Главная » Публицистика » ПРОКУДИН-ГОРСКИЙ.

ПРОКУДИН-ГОРСКИЙ.

24.01.2016 23:13

       Исполнилось 150 лет со дня рождения Сергея Михайловича Прокудина-Горского. Удивительная личность! Он был разносторонним и даровитым человеком – изобретателем, педагогом, общественным деятелем. Состоял в Императорском Русском географическом обществе, был членом Русского технического общества. Но главное, он был замечательным фотографом, пионером цветной фотографии в дореволюционной России. Волею судьбы Прокудин-Горский после революции и начавшегося гражданского кровопролития оказался в эмиграции. Умер в оккупированном гитлеровцами Париже.

       Обидно, что не наша, а заокеанская – национальная библиотека Конгресса США, приобрела около 2 000 фотопластинок русского фотомастера. Первоуральский краевед Владимир Трусов, автор более 200 статей на исторические, родоведческие и краеведческие темы (печатался в уральских журналах «Веси», «Уральский следопыт», в разных сборниках и альманахах), пишет о том, что свой грандиозный проект – запечатлеть в цветных фотографиях современную ему Россию, ее быт, колорит, культуру, природу, техническую модернизацию, Прокудин-Горский задумал еще в далеком 1909 году. Многие уникальные снимки сделаны им в наших краях в 1912 году, то есть по существу более 100 лет назад. Он донес, например, облик станции Хрустальная, когда побывал на Пермь-Кунгурской железной дороге (она еще возводилась), запечатлел деревянное здание вокзала с типовой остроконечной башенкой на станции Хромпик, сфотографировал гидрометрическую станцию на реке Чусовой в районе горы Волчихи, показал промывку уральцами золотоносного песка.

       А вот и хорошо мне знакомая река Решетка. Каменный мост через нее, что у деревни Решеты на Московском тракте. Сколько воды утекло с той поры, когда здесь стоял с фотографической техникой неутомимый русский путешественник! По этому мосту я в детстве не раз хаживал за грибами со своей родней. Ранним утром от вокзальчика с надписью «Будка» мы проходили через деревню и Решетку, затем дружно шли по лесной дороге меж стройных корабельных сосен, до родничка, высоковольтной – и обратно, уже к обеду, к электричке на Первоуральск, груженные корзинами и ведрами, полными ядреных груздей. Примечательно, что накануне своего длительного путешествия по Уралу, Сибири, Туркестану и другим уголкам российской империи, Прокудин-Горский получил аудиенцию у самого императора Николая 2. Царь-батюшка сам увлекался фотографическим делом. И нашел, можно сказать, родственную душу. Не случайно Прокудину-Горскому, который снимал и царскую семью, был выделен для поездок по России (шутка ли!) специально оборудованный железнодорожный вагон. А для работы на Волге и Оке – небольшой пароход. Для фотографирования красивейших видов нашей реки Чусовой его обеспечили моторной лодкой. Более того, чтобы обеспечить съемки Урала и Уральского хребта в Екатеринбург, специально для Сергея Михайловича, прислали роскошный автомобиль «Форд».

       УРАЛЬСКИЕ ДЕВУШКИ 1912 ГОД.

       Царская канцелярия выдала Прокудину-Горскому необходимые документы, дававшие ему право на доступ во все места империи, а чиновникам было предписано помогать в его путешествиях. Таким образом, Прокудин-Горский создал свою уникальную фотографическую «коллекцию достопримечательностей Российской империи». Его наследие охотно используют сегодня в своих исследованиях наши историки и краеведы. Назову для примера того же Владимира Трусова и преподавателя кафедры истории России УГТУ-УПИ, автора девяти книг Нину Акифьеву.

       Лично у меня есть и свое личное воспоминание, напрямую связанное с царским фотографом-юбиляром. Пару лет назад, осенью, я отправился по следам Прокудина-Горского, на Чусовую, в сопровождении супругов Боковец. Анна – библиотекарь. Муж Владимир – военный летчик. Оба – активные, жизнерадостные люди, страстные любители старины и дальних походов. Мы проскочили Староуткинск и, прихватив местного краеведа Валерия Лаптева, добрались на внедорожнике по глухомани до исчезнувшего села Илим, которое Прокудин-Горский запечатлел в пору его расцвета. Вот ведь жили люди, размышлял я с остальными, глядя на копию цветной фотографии 1912 года, возвращенную с помощью современных цифровых технологий.

       ВЛАДИМИР И АННА БОКОВЕЦ.

       Настоящее чудо, когда в «карете времени» можно переместиться в тот исторический промежуток, относительно спокойный для России, когда не было еще первой мировой и гражданской, прочих войн, революций и реформ, а наши дедушки и бабушки еще только  безмятежно в люльке качались или пешком под стол ходили. В селе действовали церковь, начальная школа, больница с фельдшером, стояли крепкие дома. Потом были колхоз, школа, больница, клуб, почта, магазин и прочие блага цивилизации. Село являлось уже в советские годы центральной усадьбой леспромхоза. И окончательно умерло в девяностые годы прошлого столетия. Умерли бревенчатые избы с крышами, крытыми железом (признак состоятельности!), которые тщательно запечатлел Прокудин-Горский. Илим исчез без семейного многолюдия и тепла, без работы и заботы государства, учета  таких вот «глухих углов», ставших вдруг неперспективными.

       Что мы увидели в наши дни? Кладбище в лесу, кресты и звездочки под густыми лапами столетних елей. А то и просто одинокие могильные холмики без оградок и имен.  

    ЗАБРОШЕННЫЕ МОГИЛЫ.

 Виктор Губачев.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения