как только низы крестьян (батраки - безземельщики) и пролетариат получат свою землю, они исчезнут как класс и перейдут в категорию мелкой буржуазии. Это мы уже отметили, поставив знак равенства между демократом и землевладельцем. Но никто этого не допустит без диктатуры пролетариата, которому сообщество трудящихся выписывает лицензию на эти демократические преобразования. Оправдать это доверие пока не смогла ни одна диктатура. Скромное обаяние буржуазии засасывает любого революционера. Исключения только подтверждают общие закономерности.

       7. Стремление Коминтерна навязать ныне восточным странам лозунг демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, давно и окончательно исчерпанный историей, может иметь только реакционное значение. Поскольку этот лозунг противопоставляется лозунгу диктатуры пролетариата, он политически содействует растворению пролетариата в мелкобуржуазных массах и создает таким путем наиболее благоприятные условия для гегемонии национальной буржуазии, следовательно, для краха демократической революции. Включение этого лозунга в программу Коминтерна представляет собою прямую измену марксизму и октябрьской традиции большевизма.

       Да, просто попытка оттянуть преобразования во времени, связана, скорее всего, с нечеткостью представления о конечной цели и методов ее достижения и нежеланием что-то менять.

       8. Диктатура пролетариата, поднявшегося к власти, в качестве вождя демократической революции, неизбежно, и притом очень скоро, ставит перед ним задачи, связанные с глубокими вторжениями в права буржуазной собственности. Демократическая революция непосредственно перерастает в социалистическую, становясь тем самым перманентной революцией.

       Она становится не просто перманентной, а бесконечной, если не решать вопросы демократии сразу - земельные или аграрные ответы решают национальные вопросы и далее все остальные.

       9. Завоевание власти пролетариатом не завершает революцию, а только открывает ее. Социалистическое строительство мыслимо лишь на основе классовой борьбы в национальном и международном масштабе. Эта борьба, в условиях решающего преобладания капиталистических отношений на мировой арене, будет неизбежно приводить к взрывам внутренней, то есть гражданской, и внешней, революционной войны. В этом состоит перманентный характер социалистической революции, как таковой, независимо от того, идет ли дело об отсталой стране, только вчера завершившей свой демократический переворот, или о старой капиталистической стране, прошедшей через долгую эпоху демократии и парламентаризма.

       Перманентность революции заканчивается с полным решением земельного вопроса, когда каждый получает свой кусок земли и право им распоряжаться, ограниченное только соседями и общим совместным таких же, как он сам, землевладельцами. Революция социальная переходит в этап эволюции общества, потому что снимется основное, антагонистическое противоречие между земледельцем и землевладельцем, собственником и тружеником. Пролетариат, как сельский, так и городской, становится владельцем средств производства и сам распоряжается своим трудом, накапливая капитал честным трудом. Капитализм становится народным укладом жизни для всех - народным капитализмом.

       10. Завершение социалистической революции в национальных рамках немыслимо. Одна из основных причин кризиса буржуазного общества состоит в том, что созданные им производительные силы не могут более мириться с рамками национального государства. Отсюда вытекают империалистские войны, с одной стороны, утопии буржуазных Соединенных Штатов Европы, с другой. Социалистическая революция начинается на национальной арене, развивается на интернациональной, и завершается на мировой. Таким образом, социалистическая революция становится перманентной в новом, более широком смысле слова: она не получает своего завершения до окончательного торжества нового общества на всей нашей планете.

       Конечно, на этапе становления нации через демократические революции, буржуазные отношения не решают проблем внутренних, интенсивных, демократии для всех. Они устремлены экстенсивно, заинтересованы в расширение своего (немногих из всего населения) влияния территориально. Национальные границы им тесны (нация для них - они сами, отсюда и войны за пространство).

       11. Указанная выше схема развития мировой революции снимает вопрос о странах, «созревших» и «несозревших» для социализма, в духе той педантски безжизненной классификации, которую дает нынешняя программа Коминтерна. Поскольку капитализм создал мировой рынок, мировое разделение труда и мировые производительные силы, постольку он подготовил мировое хозяйство в целом для социалистического переустройства. Разные страны будут совершать этот процесс разным темпом. Отсталые страны могут, при известных условиях, раньше передовых прийти к диктатуре пролетариата, но позже их - к социализму. Отсталая колониальная или полуколониальная страна, пролетариат которой оказывается еще недостаточно подготовленным для объединения вокруг себя крестьянства и завоевания власти, тем самым оказывается в состоянии невозможности довести до конца свой демократический переворот. Наоборот, в стране, пролетариат которой пришел к власти в результате демократической революции, дальнейшая судьба диктатуры и социализма зависит, в последнем счете, не только и не столько от национальных производительных сил, сколько от развития международной социалистической революции.

       Не будем забывать, что эти строки писались в 1928 году, когда революционная страна Советов была одна в мире, и вопрос ее выживания еще не был ясен так, как теперь. Хотя и сейчас мир стоит перед выбором: оставить образец новой жизни перед рушащейся глобальной системой или погибнуть всем вместе. Возможно и то и другое.

       12. Теория социализма в отдельной стране, поднявшаяся на дрожжах реакции против Октября, есть единственная теория, последовательно и до конца противостоящая теории перманентной революции. Попытка эпигонов, под ударами критики, ограничить применимость теории социализма в отдельной стране одной только Россией, ввиду ее особых свойств (пространства и естественные богатства), не улучшает, но ухудшает дело. Разрыв с интернациональной позицией всегда и неизбежно ведет к национальному мессианизму, то есть к признанию за собственной страной особых преимуществ и качеств, позволяющих ей будто бы выполнить ту роль, до которой не могут подняться другие страны. Мировое разделение труда, зависимость советской индустрии от иностранной техники, зависимость производительных сил передовых стран Европы от азиатского сырья и прочее, и прочее, делают построение самостоятельного социалистического общества невозможным ни в одной из стран мира.

       Этот вопрос не решен до сих пор в силу предательства национальными вождями и партиями интересов всех трудящихся. Несмотря на то, что и в России и в Китае осуществлена была пролетарская революция, по сути, они переросли в буржуазные революции вследствие предательства интересов и крестьянства и рабочих. Ни там, ни там не были заложены основы нации - не были проведены земельные реформы в интересах трудящихся, каждого жителя. Более того, попытка прыгнуть через этапы буржуазной демократии (землевладения) в Китае, стоила ему отставания в развитии общества на несколько десятилетий (в сравнении с ним же самим, если бы реформы были произведены).

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Виктор Галицкий.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения