РАССКАЗЫ УМЕРШИХ.

29.11.2018 18:07

       В тот вечер я провожала мать своей подруги, которая более чем пятьдесят лет прожила в нашем небольшом городке. Я пришла домой поздно вечером и никак не могла заснуть. Евгения пять лет, как стала вдовой и жила буквально в десяти минутах ходьбы от моего дома. Дочь её, Юля, моя подруга детства, умоляла мать переехать жить к ней, в другой город.

       - Мама, я хочу, чтобы ты была рядом. Не хочу просыпаться каждое утро только с одной мыслью, что ты там одна, в сотне километров от меня и внуков.

       Как назло, глаза в прямом смысле слипались, но сна не было. Несколько раз за ночь я включала телевизор, брала в руки книгу. Потом решила перебороть себя. Отключила телевизор, положила книгу и, выключив свет, стала считать:

       «Один, два, три, … десять, … восемьдесят, … сто тридцать, … двести пятьдесят …».

       А дальше. Дальше действие разворачивалось по сценарию фантастического фильма. Лежа в кровати, уже почти уснув, я услышала сквозь сон негромкий стук в окно. Лениво поднявшись, подошла к окну и, открыв штору, пришла в ужас. На дороге возле моего дома стоял автобус из похоронного бюро с черной полосой посередине. Из него на меня смотрели в окна мои знакомые, которые покинули этот мир и переселились в «Иной». Я почувствовала, как холодеют мои руки и пальцы ног, как на лбу и носу выступает пот, как ноги становятся ватными, а язык прилипает к небу. По телу стали бегать мурашки. Возле моего окна стоял отец моей подруги детства Юльки и муж Евгении, которая рано утром должна было покинуть наш городок, дядя Леня.

       - Сонька, почему ты так испуганно на меня смотришь? - спросил он и, улыбнувшись мне, продолжил, - Я тебе плохого ничего не сделаю. Оденься и выйди на улицу. Потолковать нужно.

       Я продолжала стоять и с ужасом смотрела на улицу через оконное стекло. Из автобуса стали выходить люди. Многих из них я лично видела в гробу. На них были те же вещи, в которых их видели знакомые и друзья, провожая в последний путь. К дяде Лене подошла Тамара, бывшая коллега моей сестры, которая умерла от рака, оставив двухлетнего сына.

       - Почему ты не выходишь к нам? - спросила Тамара. - Ты не бойся нас. Мы тебе плохого ничего не сделаем. Нужно бояться живых, а не мертвых.

       - Что вы здесь делаете? - испуганно спросила я, подумав, что за мной пришла смерть. - Я не хочу умирать! Не хочу! Там плохо, там страшно и там темно.

       - Посмотри на меня, - произнес дядя Леня и вновь улыбнулся. - Посмотри на меня внимательно. Разве я плохо выгляжу?

       И на самом деле. Дядя Леня последние десять лет своей жизни очень часто болел и был очень грузным. У него кроме астмы была еще куча всяких побочных болезней. Сейчас передо мной стоял подтянутый живой мужчина с ясными глазами.

       - Я живу в прекрасном месте, - произнес он, - в сосновом бору. Это место идеально для моего здоровья.

       - Что вы здесь делаете? - заплетающимся языком спросила я. - Вы же все мертвецы.

       - Пришли проведать вас, землян, - вмешался в разговор один мой хороший знакомый, который погиб в автомобильной катастрофе.

       Я не помню, что было дальше, и сколько я стояла минут или секунд с открытым ртом. Потом я у них спросила:

       - Что там? По ту сторону жизни? Там страшно? Плохо?

       - Нет, - сказал дядя Леня. - Не так страшен дьявол, как его вы рисуете. Там другая жизнь. Другие понятия о жизни.

       - Вы хотите назад, к нам на Землю?

       - Мы хотим покоя. Хотим, чтобы бы Земляне нас не трогали, не обижали и помнили, что мы всегда рядом с вами, мы следим за вашей жизнью.

       - Следите? - испуганно спросила я.

       - Вот, пришел посмотреть, как моя супруга будет покидать наш дом. Тяжело ей это делать. Тяжело. Вот я и пришел помочь ей, поддержать её.

       - Дядя Леня, - после непродолжительного молчания, спросила я. - Вы хотите к нам? В нашу жизнь?

       - Моя миссия на Земле закончена. Все, что мог, я сделал. Сейчас я дома.

       - Дома? - с недоумением спросила я. - Как это дома? Дома я. А вы не дома. Вы в гробу.

       - Ха-ха-ха, - весело рассмеялись мертвецы.

       - Сонечка, - сказала Тамара. - Это ты гостья. Земная гостья. А гроб, так мы покидаем ваш мир.

       - Только не вздумайте мне сказать, что там хорошо. Что там есть загробное царство, и все живут припеваючи, как в сказке.

       - Почему все живут припеваючи, как в сказке? Нет. Жизнь и там не райская. Там нужно тоже трудиться и жить. Там вечность. А здесь остановка.

       Я уже не помню, что я спрашивала, что они мне говорили, только помню одно, что я задала несколько вопросов, которые по сей день заставляют меня задуматься над многим.

       - Как часто вы посещаете нас, и как часто вам хочется увидеть нас?

       - Практически никого из нас не тянет на Землю. Но есть исключения. Бабушки и дедушки, у которых остались маленькие внуки, желают увидеть малышей. Они приходят к ним ночью, когда те крепко спят, - произнес дядя Леня.

       - Я хочу увидеть сына. Прижать его к себе. Я его оставила такого маленького, такого беспомощного. Я ушла от него тогда, когда он так во мне нуждался. Я не очень часто навещаю его. Времени нет на это, - с досадой в голосе произнесла Тамара.

       - У нас своя жизнь, и не беспокойте нас по пустякам. Не приходите на могилу, когда вам вздумается. Не тревожьте нас. Не мучайте нас и не терзайте наши души. Для этого есть церковь. Идите туда. Молитесь за упокой нашей души, - проговорил дядя Леня.

       - Почему?

       - Вы вторгаетесь в иной мир. Мир, непонятный вам. Придет время, и ты сама все поймешь.

       - Кому там плохо, в этом «Ином» мире?

       - Кому плохо? Тому, кто сам себе вынес приговор и лишил себя жизни? Это страшно. Это очень страшно. Этих людей не принимаем мы, наш мир, и в вашем они уже мертвы. Они пытаются подселиться к умершим, но это невозможно. Бог дал человеку жизнь, и только Бог может у нас её отнять.

       - Дядя Леня, не пугай меня. Ты что, хочешь сказать, что убийца, человек, который лишил жизни другого, в вашем мире живет лучше, чем тот, кто сам распорядился своей судьбой?

       - Наверное, да. Эти люди - рабы. Они принимают вновь прибывших. Они работают с ними. Проходят с ними адаптацию. Учат их жить по нашим законам.

       В комнате зазвенел будильник. Я стояла посредине комнаты в одежде и вся тряслась от страха. По сей день я так и не могу понять, что это было: сон или … А если или? Я раньше времени прибежала на работу, чтобы поделиться увиденным и услышанным со своими коллегами. Заикаясь, я стала рассказывать про ночных пришельцев. После рассказанной истории в бухгалтерии наступила тишина. Прервала её пожилая женщина.

       - Вот чудо, - произнесла она. - Раньше тех людей, которые лишали себя жизни, хоронили за воротами кладбища и в церкви их не отпевали.

       Спустя год приходит ко мне моя подруга и говорит:

       «У меня была такая жизненная ситуация. Я не видела выхода. Мать умерла, муж ушел к другой. Мне совершено не хотелось жить. Я решила перерезать себе вены. Наполнила ванну водой, взяла нож и в этот момент я вспомнила твой рассказ про ночных гостей. Мне стало страшно. Страшно, что в том непонятном мне мире я буду страдать еще больше. Спустя два дня я познакомилась с Сашкой. Сейчас мы ждем сыночка. Безвыходных ситуаций просто не бывает. Если не можешь бороться, то нужно просто переждать этот неудачный период».

       Хочется верить в то, что мы не умираем насовсем. Что душа после нашей смерти будет жить. Но тот мир нам неизвестен. И вторгаться в него никто не дал нам права. Если он и есть, тот мир, то люди там живут по своим законам.

Михаил Моро.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения