Главная » Публицистика » О РУССКОМ МАНИФЕСТЕ.

О РУССКОМ МАНИФЕСТЕ.

18.03.2020 16:48

       Очень много разговоров со стороны патриотической общественности об изложении Национальной Идеи, которая должна подвигнуть государство к вопросу о государственной идеологии, изменению редакции Конституции. Но и эти идеи витают десятилетиями в режиме благих пожеланий и намерений, не находя практического своего выхода. Это - ненормально. Имеются, конечно, отдельные разработки. Но одни из них не покрывают всей глубины русского наследия, другие - содержат недопустимые спорные идеи, не соответствующие чистоте русской мысли, изложенной Отцами Церкви, славянофилами, почвенниками, идеологами русского консерватизма. Третьи - излишне растянуты в своем объеме, иногда составляют целые тома. А ведь такой документ должен быть понятен любому мало-мальски ответственному человеку или, скажем, высокопоставленному чиновнику. В Русском Манифесте сведены к минимуму сегодняшние проблемы. Конечно, полностью их обойти не удалось. Думается, что не совсем правильно в Манифесте акцентироваться на оценке хоть и судьбоносных, но текущих политических и религиозных процессов. Например - ситуация на Украине, в частности - автокефалия. Или порочная либеральная политика внутри страны. Данные вопросы - предмет рассмотрения иных документов. Поэтому конкретные и детальные предложения по действиям общества и государства предлагается мною изложить в ином документе:

       «Программа созидания великой России» (примерное название).

       При этом главный документ - Русский Манифест - всё равно будет считаться основным и самодостаточным, действующим без привязки к программе и иным материалам. В Манифесте, думается, мы максимально должны говорить о сакральных, макроскопических и принципиальных вещах. Проблем, проистекающих из существующего положения дел в стране и мире - множество. Все их перечислить и включить в Манифест невозможно. Также невозможно учесть абсолютно любое мнение, любое замечание и предложение. Иначе получится не Манифест, а рафинированное, растянутое, противоречивое и «толерантное» изложение мыслей. Поэтому, излишняя компромиссность формулировок может привести к девальвации документа. А, с моей точки зрения, сила нашего документа зависит ещё и от стиля изложения Манифеста. Стиль именно Манифеста предполагает формулировки как констатацию. Фразы - как утверждение. Как - истины, которые мы не придумываем, а фиксируем, исходя из национальных интересов России, наследия нашей истории, русской мысли. Еще один, вероятно, главный принцип при разработке проекта - чистота Русской Идеи. Никаких «инноваций» и спорных теорий. Только - наследие традиционной консервативной мысли. Кроме общего смысла наследия русской мысли и наших великих предков (духовно-исторические истоки указаны в начале Манифеста) при разработке проекта манифеста учитывались отдельные положения некоторых современных документов:

       - Программы русских консерваторов (Национально-консервативная партия России (2002-2007 годы)),

       - Манифеста просвещенного консерватизма (Н. С. Михалков),

       - проекта Кодекса Чести деятелей культуры союзного государства Беларуси и России (Н. П. Бурляев),

       - суждений современных русских мыслителей из книги «Вера. Держава. Народ: русская мысль конца XX, начала XXI века» (Институт русской цивилизации),

       - материалов МСОО «Всеславянский Союз» (О. А. Платонов),

       - МОО «Русское Собрание»,

       - материалов XХII Всемирного Русского Народного Собора, иных документов. 

       Нет сомнения, что «Русский Манифест» и «Программа созидания великой России» органами власти и государством в целом восприниматься сразу не будут. Но! Мы всегда сможем говорить о конкретных действиях верховной власти в русле соответствия или несоответствия Русскому Манифесту. В отдельных вопросах поддерживать действия власти, в других (не соответствующих исторической миссии России) - критиковать, предупреждать и так далее, ссылаясь на соборный документ. А, значит, подвигать конкретную политику государства в русле традиционных ценностей России. Такой подход, с моей точки зрения, полностью отвечает консервативным принципам и делу действенного взаимодействия с властью, в отличие от революционных и иных агрессивных методов.

       Дело за малым - за стремлением принятия таких документов, а не ориентированием на бесконечные дискуссии по отдельным идеологическим вопросам, которые уже давно определены классической русской мыслью. Были предложения уйти от однозначности формулировок:

       «Православие. Самодержавие. Народность. Москва - Третий Рим».

       Мол, народ наш еще не готов, например, к восприятию монархии. Или, имперскими устремлениями, по мыслям отдельных респондентов, мы может напугать элиты Беларуси, Казахстана, иных государств, бывших республик СССР. Некоторые рецензенты советовали быть гибче и мягче в этих вопросах. Так в том-то и дело, считаю, что «гибкость» и недосказанность и являются первоосновой, что Россия до сих пор находится в неблагоприятном положении по вопросам внутренней и внешней политики. Как говорится в Манифесте об имперских устремлениях:

       «От всемерной и всемирной констатации намерений России станет легче всем, враги России поумерят свой пыл, а сторонники Русского мира (за рубежом) - получат долгожданную моральную поддержку».

       А по вопросу монархии, за последние годы граждане страны стали более серьезно относиться к самодержавной форме правления, мы можем смело об этом заявлять. Чем прямее мы заявим об истинных и неизменных во времени национальных интересах России - тем скорее сладится дело. Прошу Русский Манифест воспринимать и как проект единой платформы для объединения.

Андрей Сошенко.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения