Главная » Публицистика » АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ВЗГЛЯД НА МИР. ЧАСТЬ 4.

АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ВЗГЛЯД НА МИР. ЧАСТЬ 4.

01.11.2018 22:34

       Социальная природа или философия социума. Онтология социума. Способы существования социума. Нравственность как категория философии. Понятие общества. Формации и цивилизации. Общество как способ существования человека.

       Не вдаваясь в историю зарождения общества и государства, отметим, что разделение этих понятий произошло относительно недавно и не без споров, до сих пор. Не углубляясь в полемику, выскажем просто свою точку зрения. Для нас бесспорно появление итога первого процесса - объединения материальных интересов для совместного выживания семьи, рода, племени, нации и так далее в форме, соответствующей уровню объединения. На каком этапе произошло выделение формы общества в самостоятельную надстройку - государство, для нас вопрос не самый важный. Важнее, что государство превратилось в субъекта хозяйственной деятельности с диктаторскими замашками монополиста, теряя свои управленческие функции. Одновременно с этим процессом теряется суть экономических прав граждан, и, по мере утери экономической самостоятельности, ликвидируются их политические и гражданские права, по сути, из реального права контроля своей земли - в чисто декларативные политические права. Если ранее способом существования социума бала трудовая деятельность, то в этом случае, способом становится нетрудовая деятельность. Диктат государства гражданам переходит в наглый разбой. Такова тенденция трансформации государства, для которого граждане перестали быть целью, а превратились в средство. Государство для граждан или граждане для государства. Мы выбираем первое. Другое - абсурд и давно прошедшее, но постоянно реанимируемое время. Способом существования, как социума, так и любого гражданина в нем, может быть только личный труд каждого, исключая возможность политики обогащения за счет ближнего. Все известные общества и государства существовали и существуют до сих пор на основе простого принципа - обмани ближнего или укради, отними у него труд, результаты его труда. Нравственность здесь зиждется именно на основе известного изречения: homo homini lupus est (человек человеку волк), что представляет собой прямое перенесение законов животного мира в мир социальный. Конечно, эти законы отражают реальность в окружающем человека мире, но, когда мы говорим о сущности самого человека, то более важным становится другая часть его сущности, социальное начало. Именно социум, совместное проживание человека не только с себе подобными, но и с остальным животным миром, становится не просто моральной характеристикой человека, но и более того, нравственной категорией человеческого отношения ко всему. Не что, а как, каким образом человек осуществляет свои цели, становится образцом, модусом дальнейших действий следующего поколения. В этом - важность и смысл нравственности для каждого индивида. Новым отношением, а значит и новой нравственностью, может быть только принцип взаимности. То, как ты сам относишься к другим, вернется к тебе многократно. Только такое правило может сохранить весь мир от взаимного уничтожения. Все остальное ведет к нравственной деградации и постоянной войне, что в условия владения карманной атомной бомбы, вообще ставит вопрос реальности человека разумного (homo sapiens). Не наличие оружия у человека - угроза человеку, а готовность его применения и желание это сделать. В целях защиты своих прав и независимости - это оправдано, но, с целью отобрать эти права у других - недопустимо. До тех пор, пока насилие является нормой поведения не только одного человека или государства, а всего мирового сообщества, нельзя говорить о человеческом отношении. Иметь оружие и не нападать, такое состояние и мысли, похоже, даже не могут вообразить современные политики. Спасти мир насилием над назначенным на роль насильника - стало современных политиков руководством для действий, оправданием насилия на своими гражданами. Кратко формулируя основы нравственности, скажем в трех словах: добро насильно - зло. Это - на будущее. Если вернуться назад, в прошлое, которое и дает основание оценить понятие общества и дать ему заслуженную характеристику, то самое краткое определение, учитывая историю таких понятий, как «общее» и «социум», звучит следующим образом. Общество есть совокупность материальных интересов всего населения конкретных людей, выраженное в системе правил и законов. Это определение, конечно, не учитывает временные параметры общества.

       В разное время эти законы были разными. Деление этих процессов на ступени и этапы должно учитывать не столько желания, выраженные или невыраженные, сколько конкретные действия на основе способов по их реализации. Основным практическим действием в жизни человеческого индивида является способ производства материальных благ для своего существования или modus vivendi. Совокупность их форм и то общее, что их объединяет, в свое определенное время, философы называют формацией. Поэтому периодизацию формаций связывают, обычно, со способами производства, с экономиками большинства стран. Цивилизационный подход учитывает дополнительно местные обычаи, верования, традиции, религии и, в общем, дает более широкое понимание истории развития и становления общественных форм бытия народов в различные государства. Различные теории происхождения наций, как правило, не учитывают этой разницы. Попытки изменить насильно общественное сознание, заменить его другим, или противопоставить один народ другому, одну религию другой, одну цивилизацию другой приводит к бессмысленной войне. Такие попытки были всегда, и будут впредь использоваться для достижения превосходства над остальными народами. Эти попытки и следует называть фашизацией общества (от итальянского слова фашина - связка прутьев). Какими бы мифами ни руководствовались политики (о богоизбранности одного народа перед другими, или обиды, что «нашему царю, кукиш показали», идеей «священной земли» или исторического реванша), результат будет один - бессмысленное кровопролитие, суть и цель которого - захват чужой территории для полного контроля, изоляция одного народа от всех, попытки подчинить всех одним народом или государством. В настоящее время нет идеи или системы идей, которая могла бы оправдать военную агрессию одного народа против другого или доказать превосходство одного индивида над другим. Спасение остального мира от выдуманного злодея - голливудский трюк, на который не попадаются уже даже дети. Впрочем, это уже неважно для сохранения способа производства, основой которого является производство вооружения. Чтобы сохранить свои рабочие места, люди делают вид, что верят сказкам и протестуют тогда, когда погибают их дети. Централизация прав и полномочий граждан в руках (тем более, монопольное) исполнительной власти делает эту тенденцию непреходящей. Государство становится над обществом и диктует ему свои экономические интересы. Не государство для общества получается, а общество для государства - это реальное положение, взаимоотношение сути и формы общества во многих странах. Отделить функции управления государством от вмешательства в экономические, а значит и политические права граждан и всего общества - цель предстоящих изменений многих современных государств во всех известных, в настоящее время, цивилизациях. При этом не надо забывать, что все законы пишутся людьми, для людей и ими же отменяются. Делать догму из законов, как это делали древние римляне в надежде на вечное существование римской империи, говоря «пусть рухнет мир, но торжествует закон», сейчас - уже глупо. Да и кому нужен закон, если нет никого вокруг? Законы для обеспечения интересов одного или группы лиц тоже уже не работают. Придавать характер диктата закону можно только в том случае, если он отражает интересы всех, без исключения, граждан своей страны. Нарушение этого правила есть покушение на права других граждан и ответную реакцию неповиновения, вплоть до террора. Преступность в отношении целого народа рождает нигилизм в отношении к власти. Противостояние же народов, типа исламского мира европейскому, просто религий - не более чем ширма, раздуваемая купленными средствами массовой информации. В военной тактике такие действия называются информационным прикрытием реальных целей мирового господства. Цель гражданского общества - создание и обеспечение экономических прав и свобод для всех его граждан, без исключений и преференций. Нет, в настоящее время, ни одной идеи об исключительности одного человека из множества других, или предпочтения одного перед другим. Этот результат эволюции общественного сознания в стихах Высоцкого выражен афоризмом:

       «Нынче в нашей Африке (фауне) - равны все поголовно».

       Философский подтекст его песен еще не все осознали. Но, желание выделиться из стада не означает жизнь вне общества:

       «Я готов гулять в табуне, но не под седлом и без узды».

       Воспринимая эти строки философски, каждый гражданин согласится с тем, что жизнь без экономического принуждения и без политической указки и есть его право гражданина на демократию. Ведь сама жизнь принуждает человека ко многим добровольным поступкам. Окончательно поставить точку во взаимодействии государства и общества, значит - признать первичность общества и роль государства в качестве механизма, функция которого есть сохранение самого общества, интересов его граждан. Впрочем, это - тема отдельного разговора.

       История философии или философия истории. Историческое бытие. Объекты и субъекты истории. Развитие как направление движения. Значение и смысл истории.

       История философии гораздо короче, чем историческое бытие, но длиннее философии истории. Это и понятно, потому что сама история (бытия, истории, философии и так далее) всегда начинается раньше, чем история ее понимания, интерпретации самими историками, своего изложения и своего объяснения или своей науки. Поэтому можно лишний раз подчеркнуть этот факт и еще раз отметить, что практика всегда опережает свое понимание и свою оценку самими субъектами действия или оценки. Нельзя знать того, чего еще не было, тем более оценивать то, что не знаешь. Это справедливо только для тех, кто действует, или оценивает действия или занимается и тем и другим, то есть является субъектом действия. Если предмет или субъект менее активны, они представляют собой объект действия или оценки. Отсюда необходимость выделения каких-то критериев для детального различения объекта и субъекта, особенно, если они являются живыми существами и субъектами до начала действия. Поскольку нам приходится оценивать, определять самые общие действия, их сумму, то движение может быть определено как развитие только в том случае, если мы укажем направление и определим количество этого процесса. Сколько чего надо определить, чтобы иметь основание сказать: это - развитие того. А до этого - надо определить, какой процесс мы оцениваем. Следовательно, нам надо иметь ряд фактов, желательно бесспорных, и какой-то образец, критерий для сравнений с этими фактами, прежде чем через обобщение сделать вывод в форме утверждения или отрицания. Суммируя выводы причинно-следственных отношений, мы можем дать развернутое определение в виде понятия. Если мы используем понятия как факты (даже спорные) и, повторив процесс накопления этих отношений, можно построить какую-то теорию. Говорят, нет ничего практичней достоверной теории. И это правильно, если теория возникает из обобщения практики и становится образцом новых практических действий. Если на этом направлении построена не одна теория, подтвержденная практикой, весь процесс познания, все его уровни имеют подобную логическую структуру. Говоря о направлении движения, мы неизбежно встретимся с такими понятиями как прогресс и регресс. И то, и другое обозначают относительные изменения в самом процессе, скорее равномерность или неравномерность темпов развития процесса или его цикличность. Собственно говоря, в суждениях о таких общих вещах, как развитие, эти понятия неприменимы или бессмысленны. Они приобретают смысл в конкретных процессах. Нельзя утверждать о прогрессе (например, цивилизации) общего, не определив сумму процессов его составляющих (например, прогресса развития производительных сил, прогресса техники, энерговооруженности быта и производства, регресса нравственности и морали). Соответственно, сумма исторических процессов, в целом, дает основание судить о них только тому поколению, которое еще живет и оценивает процессы для себя. Их потомки историю переоценят для себя, извлекут свой смысл, добавят фактов и пересмотрят все со своей точки зрения. И это тоже правильно, не бывает истины вне времени. Даже, так называемые вечные истины существуют до тех пор, пока есть субъект познания, называющий себя человеком. Значение же исторических знаний для человека состоит в том, чтобы учитывать путь и ошибки, цену, издержки процесса познания. Иногда приходится платить миллионами жизней за ошибочный практический процесс или ошибочную теорию.

       «Я не настолько глуп, чтобы учиться на собственных ошибках. Предпочитаю учиться на ошибках других» - говаривал генерал Клаузевиц, и его начальник Бисмарк разделял эту точку зрения.

       К сожалению, не все об этом знают. Каждое поколение политиков ошибается по-своему, но повторение уже сделанных ошибок ставит под сомнение способность людей к определению достоверности в прогнозировании своей и чужой деятельности. В конце концов, сумма личных смыслов или бессмысленных действий приводят индивида к одному выводу в виде значения, итога многих процессов. Так учатся на ошибках. На чьих ошибках учиться - каждый решает сам.

       Антропология в философии. Человек как философская проблема и возможное решение проблемы. Понятие природы и сущности человека. Принципы познания человека. Гуманизм. Личность как философское понятие. Диалектика развития личности и общества. Формы и типы взаимоотношений.

       Проблема определения понятия «человек» в философии имеет свою историю и, на данный момент, предполагаемое решение состоит в том, чтобы определить временные и географические границы становления родовой деятельности человека, как точки отсчета нового общества и новых отношений после первобытнообщинного стада. Но, окончательный ответ будет достаточно условен и незавершен, пока есть возможность развитию этого понятия, пока существует и развивается все человеческое сообщество. Предварительный ответ можно развернуть через понятия природа и сущность человека. В принципе, если говорить по сути процесса, речь идет об одном и том же процессе, но оцененном с разных сторон. Сущность, как совокупность отличий от животных и составляет природу человека, то, что окружает его «при родах» человеческого из животного мира. С другой стороны, природа человеческого заключается в его жизнедеятельности за определенный период времени и в определенном месте определенной группы товарищей, связанных между собой родственными отношениями. Если смотреть на природу бытия, в общем, и человека, в частности, то соотносятся они как целое и его часть, претендующая на то, чтобы стать целым. Это, скорее всего, недостижимо. Никогда часть целого не станет больше целого, никогда не заменит его, пока существует человек. Исчезнет природа, исчезнет человек, хотя гуманоиды или подобие людей могут их заменить в другой, полностью искусственной среде, но это будут уже не люди в смысле человека. Именно поэтому надо просто принять за аксиому мысль Канта:

       «Человек является целью, все остальное - средства достижения этой цели».

       Правда и тут нужно вводить ограничения. Кого следует считать за человека, представителя какой эпохи, какого времени? В разное время было разное понимание сути его. Есть ли более высокая цель, чем уничтожение всего живого ради человеческого рода? Если человек часть природы, то подчинение всей природы как целого одной части, переворачивает всю природу с ног на голову, изменяя и саму природу человеческого бытия. Если гуманизм, то до какой степени? Нельзя ответить на все эти вопросы, не ответив на один общий вопрос:

       «Каково место процессов человека в общих процессах природы»?

       Самый общий ответ мы дали:

       «Человек - часть природы, не более того».

       Поэтому, гуманизм состоит сейчас не в подчинении природы человеку, а в адаптации человека к природе с возможными наименьшими потерями для природы. Встроиться в природу так, чтобы оказывать на нее наименьшее влияние, то есть подстраиваться под природные процессы. В этом вся суть гуманного отношения к природе (и социальной природе), истинно человеческого отношения к среде, давшей тебе жизнь. Не плюй в колодец, из которого пьёшь. Что еще добавить? Разве что типологию взаимоотношений, конечно, достаточно условную, начиная с взаимоотношений в семье, школе, на производстве, временных коллективах (по интересам, досугу и других). Более детально можно ознакомиться в специализированной теме «Социализация личности», по которой есть достаточно работ, в том числе и в учебниках по социальной психологии. Некоторые авторы выделяют в отдельную тему так называемые «вещные» отношения. Главным отношением общества и личности (индивида), на наш взгляд, главной вещью, является решение вопроса земельной собственности, как основы товарного производства, основного средство производства. Либо все граждане, каждая конкретная личность имеют право на владение землей, размер которого определен конституцией и законом о земле, либо право владения декларативно, и владение ею не ограничено ничем и никем. Формы управления таким владением составляют основу формы всего общества, то есть государство. Все остальные вещные отношения, в том числе: и права граждан на собственность, формы перераспределения ее, возникновение новых прав, смена собственника и другие, основаны на отношениях земельного владения и не существуют отдельно от них. Если есть право на землю, то есть и другие права (у всех или части населения - это другой вопрос), связанные с ним, экономическая база, так называемого, гражданского общества.

       Гражданское общество. Определение. Понятие. Соотношение. Гражданин в гражданском обществе. Границы свободы. Открытое и закрытое общество.

       Эта тема настолько важна, что простыми определениями нельзя «набросать», даже вкратце, общую картину этого понятия. Для большей объективности сошлемся на мнения многих людей, обобщенных в одной статье. Исторически общество (сообщество людей) появляется раньше, чем его форму (или какие-то его признаки) назовут государством. Но, граждане и гражданское государство (сначала в виде империи) появляются на определенном этапе развития государства, меняя, правда, и содержание самого понятия «гражданства». Поэтому, в одно время, одно слово, как и понятие (класс предметов, обозначаемых этим же словом), имеют разный набор значений, изменяющийся со временем. Общепринятые сегодня понятия и историю их формирования (гражданского и открытого обществ) посмотрим в наиболее современной энциклопедии (Кольера - электронное издание) на русском языке (пересказ наш, но не цитирование). Понятие гражданского общества (английский civil society) имеет долгую историю. Оно стало употребляться с XVIII века, и заключалось сначала в том, что сообщество граждан должно иметь свои законы и не зависеть от произвола со стороны государства. Понятие восходит к семье латинских слов civis, civilic, civitas (гражданин, гражданский, город, государство), с чем связаны такие аспекты гражданского общества, как гражданство, гражданские обязанности и цивилизованное поведение. Гражданского общества раньше не существовало. Общность, государство, koinonia, civitas были единым социальным и политическим целым до1690, когда Джон Локк написал свой «Второй трактат о правлении». Одна из его глав названа «О политическом и гражданском обществе». Для Локка общественный договор и договор граждан с государством - одно и то же. Спустя столетие понимание этого термина изменилась. Дж.Мэдисон в своих статьях в «Федералисте» уже подчеркивал роль гражданского общества как противовеса произволу государства. Он считал, что гарантией от тирании большинства служит наличие в обществе различных групп с разнонаправленными интересами. В этом смысле гражданское общество стоит на страже прав человека. С XIXвека, под гражданским обществом начали понимать просто человеческое сообщество; другие усматривали в нем элемент политической организации. Роль государства сводилась к вмешательству последнего в частную и корпоративную жизнь граждан. В США гражданское общество предшествовало государству. Поэтому смысл статей «Федералиста» заключался в том, чтобы оправдать хотя бы минимальные элементы федерального, то есть центрального, правления.

       В Англии гражданское общество тоже возникло раньше, чем появилось эффективно действовавшее центральное правительство. Это справедливо и для некоторых других европейских стран, например для Швейцарии. Однако в остальных странах, особенно во Франции и Испании, Португалии государство укоренилось первым, и гражданскому обществу приходилось отвоевывать свои права в борьбе с не желавшим отдавать власть государством, пусть иногда и просвещенным. Кант расширил это понятие, говоря об обществе граждан мира. Гегель и Маркс дискредитировали понятие гражданского общества, связывая его с интересами одного класса - буржуазии. Выходило так, что государство представляло все сообщество в целом, а буржуазное гражданское общество - лишь одну его часть. Получается, что «гражданское общество» (civil society) - специфически англосаксонское понятие. Оно легко переводится на романские языки, в других же языках правильное его осмысление сопряжено с трудностями. Оно понимается как формальное признание политических прав граждан, без формулировки понятия «гражданин», его прав и их сути. Гражданское общество в России же остается неразвитым даже спустя двадцать лет после провозглашенного отказа от коммунистического режима. Поэтому нужно знать о необходимых и достаточных мерах, которые могли бы способствовать формированию гражданского общества. Конечно, законодательная база требуется для появления у самих граждан своей земли, без налогов с чьей либо стороны. Но эти законы не могут быть приняты, если нет понимания их важности самими желающими стать гражданами и организовать свое гражданское общество. Государство же прилагает титанические усилия, чтобы помешать изменению его статус-кво.

       Открытое общество (там же, энциклопедия Кольера, основные тезисы). Понятие открытого общества - часть философского наследия Карла Поппера. Выдвинутое как противоположность понятию тоталитарного общества, оно впоследствии употреблялось для обозначения общественных условий для достижения свободы. Понятие открытого общества - социальный эквивалент политического и экономического понятия «конституции свободы», сформулированного экономистом Хайеком, подтвердившим основную мысль Поппера, что общество, в котором индивиды принимают решения самостоятельно, может называться открытым обществом. Книга Поппера Открытое общество получила широкий отклик и была переведена на многие языки. Его определение:

       «Открытыми являются общества, делающие «пробы» и признающие и учитывающие совершенные ошибки».

       Больше других для распространения идеи открытого общества и ее воплощения сделал Джордж Сорос. Созданный им «Институт Открытого Общества» внес свой вклад в преобразование посткоммунистических стран в открытые общества. Но даже Сорос видит теперь, что открытому обществу угрожает опасность, исходящая от самого открытого общества. В своей книге Кризис мирового капитализма (1998) он говорит, что хотел бы найти новое понятие открытого общества, содержащее не только «рыночные», но и «социальные» ценности. На наш взгляд, необходимым условием реальности существования этого понятия является правовая деятельность в процессе наделения каждого гражданина правом земельной собственности, что является необходимым условием появления гражданского общества. Нет граждан - нет и общества. Мы должны продолжать «пробовать», не боясь ошибиться и оскорбить чувства защитников status quo, если стремимся к созданию современных, открытых и свободных обществ. Насчет же проб и ошибок имеется мнение психологов, что такой путь развития характерен для низших животных, что, впрочем, не исключается и у человека. В науке познания такой путь - один из этапов и механизмов познания, причем - первый этап (но, это - отдельная тема). Что касается «гражданского общества», то разговоры на тему сахара, без самого сахара - бессмыслица. Но, если рассуждать здраво, без всяких терминологических выкрутасов и ярлыков, то к любой деятельности следует относиться как к результату процессов, мотивом которых есть потребности самих субъектов деятельности (совсем просто, народ давно сформулировал - без нужды и прыщ не вскочит). Вывод очевиден:

       «Чтобы иметь «гражданское общество» в конечном итоге, надо сделать население (все население государства) гражданами, то есть наделить каждого равными правами на землю, собственность и власть».

       Тогда понятие «гражданского общества» включает в себя наличие граждан, собственников, субъектов власти и механизмы по реализации гражданских прав (структуры власти). «Открыть» гражданское общество (в смысле дать доступ всем желающим) можно только после наделения всех своих граждан экономическими правами. Иначе - не избежать ксенофобии и фашиствующего национализма в любой упаковке (демократической, этнической, патриотической и так далее). Гражданское общество, в новом понимании его, есть новая программа человечества. Хотя, сейчас гражданское общество всякий понимает по-своему. Есть ли общие критерии для единого понимания любого термина в любой общественно-политической структуре и любое время? Таким критерием, на наш взгляд, является сам процесс, давший имя либо состоянию непрерывного процесса, либо результату завершенного процесса. С этой точки зрения, как гражданское общество, так и демократия или революция и им подобные процессы в обществе, то есть совокупности людей и результатов их деятельности, есть именно состояние общественных процессов, возобновляемых в каждом новом поколении на общем пространстве того или иного государства. Соответственно и само общество граждан меняется от поколения к поколению. Неизменным должно оставаться уважительное отношение к праву каждого гражданина, если мы говорим о гражданском обществе. Незыблемость этих прав покоится на безусловном признании права каждого гражданина, родившегося на своей земле всеми гражданами этой страны, на место в этой стране или, проще говоря, на часть пространства этой физической части суши (или моря) для своего существования. Отсутствие такого права, закрепленного в законах общества (фактически и юридически) уже есть легальное основание для борьбы за это право любыми методами. Если какое-то общество не считает всех своих граждан равными в правах, или не хочет обеспечить это равенство фактически, начиная с юридических прав, то это общество обречено на вечные революции. Это состояние общества, тоже может быть устойчивым во времени, с периодическими взрывами в общественном сознании в каждом новом поколении.

       Борьба за это основное право гражданина и есть первый признак зарождающейся демократии именно для всех, а не для сословной демократии, не для имущих власть. Во-первых, потому что для всего народонаселения, во-вторых, власть может стать властью, во всех смыслах, для всех только тогда, когда эта власть осуществляется над пространством проживания, в данном случае - землей. Если нет такой власти, («кратии», по-гречески), то нет и самого «демоса». Тоже по-гречески. Может быть: стадо, быдло, «пипл», население, рабоче-крестьянское обеспечение коммунистической элиты и так далее, но только не гражданин, потому, что без права на землю, не обремененную налогами и платой за ее пользованием, называться нельзя гражданином. Гражданин - это индивидуальное состояние свободы экономической в обществе себе подобных. Совокупное состояние такого общества, всех его граждан, называется демократией. Это состояние, в смысле для всех, еще не реализовано нигде. Так же, как и демократии в чистом виде не существует нигде. Фактическое равенство экономических прав субъектов, выстраданное годами борьбы за него, можно наблюдать в некоторых странах без юридического закрепления в конституции. Попытки юридического оформления равенства по национальному признаку (по факту рождения или по группе крови) ни к чему позитивному в долгосрочном плане не могут привести. Но процесс осознания своих прав каждым жителем каждой страны получил толчок с признанием права нации на самоопределение. Далее, если следовать логике развития осознания своих прав группами жителей, следует признать право рода и племени, семьи и индивида на самоопределение, вплоть до отделения от государства. Традиционный уклад, основанный на эксплуатации неимущих и неразвитых народов и народностей, трещит по швам. И это глобальный процесс. Отсюда - глобальный кризис доверия (или недоверия) своим правительствам и, как следствие, глобальный экономический кризис там, где все построено на кредитно-денежных отношениях. Восстановить прежнее доверие, в эпоху Интернета и СМИ, можно только юридическим путем, через конституционные права на землю. Tertium non datur (третьего не дано).

       Социальные взрывы с климатическими катастрофами, следствием нерешенности социальных проблем (отсутствие должного ухода за землей и ее недрами) - вот ближайшее будущее всех стран, не решающих проблем своих граждан. Мировое сообщество нуждается в перезагрузке общественных отношений на основе равенства для всех, равного права на место под одним солнцем в одной стране, хотя бы юридически. Все остальные виды перезагрузок ведут к повторению ошибок в программе, то есть, перезагружать можно до посинения самих перезагрузчиков. Если ошибка системная, надо менять программистов или программы, а не пытаться жать кнопку «reset». Пока рано говорить о социальной утопии нового общества. Ни равенства, ни братства ожидать не приходится, ни в каком самом справедливом обществе. Борьба за местом под солнцем была, есть и будет. В гражданском обществе социальная справедливость только дает шанс. Использовать его смогут не все, но дать шанс каждому - возможно и должно, хотя бы для того, чтобы не могли упрекнуть в том, что шанс не дали, что имущество нажито нечестным путем (мошенничеством и воровством у всех). Идиллии не получится, все люди разные и живут по-разному. Фактического равенства никогда не будет в силу неравенства развития индивидов. Но это - другой вопрос и другие ответы.

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Виктор Галицкий.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения