Главная » Публицистика » МОЯ ПОЗИЦИЯ. ЧАСТЬ 9.

МОЯ ПОЗИЦИЯ. ЧАСТЬ 9.

20.05.2019 17:45

       К нам в редакцию пришло интересное обращение. Предупреждение - данный цикл статей не преследует никакой цели, кроме цели не преследовать никакой цели. Автор не призывает к чему-либо или ненависти к кому-либо. Есть собственное субъективное и оценочное мнение, которое разрешено высказывать любому гражданину страны. Насколько данные аргументы совпадают с действительностью, нам не известно и скорее всего это не истина в последней инстанции, а эмоциональная разгрузка человека, который переживает за бытиё в целом. Мы не берёмся давать оценку в связи с новым пакетом законопроекта И. А. Яровой. «Во времена всеобщей лжи говорить правду - это экстремизм» - (Джордж Оруэлл). Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть данных фактов. Информация взята из открытых источников. Всё что вы видите - это слухи и домыслы и нечего более. Редакция не разделяет мнения автора. Данный текст создан в состоянии аффекта, так как автор очень впечатлительный человек с обострённым чувством справедливости и слишком близко к сердцу воспринимает чужое горе, поэтому многие его высказывания могут являться искажённым восприятием реальности. Всё является авторским личным оценочным суждением. Верить ему на слово, безусловно, не нужно ни в коем случае. Предлагаю читателям составить своё собственное не зависимое от авторского оценочное суждение - мнение о произошедшем.

       История создания национал-демократического течения. Тактика и стратегия нашей борьбы.

       На что же ориентируется в своей деятельности Русское Национальное Движение? Отвечая на этот вопрос, будем честны и разберем его досконально. Здесь возможно было бы приводить множество примеров из мирового опыта, когда в тех или иных странах, таких как Индия, националисты вели свою борьбу за свободу. Возможно, привести в качестве практики и факты из истории становления национальных сил в Англии, Франции и других стран Западной Европы. Но, все это будет далеко от истины. В России более складывается ситуация похожая на период Веймарской республики в Германии. Поэтому и за пример необходимо брать становление германского национального движения начала XX века. Русское Национальное Движение сознательно и бессознательно идет по пути того самого германского движения. У нас, также как и в Веймарской республике, множество организаций и партий в Движении. Одни организации себя позиционируют как военизированные формирования, а другие как организации интеллектуалов, рассуждающие о путях русского народа. Такое же положение было и в Германии в начале прошлого столетия. Германские националисты также не могли организоваться в общие координационные советы и если и делали такие попытки, то все выливалось в бесконечные споры и заканчивалось разрывом связей между организациями. Опыт, как и кровь - великое дело. РНД применяет германский опыт, и с этим фактом поспорить трудно. Другого опыта просто нет у Русского Движения на сегодняшний момент. Так приходится. Так что же сейчас имеют коммунисты системные и несистемные? Многое имеют. За идейными потомками большевиков стоят десятки миллионов тех, кто ходит за них голосовать на выборах в органы власти. Этот электорат готов будет деятельно поддержать коммунистов и после ухода В. В. Путина с поста президента РФ. Кроме того, коммунисты настолько хорошо влились во властные структуры, что многие рычаги управления в государственном механизме принадлежат им. Не забывайте практику члена Президиума Центрального комитета КПРФ и мэра Новосибирска Анатолия Евгеньевича Локоть. Да, того самого, которого также продвигали к власти все оппозиционные силы Новосибирска, в том числе и члены НДП, которым он обещал должности в своем аппарате управления. Кстати, Локоть не только обманул членов НДП, но также и заменил на аппаратных постах многих своих соратников по партии единороссами. То есть за коммунистами государственные и муниципальные должности в структуре власти, а также многомиллионный электорат. А что же имеем мы, русские националисты? Мы имеем разрозненные партии в своем Движении, а также полную неспособность договариваться между собой. Дошло до того, что люди из РНД не могут даже создать общий национальный Парламент, где возможно было бы вырабатывать общую позицию по координации наших акций, а также вырабатывать планы по тактике и стратегии нашей борьбы за власть. Но, это не удивительно, ведь я уже писал выше о том, что у Движение ориентируется на Германский опыт и не может сейчас создать то, чего не было создано в Германии в начале века. Не было у германских нацистов, и у итальянских фашистов своего Интернационала, ни Первого и не Второго Интернационала и ни какого другого не было. Поэтому и такая ситуация.

       Однако каждая организация нашего Русского Движения нацелена на борьбу и на то, чтобы вокруг себя и своих идей преобразования России собрать русский электорат. Это немаловажно. Кроме того, в стране кризис экономический и как итог системный политический кризис во власти. Рейтинг В. В. Путина и ЕР упал и продолжает падение. Это падение не остановить уже. Элиты, а то есть руководители сырьевых государственных корпораций, генералитет силовых ведомств и генштаб понимают, что такое положение вещей грозит стране хаосом, при котором гражданский и силовой генералитет могут потерять здесь в России все. Такое положение вещей элиты не устраивает. Им не нужен хаос, но им не нужны и коммунисты, которые угробят экономику и могут также начать репрессии в отношении этих же элит. Значит, элиты выбирают на кого сделать в этой ситуации ставку. И вот люди из Русского Национально Движения более всего лояльны к этим элитам, ведь мы можем твердой рукой прекратить любой беспредел в стране, поставить на ноги Отечественного производителя, и готовы также развивать мелкий и частный бизнес, подняв тем самым нашу экономику. Также мы еще и не тронем материальные ресурсы этих же элитных групп страны, и это их должно более чем устраивать. Мы против хаоса. Мы выгодны сегодня как генералитету МВД, ФСБ, Генштабу армии, так и гражданским генералам сырьевых государственных корпораций.

       Мы также выгодны и для тех, кто не желает вернуться в коммунистическое прошлое, а также выгодны и для тех, кто развивает свой бизнес или планирует таковой открыть. Мы выгодны и тем, кто беден, так как мы готовы создать экономические лифты, через которые граждане смогут подняться до среднего класса, используя свой интеллект и трудолюбие. Значит, Русское Движение также может рассчитывать на власть, у Движения имеются реальные шансы войти в обновленную Госдуму. Госдума, имеющая удельный вес из таких политических партий как ЕР и КПРФ, не оправдала себя в глазах народа, и вполне возможно, что она будет распущена до окончания своего срока. По крайней мере, об этом все больше говорят аналитики и политологи. И такой вариант исключать нельзя. В любом случае, в обновленную Госдуму, я думаю, войдут новые политические силы, состоящие, главным образом, из левых и правых партий, которые более всего выражают настроения масс и элиты. Именно поэтому я сейчас все больше говорю об организации Русского Движения, мы обязаны привести себя в порядок. Я также полагаю, что если элиты все-таки сделают ставку на русскую идею развития страны, то новая партия националистов будет создаваться быстро и качественно под нового лидера. Такая партия, после вливания в нее финансовых средств и при поддержке части элиты страны, завоюет не малый электорат в России, и будет готова противопоставить себя левому маршу. Но, идем далее. Целью проекта «Русский Парламент» было создание в регионах страны центров, в которые бы были стянуты все политические силы России. Именно в этих центрах планировалось выработать общую для всех политических течений позицию по развитию страны и далее уже породить из всего этого настоящую политическую партию, готовую к реальной политической борьбе за верховную власть в стране. Весь проект «Русский Парламент» был начат мной только тогда, когда я заручился поддержкой политика, русского писателя и публициста Сергея Васильевича Городникова. Я предлагал супруге лидера НДП Крылова Надежде Шалимовой использовать региональные отделения НДП и создать на их базе региональные «Русские Парламенты», в которых бы национал-демократы заняли ключевые позиции и начали объединять внесистемные политические партии и организации страны. Однако Крыловское НДП было ориентировано только на созерцание самого Крылова как публициста и писателя, а также на то, чтобы только говорить о неполноценности власти. НДП Крылова оказалось не способным к действиям. Поэтому мне пришлось начать этот проект самому. Мы вдвоем с Сергеем Городниковым обозначили тактику и стратегию работы проекта и начали эту трудную и неблагодарную работу на свой страх и риск. К нам присоединились единомышленники. И вот уже 22 декабря 2018 года мы начинаем вести политические беседы с целью разъяснить ситуацию в стране. Беседы эти велись в фейсбуке и были построены как интервью, которое я брал у Сергея Васильевича. Не одну и не две недели мы формировали материал, который должен был прояснить ситуацию с будущим России, а также дать точное представление для читателя о том, что же такое русская Национал-Демократия. Именно в этих беседах было показано, как производилось само становление русской Национал-Демократии как течения, и какие процессы вызвали начало буржуазной революции в России. Вот и об этом мы и поговорим в данной главе, в которой я выставляю часть моего интервью с Сергеем Городниковым. Итак, как же происходило становление русской Национал-Демократии? Почему 3 июня 1995 года можно считать датой рождения русского Национал-демократического течения? Как началась и почему Буржуазная революция в России? Разберем эти вопросы. Отвечает на них сам Сергей Васильевич Городников так:

       «Собственно, началось всё с инновационного совета при председателе правительства. В 1990 году меня пригласили в инновационный совет при правительстве Силаева, первого премьер-министра у Ельцина. Тогда растерянность в Белом доме царила невероятная. Никто не понимал, что происходит, что делать. Инновационный совет создал А. Лебедев, бывший директор предприятий ВПК на Алтае. Этот человек известен тем, что именно он в Верховном Совете предложил кандидатуру Ельцина на пост президента России. И был уверен, теперь Ельцин ему всем обязан. Мне так казалось, во всяком случае. У него был ранг первого вице-премьера, но он считал, что должен будет сменить Силаева. И инновационный совет ему был нужен, чтобы выработать некое понимание происходящего. Было понятно, кто предложит такую программу, тот в той обстановке приобретёт огромное влияние на ход событий. Лебедев заказал мне срочный анализ на основе моих политэкономических интересов. Я тогда увлекался подробным изучением Великой французской революции, и ночью, работая над анализом, вдруг осознал, всё происходившее в России поразительно напоминает начало Великой французской революции. Созванный Горбачёвым в 1989 году Верховный совет СССР созывался по тем же причинам и по таким же принципам, по каким Людовик XVI созвал Генеральные Штаты. Утром я принёс Лебедеву краткое изложение, что происходит и к чему надо готовиться по объективным причинам. Он торопился на заседание правительства и взял мой анализ с собой. Прочитал его на заседании правительства. Потом, вернувшись, сразу резко мне выговорил: мой вывод о развитии процессов буржуазной революции в РСФСР бред. Мы (СССР) отказываемся от прежнего понимания коммунизма и переходим к шведскому социализму, коммунизму с человеческим лицом. Тогда это было общим мнением. И я сам засомневался. Но всё же возразил:

       «Нет. У нас начинается становление дикого капитализма, начального капитализма. И идём мы к капитализму».

       Но, по-видимому, моя настойчивость Лебедеву понравилась. Однако упоминание капитализма почти разозлило его. Лебедев резко заметил, что с капитализмом мы расстались в 1917 году.

       «Я плохо учил историю?» - вопрошал Лебедев.

       Он предложил мне ещё раз подумать и принести ему другой анализ, учитывающий его замечания о капитализме в России в прошедшем времени. Но чем больше я думал, тем больше убеждался в своей правоте, чувствуя себя великим первооткрывателем истины.

       «Amigus Plato sed magis amica veritas - Платон мне друг, но истина мне дороже».

       С этого времени я больше не принадлежал себе. Идея оказалась настолько поразительной, заразительной, объясняющей, что происходит, она захватила меня всего. Я написал новый анализ для Лебедева, в нём уже искал убедительные доказательства своей правоты. Но от этого анализа он отмахнулся, как от бессмысленного занятия. Всё же дал мне возможность заниматься, чем мне было интересно. Сейчас об этом смешно говорить, тогда нигде не находил понимания. Чувствовал себя одиноким в пустыне. Вообще-то скверное чувство. Тяжёлое. Оно меня толкало углубиться в изучение хода развития событий в других великих буржуазных революциях прошлого, пытаться найти в них общие закономерности. Мне удалось сделать открытие нового метода анализа исторических процессов, и на его основе создать целостную теорию развития политических процессов после буржуазной революции, становление капиталистических интересов, борьбы между ними за власть. На основе этой теории я написал в 1993 году книгу «Историческое предназначение русского национализма». Она была издана Жариковым в 1994 году.

       Во-первых. Кто помнит то время. Тогда даже русский народный патриотизм был в фактическом полуподпольном существовании. Его шельмовали, оплёвывали, за него убивали. А уж открыто написать о русском национализме, и не просто о национализме, а его исторически неизбежной политической победе было сравни героизму. Буржуазная революция открывает эпоху перехода от феодализма к капитализму. А национальная революция государствообразующего этноса её завершает. Вкратце. После хаоса распада старой, сложившейся в эпоху земледельческого феодализма государственной власти, которая несёт в себе опору на земледельческие слои, на крестьянство, на первое поколение крестьян в городе - пролетариат, начинается хаос. Из хаоса безвластия выход лишь один - появление представительных собраний городской власти, избрание ими исполнительных учреждений для воплощения решений собраний. Однако реальная власть начинает формироваться вне этих собраний. Она формируется на основе захвата сокровищ, товаров, грабежа. Чтобы легализовать наворованное или награбленное есть лишь один способ, выбросить наворованное и награбленное на рынок, где через спекулятивно-коммерческие сделки превратить это в капитал и собственность. Не буду вдаваться в подробности, всё это очень подробно описано в моих книгах, брошюрах, статьях. Важно другое. Именно эти слои грабителей, воров, спекулянтов скупают СМИ, депутатов и поворачивают представительную, но в первую очередь исполнительную власть в выразителей защиты и продвижения спекулятивно-коммерческих интересов, как средства легализации их капиталов и собственности. Подчинив себе исполнительную власть, они осуществляют государственный переворот, устанавливают политическую диктатуру спекулятивно-коммерческих интересов. Для идеологического обоснования права на власть они после переворота делают либерализм базовой идеологией власти. Однако такая диктатура уничтожает товарное производство. Спекулянту выгоднее везти товары из-за рубежа и здесь накручивать наибольшую цену, создавать дефицит. У нас такой переворот произошёл 3-4 октября 1993 года. Это было повторение исторического государственного переворота во Франции в 1793 году, знаменитого термидорианского переворота. Именно после расстрела парламента в России 3-4 октября 1993 года я понял, я прав! И моя теория развития буржуазных революций работает. И я впервые в истории смог объяснить становление капиталистического государства после буржуазной революции, как национального буржуазного государства с демократическим самоуправлением».

       Итак, комментируя сказанное Сергеем Городниковым, стоит отметить, что теперь, по прошествии более 20 лет мы уже все смогли убедиться в том, что теоретические разработки русского политика и писателя Сергея Городникова истинны. Позиция А. Лебедева о, так называемом, «шведском социализме с человеческим лицом» не воплотилась в жизнь, а вот предупреждения С. В. Городникова, тогда еще сотрудника инновационного совета при правительстве Силаева, оправдались, ведь Россия вступила в первый этап капиталистических отношений, выраженных в диком капитализме. Теоретические разработки С. В. Городникова полностью превратились в практику, в ту самую российскую действительность 1990. Для читателя поясню также, что любая буржуазная революция начинается с того момента, когда в той или иной стране города вобрали в себя удельный процент жителей страны, превратив основную часть населения из крестьян в городских жителей - буржуа. Этот момент важен. Как происходит урбанизация населения? Она происходит в виду роста производственных мощностей, находящихся в городах. Вокруг этих производственных мощностей и собирается население страны. Первые переселенцы из сельских областей в города еще сохраняют свой крестьянский, земледельческий менталитет, а вот уже их потомки полностью принадлежат к городской культуре. Затем, городские жители, требуя для себя новых перспектив развития, новых материальных благ и требуя для себя рычагов управления страной, естественно вызывают те процессы, которые мы и называем буржуазной революцией. Буржуазная революция в России началась в конце 1980 годов XX века, именно в этот период города РСФСР вобрали в себя удельный вес населения этой республики Союза, и именно в РСФСР началась буржуазная революция, оставив позади Земледельческие культуры республик Азии, а также Белоруссии и Украины. Любая буржуазная революция проходит через три этапа своего становления. Первый этап - это разграбление государственной, советской или феодальной собственности с последующим ее превращением в частные активы. Этот этап Россия переживала в Ельцинскую эпоху, когда у  красных директоров либеральный Кремль с помощью бандитских группировок, прикрываемых спецслужбами и милицией, отбирал заводы, фабрики и торговые сети. Именно бандиты должны были непосредственно передать госсобственность в частные руки новых хозяев России. Сам Анатолий Чубайс не отрицает того факта, что задачей его либеральной команды тогда была задача вывести материальные активы из-под коммунистов, за которых были и красные директора заводов и целые рабочие коллективы страны. И вот отбирали заводы и фабрики у государства с помощью организованных преступных групп и целых преступных сообществ, которые и также нередко входили между собой в конфликт, деля награбленное и убивая своих товарищей по цеху. Кровавые разборки заполнили страну в эпоху Ельцина, тогда уже ни кто не мог гарантировать себе, что он завтра будет жить, ведь гражданин стал бесправен перед произволом бандитов. Но, идем далее и перейдем ко второму этапу Буржуазной революции. На втором этапе буржуазной революции передел собственности уже завершен, и все материальные активы государства или феодалов превращены в частные активы. То есть в частных руках концентрируется на данном этапе глобальная собственность, которая до этого принадлежала феодалам, или как в нашем случае, государству. Новые владельцы этой собственности и новые владельцы финансовых активов не строят заводов и фабрик, они не поощряют развитие уже имеющегося производства. Но, эти новые владельцы, бывшие бандиты и спекулянты, начинают продавать активы заводов, попавших им в руки, вкладывать деньги в спекулятивные торговые сети, а также спекулировать природными запасами и другими активами страны. Поэтому второй этап буржуазной революции выражен в создании спекулятивной экономической модели, во входе которой погибает Отечественный производитель, который уже не развивается и потому не способен конкурировать с иностранными товарами, завозимыми в страну. Крупный частный капитал на данном этапе всецело ориентирован на интересы зарубежного производителя, и всецело выражает его интересы, завозя в страну товары иностранного происхождения. Далее, когда спекулятивная модель экономики вырабатывает себя, и в стране наступает экономический кризис, сопровождаемый системным кризисом во власти, наступает третий этап буржуазной революции. Этот третий этап буржуазной революции есть этап становления промышленного капитализма в любой стране. То есть завершается любая буржуазная революция революцией промышленной, она же революция национальная. Именно в этот период к власти в стране приходит средний имущественный слой граждан и устанавливает свою власть по средствам своей партии диктатуры. Такая партия проводит жесткую политику на становление в стране промышленности и науки, обоснованно проводит террор против тех, кто не согласен реанимировать промышленный потенциал страны. Здесь идет речь именно об установлении демократии, в нашем случае национал-демократии. Партия средних имущественных слоев горожан, а то есть по-другому партия среднего класса вымещает олигархат со своих политических позиций, а также борется с бедными, создавая для них экономические лифты, через которые бедные могли бы подняться до уровня среднего класса. Поэтому, национальная революция, несущая власть партии диктатуры среднего класса, является не просто завершающим этапом в буржуазных преобразованиях в стране, но является и самим воплощением прогресса в обществе. Однако перейдем снова к истории создания национал-демократического движения в России. Сергей Городников в указанном интервью пишет:

       «Осенью 1994 года в «Независимой газете» мне попалась статья некоего А. Севастьянова под названием «Национал-капитализм». Где автор написал, в России произошла буржуазная революция. Впервые я увидел человека, который пришёл к тому же выводу, что и я. Я съездил в редакцию, убедил дать домашний телефон автора, позвонил, и мы встретились, познакомились и стали уже вдвоём активно пропагандировать новые идеи, превращаясь в идеологических союзников. Хочу подчеркнуть, насколько редкими явлениями мы были. Это и сделало нас на многие годы союзниками и в чём-то единомышленниками - пропагандистами. Для меня это было настолько важно, что я всегда питал и питаю к этому человеку тёплые чувства. Хотя не могу сказать, что такие же испытывал и испытывает он ко мне. Первым о русской буржуазной революции написал и писал я. Я же дал дату начала её в 1989 году. Вторым стал Севастьянов. Третьим о буржуазной революции в России сказал Гайдар в интервью уже после своей отставки с должности председателя правительства. В том интервью Гайдар изумлялся, что никто в правительстве, в администрации президента, в академических кругах не видит, что в России произошла буржуазная революция. Сменилась идеология. Сменились представления о собственности. Сменился правящий класс. К тому времени я познакомился с Виктором Давыдовым, коммерческим директором газеты «Русская правда». Он был первым, кто после прочтения «Исторического предназначения русского национализма» понял, что я пишу об исторической смерти земледельческого русского народа и будущем появлении городской буржуазной нации, как об идеологически и политически направляемом процессе, для осуществления которого нужна революционная идеология и националистическая партия. С Давыдовым мы стали посещать семинары, которые в МГУ вёл вечерами доцент кафедры математики В. Колосов. Колосов интересовался вопросами эзотерики и восхищался Аненербе и оккультными теориями. У него мы познакомились с Авдеевым и рядом очень убеждённых сторонников национал-социализма. Меня национал-социализм интересовал лишь с точки зрения политических, идеологических технологий. Я постоянно спорил, что в России национал-социализм не воспроизвести по ряду причин. В первую очередь потому, что рабочий класс в современном производстве вытесняется средним классом с мелкобуржуазными интересами. А во-вторых, в России иная история и философия идеологической и политической борьбы. Наши политические традиции создавались Народной Волей и Чёрным переделом. И мы можем вести идейную и политическую борьбу только в рамках этих традиций. Попытки выйти за эти рамки обрекают на политический провал. Колосов увлёкся моими теориями, пытался их совместить со своими знаниями эзотерики. И предложил регулярно встречаться на его квартире. Мы собирались втроём. Я, Давыдов и Колосов. Разговоры были очень интересными. На этих встречах мы пришли к выводу, надо создавать в России совершенно новое идейное и политическое течение, призванное стать основой для партии осуществления русской национальной революции. Встал вопрос, как его назвать. И я вдруг понял - Национал-Демократия. Колосову очень понравилось. Понравилось и Давыдову. И для пропаганды нового направления мы решили создать газету и журнал. Давыдов предложил назвать газету «Национальная газета». А журнал я предложил назвать «Национальная демократия». Я и Давыдов занялись газетой, в первом номере которой надо было изложить манифест и несколько материалов, объясняющих новое направление. А Колосов журналом. Первый номер «Национальной газеты» с манифестом национал-демократии вышел, был подписан в печать 3 июня 1995 года. Это и есть точная дата рождения русского национал-демократического течения политической мысли. Политическая идея толкала к созданию политической партии. Для этого потребовалось сначала осуществить пропаганду, найти сторонников, создать группу политически активных товарищей. Концепцию русской национал-демократии сразу понял, принял и подхватил Севастьянов. И тут начались проблемы. Давыдов неоднократно говорил с горечью, что если бы я, он, Колосов и Севастьянов объединились и начали работу по созданию партии, к дефолту августа 1998 года уже была бы сильная организация с общероссийской известностью.

       В политике каждый человек невольно выражает не себя, а некие обобщённые запросы, взгляды и настроения целых групп людей с собственными интересами. И появление манифеста русской национал-демократии сразу же выявило коренные различия в его понимании с одной стороны, у меня и Давыдова, а с другой у Колосова и Севастьянова. Колосов интересовался эзотерикой, проблемами воздействия на людей, на массы. Часто объяснял, почему это был самый умный человек в национал-социалистической Германии. При этом ставил политику ниже деятельности СС. Политика как таковая его не привлекала и не интересовала. Севастьянов же выражал интересы гуманитарной русской интеллигенции, с гордостью называл себя интеллигентом. И вёл себя часто высокомерным барином из XIX века. Я неоднократно объяснял ему, русская интеллигенция продукт православного отрицания логики и физики, с упором на главное значение этики. Поэтому при капитализме с его господством логики и физики она обречена отмереть. У неё нет завтрашнего дня. Это его доводило до раздражения, порой до хамства. Получилось так. Я и Давыдов занимались распространением газеты, искали для неё новых авторов. А Колосов сам, на свои деньги издал два номера журнала «Национальная демократия» без упоминания о нас, стал нас избегать и везде, на всех мероприятиях заявлять, что он лично изобрёл совершенно новую политическую концепцию русской национал-демократии. Это было смешно, так как он действительно политикой не интересовался, и я даже не могу себе объяснить, почему он это сделал. Умный, очень умный парень, со своим кругом сторонников своего семинара по эзотерике. Что его толкнуло на такое поведение? С Севастьяновым получилось тоже как-то нехорошо. Ещё осенью 1994 года в своей главной, в чём-то программной статье «Национал-капитализм», опубликованной Третьяковым в «Независимой газете», он оплёвывал демократию, как только мог, с презрением отзываясь о её сторонниках. А через восемь месяцев вдруг объявил себя отцом русской национал-демократии. Стал быстренько писать целую книжку «Национал-демократия», пустейшую и конъюнктурную по духу и сути. Это было и грустно и забавно. Так как я единственный среди всевозможных патриотов, национал-патриотов, на всех мероприятиях, на семинарах отстаивал демократию, как принципиальное положение для тех, кто хочет иметь будущее в политике. Получилось, все потянули воз на себя. Как в басне Крылова. И вопрос о партии пришлось отложить до появления хотя бы серьёзного ядра. На первое место встали вопросы пропаганды. Колосов вскоре куда-то пропал и больше не появлялся. Исчез. Больше его не видели. По слухам, он получил зарубежный гранд по математике и уехал из страны. Единственная польза была в том, что именно он вывел нас на семинар Савельева в Общественно-Политическом Центре. Давыдов узнал, это было одним из мест, где он рекламировал себя в роли редактора «Национальной демократии», распространял журнал. И мы решили сходить на этот семинар, познакомиться. Место было замечательное, в центре Москвы, удобно доехать на метро из любого района. Сам зал, где проводились семинары, тоже по тем временам был отменным, удобным, светлым. И Савельев оказался великолепным ведущим, хорошим организатором, умным, толковым. К тому же выяснилось, мы оба закончили МФТИ, знаменитый Физтех. Проблема была в том, что на этом семинаре собирались обсуждать русскую тему какие-то профессора, литераторы, публицисты патриотических тусовок. Бестолковые, сводящие обсуждения в лучшем случае на сплевывание большевиков. Я и Давыдов решили в корне изменить состав и содержание. Давыдов привёл на этот семинар Севастьянова, я - Петра Хомякова, Авдеева, Тулаева и ещё ряд националистов. И мы сразу перевернули темы и сам ход обсуждений. Именно на этом семинаре мы стали обсуждать, в том числе вопросы национал-демократии, делать доклады, убеждать, превращать всех в своих сторонников. Даже Савельев и его друг яркий публицист Пыхтин оживились, как будто избавились от патриотической мертвечины.

       Вскоре Севастьянов стал приводить на семинар группу студентов юристов, объявил их своим ядром сторонников национал-демократии. К моему удивлению в нём открылся ещё и увлечённый организатор. И он стал просить Давыдова, на которого была зарегистрирована «Национальная газета», сменить главного редактора, вместо Лобкова сделать его, отдать ему газету. Мы согласились. Саша Лобков явно не справлялся. Лобкова нашёл я. В одной из небольших газет сторонников национал-социалистов мне попался отрывок его рассказа. Небольшой рассказ читался легко, написано грамотно. В авторе чувствовался внутренний стержень, необычный для тусовок отечественных национал-социалистов. Через знакомых я нашёл его, Мы поговорили, и он мне понравился. Он меня познакомил со своими друзьями Трошиным, Легеньковым, ребятами умными, интересными, такими же внутренне сильными, с искренними убеждениями. Они все прошли через структуры РНЕ Баркашова, но разочаровались, ушли, создали собственную замкнутую группу. Я знал причину появления СС в Германии. В штурмовые отряды СА набирали всевозможных недовольных Веймарской республикой из бедных рабочих районов, из среды деклассированных элементов. В 1990 годах из такой же среды набирали в РНЕ. В СС же отбирали главным образом носителей мелкобуржуазного сознания. Из разорившихся мелких предпринимателей, из семей буржуазии. Эти кадры отличались существенно большей дисциплиной, организованностью, убеждённостью, стойкостью. Что не было случайным. В демократических полисах Древней Греции средние имущественные слои гражданства, всадники и зевгиты, более привычно нам средняя и мелкая буржуазия, создали лучшую пехоту Древнего Мира - тяжеловооруженных гоплитов. В полисах Древней Греции гражданин был обязан давать военную клятву и каждый день после основной работы заниматься военной подготовкой, знать своё место в строю. Чтобы в случае опасности для полиса быстро объединяться в военные формирования. Самыми стойкими и надёжными были всадники и зевгиты, из них создавались фаланги. Из неимущих фетов создавали отряды лучников и пращников, их выпускали впереди фаланги, чтобы беспокоить, дразнить врага. Но с началом сражения эти отряды перебегали на фланги или в тыл. А исход сражения решали фаланги гоплитов. Из каждодневных занятий граждан родились Олимпийские игры, сначала, как соревнования победителей полисных состязаний граждан. В Древнем Риме в эпоху республики легионы так же набирались из средних имущественных слоёв гражданства. К чему я? Лобков и его товарищи, как поклонники этики и эстетики невольно давали мне понять, в них проявляется именно мелкобуржуазный национализм. Способный воспринять национал-демократическую идеологию. Я предложил Давыдову поговорить с Лобковым, доверить ему стать главным редактором «Национальной газеты». Он вроде взялся с охотой, но потом потерял интерес. Каждый номер приходилось выбивать из него. Стало понятно, он человек действия, а не газетной работы. Эти молодые парни показали себя тем, что я и ожидал. Влились к нам. И именно они, в конце концов, взяли на себя инициативу регистрации Национал-демократической партии. Да. Задача стояла именно такая, отбирать тех, кто способен воспринять мелкобуржуазный демократический национализм.

       Мы все видим, России сейчас в тяжелейшем положении. Спасти её от исторического краха можно только в высшей мере революционными мерами. Такими, которые опираются на самых дельных, самых предприимчивых и в то же время стойких, дисциплинированных, самоотверженных. И я убеждён, - нам надо будет не только воспользоваться опытом, который наработали, но и опытом организации гражданства в полисах Древней Греции и республиканском Древнем Риме. Каждый гражданин должен будет приносить военную клятву нации, каждый день заниматься военной подготовкой. Без этого мужчина не может быть полноценным гражданином с политическими правами. Права должны исходить из обязанностей. Национал-демократия это в первую очередь мировоззрение, основанное на научно-методологическом понимании хода исторических процессов. Мировоззрение, которое защищает, выражает и продвигает интересы отечественного товарного производства, переводит государство на рельсы интенсивного развития за счёт непрерывного роста производительности труда. Это мировоззрение, которое обеспечивает поворот к ускоренному научно-технологическому развитию, как единственному условию конкурентоспособности в мире нации, государства. Все строится на политэкономических, биологических, социальных теориях развития государства и общества, тем самым давая ясное понимание объективно возможного будущего, пути достижения стратегических целей. Она позволяет ставить ясные стратегические цели на поколения вперёд и обосновывать способы наиболее действенного, наименее затратного достижения этих целей. Она выстроена на философской теории познания мира и на методах анализа исторических процессов. Это позволило строить не просто некую национал-демократическую идеологию, а национал-демократическое мировоззрение. Научно-методологическое мировоззрение».

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Лев Трапезников.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения