Главная » Публицистика » НЕУГАСИМЫЙ ДЕЯТЕЛЬ РОССИИ. ЧАСТЬ 1.

НЕУГАСИМЫЙ ДЕЯТЕЛЬ РОССИИ. ЧАСТЬ 1.

18.02.2017 18:40

       «Он имел великодушие, проницание, волю непоколебимую, деятельность, неутомимость редкую: исправил, умножил войско, одержал блестящую победу над врагом искусным и мужественным; завоевал Ливонию, сотворил флот, основал гавани, издал многие законы мудрые, привел в лучшее состояние торговлю, рудокопни, завел мануфактуры, училища, академию, наконец, поставил Россию на знаменитую степень в политической системе Европы. ...Но мы, россияне, имея перед глазами свою историю, подтвердим ли мнение несведущих иноземцев и скажем ли, что Петр есть творец нашего величия государственного?» - (Н.М.Карамзин).

       В истории нашего Государства есть личности, в корне изменившие облик Отечества и сопредельных стран при жизни. К таким ореолам Славы Отечества, вот уже на протяжении четвертого столетия, без сомнения, принадлежит наш, Первый Император, в деяниях своих Петр Великий. Какого же было истинное состояние государственных дел в России, когда молодой наследник вступил на престол вершины правления державы? Московское государство до прихода Петра представляло собой застойное, аморфное явление, с каждым годом все более отстающее от быстро развивающейся Европы. Страна неизбежно разделила бы судьбу многих других восточных колоний. Население, разбросанное по огромному пространству России, составляло в конце XVII века всего лишь 5,6 миллионов человек. Население по России распределялось крайне неравномерно - большая часть жила в так называемом Замосковье - освоенном Нечерноземном Центре и на Северо-западе - почти 3 миллиона человек. Не более полумиллиона поморов и коренных народов обитали на Севере, а сибиряков-русских было и того меньше, даже если считать вместе со всеми покоренными народами Сибири. Россия была страной по преимуществу сельской, аграрной. В городах жило всего 134 тысячи человек, что составляло 0,02 % от общего числа подданных царя. Такой город, как Симбирск, в котором было 2 тысяч горожан, считался очень большим, что немудрено: в 1678 году из 173 городов России в 136 жило менее одной тысячи жителей.

       В 1678 году в стране было 70 тысяч дворян, 140 тысяч церковников. Аппарат управления состоял из 9 тысяч приказных-чиновников, вся армия (вместе с дворянами, поголовно обязанными воевать) была не более 200 тысяч человек. С учетом 134 тысячи горожан-посадских некрестьянское население России не достигало и полумиллиона из 5,6 миллионов ее жителей. Следовательно, большая часть подданных русского царя была крестьянами. Примечательной чертой было то, что 3,4 миллиона человек (или 62 % из них) были крепостными, то есть людьми, которые не имели никаких прав и с рождения до смерти оставались, в сущности, рабами. Это самым существенным образом влияло на все общественные процессы, происходившие в России. На всем своем огромном пространстве Россия была скреплена тонкой, рвущейся в непогоду сетью сухопутных и речных путей. Город от города отстоял на сотни верст. Тем не менее, это была единая страна, которая жила как целостный государственный организм. Ее объединяло, во-первых, то, что большинство ее жителей были русскими и говорили на одном языке, во-вторых, то, что они поклонялись единому православному Богу. Другими связями, скреплявшими Россию как государство, были самодержавие и система чиновной службы, характерная для XVI - XVII веков.

       По своему политическому устройству Россия конца XVII века была самодержавной монархией. Неограниченная власть царя установилась в России давно и имела равную силу, как в центре Москвы, так и на далекой окраине, где вдоль предполагаемой границы разъезжала редкая пограничная стража. Каждый воевода - старший чиновник в уездах, на которые делилась страна, был представителем и одновременно исполнителем воли самодержца. Вот поэтому воевода Хрущев, живший во второй половине XVII века, говорил ссыльным:

       «Я не Москва ль для вас?».

       Эта власть подкреплялась военной силой и традицией почитания царя как представителя Бога на земле. С давних пор русский царь был «государем», то есть «господином», повелителем всех без исключения своих подданных. Все русское общество было разделено на социальные группы, категории, представлявшие собой четкую иерархию, «расширяющуюся к низу». Основу Государева двора составляли столичные стольники, дворяне московские и стряпчие. Все эти служилые люди выполняли основную военную и административную службу в государстве. Из их числа выходили и думные чины. Достичь этого было почти невозможно для низших, провинциальных служилых людей, которые в каждом уезде составляли свою служилую корпорацию, называемую «служилый город».

       В последнюю четверть XVII страна вошла в полосу кризиса, который часто предшествует реформам или революциям. В чем же выразился этот кризис? К концу XVII века отставание России в быстроте, темпах экономического развития стало особенно заметным. Слабые попытки московских властей основать под Тулой металлургическое производство не дали необходимого результата - железо, как и раньше, приходилось привозить из Швеции и других стран. Россия практически не обладала самостоятельной внешней торговлей и была полностью лишена своего торгового флота. Она не имела выхода к Балтийскому и Черному морям. Однако и на Белом, и на Каспийском морях, где никто России не мешал, русское кораблестроение и торговое судоходство находились в зачаточном состоянии. Первые сигналы о кризисе стали поступать с полей сражений. Русско-турецкая война 1677 - 1681 годов не принесла славы русскому оружию, как и два Крымских похода 1687 и 1689 годов, а также и I Азовский поход 1695 года. Ни польские, ни турецкие, ни татарские крымские войска - основные военные противники России - не отличались тогда современным вооружением и передовыми методами ведения боя. Тем не менее, русская армия или проигрывала им сражения, или - в лучшем случае - вела бои с переменным успехом. Все это болезненно отражалось на международном престиже России, которую в «высшем обществе» европейских держав ни во что не ставили.

       Положение страны в международном сообществе и надежность армии, как известно, очень хорошо отражают внутреннее положение государства. Материальной основой русской армии была упомянутая выше поместная система. В течение всего XVII века шел медленный процесс разрушения статуса поместья. С годами оно утратило черты временного, то есть данного на срок службы земельного держания служилого человека. Многие служилые сумели фактически закрепить за собой поместье, уравняв его с вотчиной - наследственным имением, полученным от отцов и дедов. Поэтому у служилых, в том числе дворян, составлявших поместную конницу, не было желания воевать, совершенствовать свое воинское мастерство.

       Значительно хуже стали воевать и стрелецкие полки - выборная пехота, долгое время бывшая лучшей частью русской армии. Стрельцы, охранявшие Кремль, жили в Москве в стрелецких слободах и занимались, в ущерб военному делу, торговлей и промыслами. С такой армией побеждать врагов, конечно, было трудно.

       Итак, военный кризис к концу XVII века был всем виден. Он имел в своей основе кризис служилый, социальный. Вся система службы, служилых чинов, которые и составляли армию, нуждалась в реформе. Стране требовалась другая армия - регулярная. Такие армии были у государей развитых европейских стран.

       Кризис экономики, армии, всей системы службы развивался одновременно с общим кризисом сознания русского общества второй половины XVII века. Многие люди, привыкшие жить «по старине», были смущены ожесточенной борьбой, которая развернулась между сторонниками патриарха Никона и протопопа Аввакума, между Никоном и царем Алексеем Михайловичем. Страшное слово «раскол» разделило православных на два непримиримых лагеря: никониан и старообрядцев, староверов (или, по терминологии властей, раскольников). Но раскол в церкви отражал общий разброд в сознании русских людей тех времен. Традиционное средневековое сознание дало глубокую трещину. У людей второй половины XVII века стало меняться отношение к окружающему миру и многие жизненные цели. В литературных произведениях на смену традиционному герою - тихому праведнику, думающему о Боге, - приходит деятельный, жизнелюбивый человек, яркая личность с новыми, вполне материальными целями в жизни. Для многих думающих русских людей было очевидно, что России нужно приобщаться к плодам европейской культуры. В Москву стали приезжать образованные церковные деятели из Киева - центра тогдашней православной богословской и литературной учености. Они несли с собой новые знания, эстетические и философские представления, менявшие старинные традиции русской церковной и культурной изоляции. Все эти и другие новинки встречали ожесточенное сопротивление консерваторов. Русское общество бурлило в спорах и разногласиях. Это был несомненный идейный кризис. Еще сильнее он обострился в начале 1680-х годов. Тогда русское государство потрясли драматические события 1682 года. В тот год Россию постиг кризис династический и одновременно - политический.

       В результате придворной борьбы за власть, после некоторых раздумий патриарх, бояре и другие чины «Государева двора» 27 апреля 1682 года провозгласили царем младшего - Петра Алексеевича. Действовали они так не случайно: любому было видно, что старший царевич Иван не мог стать полноценным царем. Слабоумный и хилый юноша, он явно уступал в развитии своему живому и умному младшему 10-ти летнему брату Петру. Именно он, был призван, через много лет, по мере взросления, благословленный Патриархом и Двором, разрешить все тяготы кризиса Отечества на исходе XVII века во благо и процветания его будущего.

       Необходимость модернизации военного дела, экономики, системы управления, культуры осознавалась многими государственными деятелями Московской Руси, ратовавшими в этой связи за использование европейского опыта и за расширение контактов с Западом. Новые веяния, несмотря на сопротивление упрямых приверженцев «старины», все громче заявляли о себе в самых различных сферах социальной жизни. Однако реформы конца XVII - первой четверти XVIII веков подняли дело модернизации страны на качественно иной уровень, придав соответствующим процессам поистине впечатляющие темпы и масштабы. На ход и результаты этих преобразований мощное влияние оказала личность человека, чьим именем была названа эпоха реформ, монарха, который использовал всю силу самодержавной власти, все свои выдающиеся дарования, поражающую воображение энергию, железную волю, решительность для обновления архаичных государственных и общественных институтов Московской Руси - Петра I.

       Его деятельность принадлежит к тем явлениям прошлого, которые обречены, служить объектом острейших споров. Дискуссия вокруг вопроса о значении петровских преобразований, в сущности, началась при жизни царя и продолжается, по сей день. Слишком сильное впечатление реформы конца XVII - первой четверти XVIII веков произвели на русское (и европейское) общество, слишком ощутимое влияние оказали они на дальнейшее развитие страны, чтобы современники и потомки могли равнодушно отнестись к этим событиям. Диапазон оценок, которые получала деятельность Петра I, отличается исключительной широтой: на одном полюсе - созданная еще при жизни Петра I легенда о «царе-антихристе», на другом - восторженные панегирики, прославляющие труды «мудрого преобразователя России» и едва ли не обожествляющие его личность. Как констатировал крупнейший русский историк XIX века С. М. Соловьев, Петр I «оставил по себе двойную память: одни благословляли его; другие – проклинали». Заслуга его состояла в том, что он правильно понял и осознал сложность тех задач, которые стояли перед страной, и целенаправленно приступил к их реализации.

       Из всех преобразований Петра центральное место занимала реформа государственного управления, реорганизация всех его звеньев. Это и понятно, так как старый приказный аппарат, унаследованный Петром, был не в состоянии справиться с усложнившимися задачами управления. Поэтому стали создаваться новые приказы, канцелярии. Была проведена областная реформа, с помощью которой Петр надеялся обеспечить армию всем необходимым. Реформа, отвечая наиболее актуальным потребностям самодержавной власти, явилась в то же время следствием развития бюрократической тенденции. Именно с помощью усиления бюрократического элемента в управлении Петр намеревался решать все государственные вопросы. Реформа привела не только к сосредоточению финансовых и административных полномочий в руках нескольких губернаторов - представителей центральной власти, но и к созданию на местах разветвленной иерархической сети бюрократических учреждений с большим штатом чиновников. Прежняя система «приказ – уезд» была удвоена: «приказ (или канцелярия) – губерния – провинция – уезд».

       Подобная схема была заложена и в идее организации Сената. Самодержавие, резко усилившееся во второй половине XVII века, не нуждалось в институтах представительства и самоуправления, управление центральным и местным аппаратом переходит к «консилии министров» - временному совету начальников важнейших правительственных ведомств. Создание и функционирование Сената явилось следующим уровнем бюрократизации высшего управления. Постоянный состав сенаторов, элементы коллегиальности, личная присяга, программа работы на длительный период, строгая иерархичность управления - все это свидетельствовало о возрастании значения бюрократических принципов, без которых Петр не мыслил ни эффективного управления, ни самодержавия как политического режима личной власти.

       Огромное значение придавал Петр I принятому законодательству. Он считал, что «правительственный» закон, вовремя изданный и последовательно проведенный в жизнь, может сделать почти все. Именно поэтому законодательство петровской эпохи отличалось ярко выраженными тенденциями к всеобъемлющей регламентации, бесцеремонным вмешательствам в сферу частной и личной жизни. Плохая работа подданных ассоциировалась у Петра с пренебрежением к закону, точное исполнение которого, как он считал, - единственная панацея от трудностей жизни.

       Идея Петра как реформатора России была направлена, во-первых, на создание такого совершенного и всеобъемлющего законодательства, которым была бы по возможности охвачена и регламентирована вся жизнь подданных. Во-вторых, Петр мечтал о создании совершенной и точной как часы государственной структуры, через которую могло бы реализовываться законодательство. Оформление идеи реформы государственного аппарата и ее осуществление относятся к концу 1710 - 1720 годов. В этот период Петр I во многих сферах внутренней политики начинает отходить от принципов прямого насилия к регулированию общественных явлений с помощью бюрократической машины. Образцом для задуманной им государственной реформы Петр избрал государственное устройство Швеции.

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Игорь Сибиряк.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения