Главная » Публицистика » ИСТОРИЯ СССР. ЧАСТЬ 9.

ИСТОРИЯ СССР. ЧАСТЬ 9.

19.04.2017 22:34

       Перебирая архив Никопольской дистанции электроснабжения Приднепровской железной дороги, я наткнулся на старую пожелтевшую общую тетрадь. Когда я начал знакомится с её содержанием, то понял, что это дневник одного из злектрофикаторов, которые в 1932 - 1935годах производили электрификацию участка Кривой Рог Запорожье. Краткая историческая справка. В соответствии с планом ГОЭРЛО и решением июньского Пленума ЦК ВКП (б) началась в стране электрификация магистральных линий железных дорог:

       1. Участка Хашури-Эестафоне (Сурамский перевал) Закавказской Железной Дороги, протяженностью 68 километров.

       2. Участка Кизел-Чусовая Пермской железной дороги, протяженностью 112 километров.

       3. Участка Запорожье-Кривой Рог Екатерининской (Приднепровской) железной дороги, протяженностью 202 километра.

       Первая запись москвича Николая Леднева, так звали электрофикатора, была сделана 18 марта 1931 года.

       3 августа 1933 года.

       На прием к Серго Орджоникидзе мы, к сожалению, не попали. Во всём виновата наша бюрократия, ибо нам сказали в Наркомате тяжелой промышленности, что нам надо записаться на прием в секретариат, а там рассмотрят наше обращение и тогда дадут нам направление к кому надо обратиться, прежде чем мы попадём на прием к Серго Орджоникидзе. Понятное дело, что на такую волокиту уйдет не один день. Это нас совсем не устраивало.

       - Надо искать выход, - задумчиво сказал Михаил Иванович, когда мы вышли из наркомата.

       - Может, будем ждать, пока товарищ Орджоникидзе будет выходить из здания Наркомата? - внес предложение я.

       - Вряд ли мы его дождемся.

       - Почему?

       - Во-первых, его может и не быть сейчас в здании, во-вторых, они работают здесь допоздна, а в-третьих, я уверен, что у них есть здесь другие выходы, куда они выходят, что бы сесть в автомобиль.

       - Что ж тогда делать?

       - Надо искать выход.

       - Какой?

       - Слушай, вот ты в поезде говорил о поэте, забыл как его фамилия?

       - О Демьяне Бедном.

       - Точно. Я слышал, что он всегда людям помогает в трудных ситуациях. Тем более что он сам родом с Украины, с Херсонской области. Вот бы связаться с ним.

       - Думаю, что это возможно.

       - Каким образом?

       - Так наши дачи когда-то были рядом. Я лично встречался с Демьяном Бедным.

       - Так поехали тогда на дачу, что бы встретится с ним.

       - Я ж не уверен, что дача Демьяна Бедного сейчас там же находится, и сам ли он там находится. Он редко туда приезжал. Но я знаю, где живет его дочь Ульяна на Тверской улице, мы с ней хорошо знакомы, часто вместе отдыхали на даче летом.

       - Так поехали тогда к ней.

       Мы к ней и поехали тотчас, но дома её не застали. Поэтому мы вернулись домой ни с чем.

       8 августа 1933 года.

       Всё получилось, как мы и планировали. На следующий день мы встретились с Ульяной Придворовой, и она пообещала помочь нам. Я приехал к ней через день, и она сказала, что в воскресенье она будет ехать с отцом на дачу, так что можете приехать к ним в гости, и всё тогда ему расскажите. У нас не было иного выхода, ибо походы Михаила Ивановича в секретариат не принесли никакого результата. Ефим Алексеевич встретил нас очень радушно:

       «О, земляки приехали. Как я рад вам. Давненько не встречался я с гостями с родной земли. Скучаю я за ней, но времени нет, что бы поехать».

       Затем он пригласил нас к столу, пить чай, который принесла нам Ульяна. После того, как мы рассказали ему о своей проблеме, то он пообещал помочь землякам, хотя работы у него полно. Даже здесь на даче у него на столе лежит куча писем. Люди пишут со всей страны, и просят его о помощи. По мере возможности он помогает, а возможности у него есть, ибо он вхож практически во все кабинеты власти. Вот недавно ему и орден Ленина вручили, за те заслуги, которые имеет перед народом. Потом он нам стал рассказывать интересные истории. В частности, много рассказывал о встречах с Ленином, ведь они в Кремле жили рядом. И Ленин очень ценил его поэзию. Мне понравился, особенно, его рассказ об том, как они с комендантом Кремля Мальковым решили угостить Владимира Ильича рыбой, ибо кремлевский паек состоял только с пшена. Так они поехали с комендантом на озеро и бросили туда гранату. Потом только собрали рыбу и привезли в Кремль, правда, Владимиру Ильичу сказали, что это рыбу я наловил. Со временем, истину Ленин узнал и немного поругал меня с Мальковым, и взял слово, чтобы не занимались в стране браконьерством даже ради Председателя Совета Народных Комиссаров. К советам Владимира Ильича он прислушивался, и это он предложил написать ему стихотворение, которое стало песней «Проводы»:

«Не ходил бы ты, Ванюша, в солдаты,

В Красной армии чай найдутся,

Без тебя большевики обойдутся».

       Сильные были у меня стихи, которые призывали на борьбу. Недаром ведь один высокий чин белогвардейский говорил, что у нас, то есть «Белого движения» есть два врага - это Владимир Ленин и Демьян Бедный.

       Еще был интересный случай с Яковом Свердловым. Они заспорили, кто из них лучший стрелок. Остановили машину и стали стрелять по фарфоровым изоляторам на телеграфном столбе. Я промазал, а Свердлов попал. Правда, он потом так расстроился, что нанес ущерб государственному имуществу. Пришлось заехать в сельсовет, взять специалиста, что бы заменил изоляторы. С ним он тут же расплатился.

       Вот такой у нас получился прекрасный день с великим поэтом и человеком. Он на прощание сказал, что бы мы подошли вечером к Ульяне, а он ей по телефону сообщить результат. Возвращались мы с дачи в прекрасном расположении духа. Особенно, Михаил Иванович сиял от радости, таким я его давно не видел.

       9 августа 1933 года.

       Ефим Алексеевич сдержал свое слово, и вот завтра на 10 часов 30 минут Серго Орджоникидзе ждет нас на приеме в своем кабинете. Михаил Иванович очень волнуется.

       - Что я ему скажу?

       - Скажите всё как есть. Объясните ему всю обстановку на нашей стройке, что из-за недопоставки оборудования мы не сможем по плану провести электрификацию железной дороги.

       Это даже немного успокоило его. Он тщательно побрился, привел свой внешний вид в порядок. И готов к встрече.    

       10 августа 1933 года.

       В назначенное время мы пришли в Наркомат тяжелой промышленности. Нас там встретил секретарь и провел в кабинет Наркома тяжелой промышленности. Мы подождали, пока в кабинете находился другой посетитель, волновались. Наконец вышел солидный мужчина с коричневым портфелем. Секретарь зашел в кабинет Орджоникидзе, через время вышел, и пригласил нас в кабинет. Нарком сидел за длинным зеленым столом и что-то писал. Пригласил нас сесть, и когда закончил писать, обратился к нам.

       - Слушаю вас.

       - Мы вот приехали с Запорожья, - начал Михаил Иванович. - Занимаемся электрификацией железной дороги.

       - Какие у вас проблемы?

       - Понимаете, в этом году по плану должна быть электрификация участка Запорожье - Кривой Рог закончена в декабре этого года, - поддержал его я. - Но нам не поступает оборудование.

       - Почему?

       - Говорят, что нет заявки на оборудование. Хотя мы все заявки давали и были включены в план.

       Орджоникидзе дал задание секретарю, что бы тот позвонил в Госплан и там разобрались с заявками. Секретарь вышел, и он обратился к нам:

       - Рассказывайте как там у вас дела на Украине?

       - Дела идут нормально, построили Днепрогэс, теперь делаем электрификацию, новые заводы у нас строятся, - сказал Михаил Иванович.

       - А вот с продовольствием тяжело сейчас там. В магазинах пусто, на базарах дорого, - меня Михаил Иванович дергал за руку, что бы я остановился, но я не мог удержать того, что накипело. - Людям нечего есть, некоторые так истощали, что едва передвигаются самостоятельно. Едят, что попало даже кошек, собак и даже лягушек.

       - Вы тоже лягушек ели?

       - Нет.

       - А что же вы ели?

       - Мы рыбу ловили, раков и нам паек хоть какой-нибудь да давали.

       - Вот видите, молодой человек, вы рыбу ловили, раков, не сидели, сложа руки, потому и имели пропитание. От человека зависит его жизнь, хотя скажу откровенно, что тяжелый год мы пережили. Засуха в Поволжье, Северном Кавказе, Юге Украины вызвала это бедствие. Как могли мы старались помочь районам, потерпевшим от стихийного бедствия. Уже в январе 1933 года Центральный Комитет принял постановление снизить план поставки зерна с Украины почти на тридцать миллионов пудов, а в конце 1932 года мы заключили договор с Персией, Канадой и Австралией на поставку 140 миллион тонн зерна, которые и получили в 33 году, большая часть которого пошла на Украину. Возможно, этого было мало, что бы нормально накормить страну, но больше у нас средств не было. Сами ведь видите, сколько у нас сейчас строек по стране, взять даже ваше Запорожье, где строятся алюминиевый завод и завод ферросплавов, что бы получать металл такой необходимый для нашей военной промышленности. Ведь как сказал Ленин.

       - Государство лишь тогда чего-то стоит, когда оно может себя защищать, - вставил я свое слово.

       - Совершенно верно, молодой человек, мы сейчас в первую очередь думаем об обороне страны, ибо находимся в окружении врагов.

       В это время зашел секретарь и сказал, что наших заявок на оборудование нет.

       - Не может такого быть, я лично привозил заявки! - разволновался Михаил Иванович.

       - Не волнуйтесь, товарищ, мы разберемся с этим. Где делись заявки, и кому-то будет плохо. Сейчас наша задача заключается в том, что бы оборудование пошло к вам. Вы знаете, какое оборудование должно вам идти?

       - Да. Силовые трансформаторы, быстродействующие автоматы, ртутные выпрямители, еще различная мелкая электроаппаратура.

       - Понятно. Кто производит это оборудование?

       - Сейчас я посмотрю в своих записях, вообще-то, я помню и по памяти, но лучше прочитаю. 

       Михаил Иванович достал свои бумаги и стал читать.

       - Вот. Трансформаторы и автоматы изготавливает Московский завод имени Куйбышева, ртутные преобразователи изготавливает Ленинградский завод электротехники, прочие аппараты изготавливает мастерская электрооборудования.

       - Понятно. Дайте ваш список моему секретарю, он напишет письма на соответствующие заводы и отправит их почтой, что бы те включили их себе в план.

       - Товарищ Орджоникидзе, - обратился Шевчук - понимаете, почтой это будет долго, а вдруг еще затеряется.

       - Не затеряется.

       - Я хотел сказать, можно мы сами отнесем письма на предприятия, так будет быстрее и надежней.

       - Если вы так хотите, то подождите в приемной, пока напечатают письма.

       - Спасибо, товарищ Орджоникидзе.

       - Вам спасибо, что болеете за государство. 

       Мы вышли в приемную и сели на стулья в ожидании писем. В кабинет зашли новые посетители. 

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Владимир Шарик.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения