Главная » Публицистика » БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ - 2.

БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ - 2.

11.11.2016 09:34

       Действия авиации и бронетехники не планировались — для люфтваффе нашлось немало других, более важных целей в глубине советской территории, а то, что танки при взятии крепости станут скорее обузой, показывал опыт боев 1939 года. В составе подразделений сформировали штурмовые группы, атаку должны были сопровождать распределенные среди них орудия полковой артиллерии и саперы (в том числе огнеметчики). Наступлению дивизии должны были содействовать приданные ей бронепоезда № 27 и № 28. Так, после захвата железнодорожного моста бронепоезд № 28 должен был поддерживать огнем бой в Бресте. Роль бронепоезда № 27 оставалась неясной — после прорыва советской обороны на Буге ему было приказано направиться на Ковель. Возможное применение бронепоездов остается непонятным, но зато четко видно, что они даны сорок пятой скорее в нагрузку — то, что для танков Somua S-35, стоящих на их платформах (на каждом бронепоезде по три машины) нет снарядов, или то, что перевод на русскую колею видится их командирам (подполковником Опитцу и Сееле) абсолютно туманным — это еще «полбеды». Главное, что бронепоездам требовалось выделить пехотное прикрытие (по четыре отделения на каждый бело). Командованию 45-й дивизии удалось добиться того, что это сделали за счет 133-го полка, переданного резерв корпуса. Более того, в последние дни перед нападением, когда каждый автомобиль был на счету, и подготовка шла в авральном режиме — большинство из обещанного, например снаряды для «небельверферов» и лодки для форсирования Буга — прибыло в последний момент, а транспорта для подвоза катастрофически не хватало. Тогда же прибыли и боеприпасы для бронепоездов. Несмотря на то, что ведение разведки полосы наступления было организованно заблаговременно (первая рекогносцировка прошла еще в апреле 1941 года), 45-я дивизия не имела четких представлений о противнике. Оно формировалось как на основе наблюдения за деятельностью Красной Армии в приграничной полосе, так и с помощью информации (в том числе и архивных данных) получаемых из высших штабов. Однако пышная растительность вдоль Буга и то, что территория крепости была скрыта валами, заросшими деревьями, и различными строениями (прежде всего кольцевой казармой) сильно препятствовала наблюдению. Возможности обзора с наблюдательной вышки, стоявшей напротив Западного острова, не могла дать детальной информации. Четко были видны лишь ДОТы у Буга. Кроме того, данные, выдаваемые высшими штабами, были часто достаточно расплывчатыми, а то и в корне неверными — например, утверждалось, что большая часть строений крепости не выдержит ударов тяжелой артиллерии, или то, что крепостные сооружения — пустые и в настоящее время не имеют гарнизона. Доходило и до курьезов — например в обзоре укреплений Бреста огромное место было уделено сооружениям, находящимся на территории Германии, в том числе — в районе расположения сорок пятой, в то время как о Брестской крепости нашлось лишь несколько страничек.

       Согласно мемуарам немецких участников событий личный состав 45-й не сомневался в скором решении задачи, хотя генерал-майор Фриц Шлипер вступил в должность только 9 мая 1941 года, сменив погибшего в автокатастрофе Герхарда Кернера. Следовательно, опыта в руководстве соединением, да еще решающим сложные разноплановые задачи он не имел никакого. А ведь еще предстояло взаимодействовать с артиллеристами (дивизионная артиллерия и артиллерийские части резерва ОКХ были объединены в 27-е артиллерийское командование под руководством Фридриха фон Кришера) и командирами бронепоездов! В целом германский план был перспективным, но недоработанным в деталях. К тому же достаточно хорошо известно, что если что-то в немецком плане идет не так, то оперативно подправить ситуацию у германского командования получается не очень хорошо. Тем более что взятие цитадели было лишь опосредованно связано с другими немецкими планами, которые впоследствии реализовались вполне эффективно. Но недооценка деталей сделала свое дело — в силу разнообразных обстоятельств советский гарнизон оказался гораздо многочисленнее, чем предполагали германские штабисты, а сопротивление его захватчикам стало отдельной страницей славы в истории Великой Отечественной войны. В 04-00 часа, когда только забрезжил рассвет, со стороны германских войск внезапно был открыт артиллерийский огонь. Враг сосредоточил огонь по войсковым соединениям и частям, расположенным вблизи границы, по пунктам, где находились работавшие в укрепленном районе стрелковые и саперные батальоны, по подразделениям, сосредоточенным на артиллерийском полигоне для показа техники, а также по заставам и постам пограничников. Наиболее интенсивный артиллерийский огонь велся по военным городкам в Бресте и, особенно по Брестской крепости, которая была буквально покрыта разрывами артиллерийских снарядов и мин. Командир 45-й немецкой пехотной дивизии 12-го армейского корпуса, которая выполняла задачу овладения крепостью, докладывал своему командованию, что план артиллерийского огня был рассчитан на ошеломление. Наиболее сильный артиллерийский и минометный огонь велся по цитадели крепости. Кроме дивизионной артиллерии 45-й пехотной дивизии вермахта для артиллерийской подготовки противник привлек девять легких и три тяжелые батареи, батарею артиллерии большой мощности и дивизион мортир. Кроме того, командующий 12-м армейским корпусом сосредоточил по крепости огонь двух дивизионов мортир 34-й и 31-й пехотных дивизий. Что представляла собой гарнизон Брестской крепости? В момент открытия противником артиллерийского огня по Бресту и Брестской крепости в ее цитадели согласно донесению генерал-майора B. C. Попова, командира нашего 28-го стрелкового корпуса, командующему 4А от 8 июля 1941 года находились следующие части и подразделения:

       - 84-й стрелковый полк без двух батальонов,

       - 125-й стрелковый полк без одного батальона и саперной роты,

       - 333-й стрелковый полк без одного батальона и саперной роты,

       - 131-й артиллерийский полк (дислоцировался на внешнем крепостном обводе по берегу Буга, в 150 метрах от границы),

       - 75-й отдельный разведывательный батальон,

       - 98-й отдельный дивизион ПТО,

       - штабная батарея,

       - 37-й отдельный батальон связи,

       - 31-й автобатальон и тыловые подразделения 6-й стрелковой дивизии,

       - 44-й стрелковый полк без двух батальонов (на территории форта, в 2 километрах южнее крепости),

       - 455-й стрелковый полк без одного батальона и саперной роты (один батальон из оставшихся в крепости размещался на территории форта, в 4 километрах северо-западнее Бреста),

       - 158-й автобатальон и тыловые подразделения 42-й стрелковой дивизии.

       В крепости находились также штаб 33-го окружного инженерного полка с полковыми подразделениями, половина окружного военного госпиталя на острове Южном (Госпитальном) и 9-я пограничная застава, а также автотранспортная рота, саперный взвод, штаб 3-й комендатуры из 17-го погранотряда, школа шоферов Белорусского пограничного округа и окружные сборы кавалеристов-пограничников — на Западном острове (Пограничном). Кроме того, в бастионном кольце и за стенами крепости проживало большое количество начальствующего состава и сверхсрочников со своими семьями, а также граждан, работавших в частях и учреждениях, расположенных в крепости. Всего в ночь на 22 июня там находилось от 8 до 9 тысяч человек. В результате неожиданно открытого немцами артиллерийского огня и авиационных налетов застигнутые врасплох части гарнизона крепости понесли большие потери убитыми и ранеными. Особенно большие потери имели части и подразделения, находившиеся в центральной части крепости (цитадели). Для выхода из крепости на восток можно было использовать только одни северные ворота, но по ним противник сосредоточил наиболее сильный артиллерийский огонь. Поэтому выйти из цитадели смогли лишь отдельные подразделения, которым вывезти какую-либо материальную часть не удалось. Не смог вырваться даже разведывательный батальон 6-й стрелковой дивизии, имевший на вооружении легкие танки Т-37А/Т-38 и бронемашины. В кратком боевом отчете о действиях 6-й стрелковой дивизии так описывается начало борьбы за крепость:

       «В 04-00 часа утра 22 июня был открыт ураганный огонь по казармам, по выходам из казарм в центральной части крепости, по мостам и входным воротам и домам начальствующего состава. Этот налет внес замешательство и вызвал панику среди красноармейского состава. Командный состав, подвергшийся в своих квартирах нападению, был частично уничтожен. Уцелевшие командиры не могли проникнуть в казармы из-за сильного заградительного огня, поставленного на посту в центральной части крепости и у входных ворот. В результате красноармейцы и младшие командиры без управления со стороны средних командиров, одетые и раздетые, группами и поодиночке, выходили из крепости, преодолевая обводный канал, реку Мухавец и вал крепости под артиллерийским, минометным и пулеметным огнем. Потери учесть не было возможности, так как разрозненные части 6-й дивизии смешались с разрозненными частями 42-й дивизии, а на сборное место многие не могли попасть потому, что примерно в 6 часов по нему уже был сосредоточен артиллерийский огонь».

       С началом артиллерийской подготовки противника в 4 часа в городе и крепости погас свет, а было еще довольно темно. Телефонная связь с городом прекратилась. Это еще больше усилило растерянность личного состава. Средних командиров в батальонах насчитывалось единицы. Командиры, сумевшие пробраться в крепость, вывести части и подразделения не смогли и остались в крепости. Так, например, командир 44-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии майор П. М. Гаврилов, пробравшийся в первый час артиллерийского налета к своему полку, не смог вывести его остатки из крепости и остался на месте, возглавив оборону восточного сектора крепости. По воспоминаниям Гаврилова, все выходы из бастионного кольца крепости находились под таким сильным артиллерийским, минометным, а позже и пулеметным огнем, что 98-й отдельный дивизион ПТО при попытке прорваться из крепости был почти целиком уничтожен. Следовательно, большое количество личного состава частей 6-й и 42-й стрелковых дивизий осталось в крепости не потому, что они имели задачу оборонять крепость, а потому, что не могли из нее выйти. Артиллерия, находившаяся в открытых артиллерийских парках крепости, в большей своей части была уничтожена огнем противника на месте. Почти целиком погиб конский состав артиллерийских и минометных частей и подразделений дивизий, находившийся во дворе Брестской крепости у коновязей. Автомашины автобатальонов и других частей обеих дивизий, стоявшие в объединенных открытых автопарках, были сожжены. Все документы и имущество частей остались в крепости. Заместитель командира 6-й стрелковой дивизии по политической части полковой комиссар М. Н. Бутин доносил о результатах артиллерийского обстрела немцами Брестской крепости и условиях выхода частей по тревоге следующее:

       «После артиллерийского обстрела, произведенного в 04-00 22.6.1941 года, части в район сосредоточения войск компактно выведены быть не могли. Бойцы прибывали поодиночке в полураздетом виде. Из сосредоточившихся можно было создать максимум до двух батальонов. Первые бои осуществляли под руководством командиров полков товарищей Дородных (84 сп), Матвеева (333 сп), Ковтуненко (125 сп). Материальную часть артиллерии стрелковых полков вывести не удалось, так как все было уничтожено на месте. 131-й артиллерийский полк вывел 8 орудий 2-го дивизиона и одно орудие полковой школы. Личный состав, материальная часть и воинский состав 1-го дивизиона, находящегося в крепости, были уничтожены».

       Неприкосновенные запасы наших частей, находившиеся на складах крепости, оказались целиком уничтоженными на месте. На острове Пограничном личный состав из 17-го погранотряда частично удалось вырваться из осады (автотранспортная рота). Около 15 человек под командованием Масленникова заняли огневые точки на берегу Буга и ДЗОТы у северных казарм. Впоследствии примерно в 15 часов 22 июня после длительного штурма противник прорвался на остров, но был отброшен. С взрывом моста через реку защитники острова Пограничный оказались отрезанными от крепости и окруженными врагом. Личный состав все же успел пополнить боезапас из хранилищ и забрал в столовой уцелевшие продукты. Части 28-го стрелкового корпуса РККА, размещавшиеся в Северном городке (на северной окраине Бреста), понесли значительно меньшие потери. 17-й гаубичный полк 42-й стрелковой дивизии был выведен из городка в составе двух дивизионов, а 447-й корпусной артиллерийский полк вывел 19 орудий с небольшим количеством боеприпасов, остальные же боеприпасы, сосредоточенные в артиллерийском парке полка, были уничтожены артиллерийским огнем противника.

       Цитадель.

       После отхода советских войск из района Бреста оборона собственно Брестской крепости продолжалась еще несколько месяцев. Можно выделить три периода обороны цитадели:

       - первый — с 22 по 30 июня,

       - второй — с 30 июня по 23 июля,

       - третий с 23 июля по сентябрь 1941 года.

       Есть и другие подходы к периодизации. Документы подтверждают 32 дня обороны — эта дата зафиксирована рапортом немецких солдат, пленивших майора П. М. Гаврилова. А начало ее — обрывки приказа № 1, найденного в развалинах. Исходя из этих данных, часть историков делят оборону крепости на два периода:

       - с первого залпа на рассвете 22 июня 1941 года до конца месяца — период организованной обороны;

       - с начала июля до 23 июля — период очагового сопротивления. Далее следует весьма спорный период одиночного сопротивления.

       После захвата 22 июня здания клуба (церкви) немцами им «в спину» был нанесен контрудар, организованный силами пограничников (9-я застава и штаб 3-й комендатуры погранвойск размещались в одном здании, у Тереспольских ворот) и бойцов 333-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта А. Е. Потапова. Часть германских солдат с рацией осталась в здании церкви, другие устремились к восточной оконечности укрепления в район Холмских ворот. Здесь их продвижение было остановлено, хотя только в цитадели бойцы отразили 8 мощных атак в первый день войны.

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

 Михайло Полторов.

Комментарии

Валерий 11.11.2016, 13:56
Материал попал в топ-25 Белоруссии.
Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения