КОМИТЕТ 300. ЧАСТЬ 21.

31.07.2018 19:24

       Их слуга, президент Буш, во время ведения жестокой войны и геноцида иракской нации исключительно ради британских интересов, тоже нагло попрал нормы международного права, нарушив «Гаагское соглашением по воздушным бомбардировкам» и множество международных соглашений, подписанных США, включая все Женевские конвенции. Когда японцы, будучи весьма обеспокоенными британской контрабандой опиума в их страну, представили доказательства того, что торговля опиумом не только не уменьшилась, но напротив возросла, делегат ее величества на Пятой гаагской конвенции представил статистику, которая противоречила японским данным. Британский делегат поставил все с ног на голову, заявив, что наступил самый подходящий момент, чтобы легализовать продажу опиума, что позволило бы покончить с тем, что он называл «черным рынком». От имени правительства ее величества он утверждал, что японское правительство будет иметь тогда монополию и сможет контролировать торговлю. Точно такой же аргумент был выдвинут подставными лицами Бронфмана и других крупных наркодельцов - легализовать кокаин, марихуану и героин: пусть правительство США имеет монополию, что позволит сэкономить миллиарды долларов налогоплательщиков, идущие на фальшивую войну с наркотиками. В период с 1791 года по 1894 год число лицензированных опиумных курилен в Шанхае возросло с 87 до 663. Поток опиума в Соединенные Штаты также увеличился. Предчувствуя возможные проблемы в Китае, которые могли бы вызвать внимание мировой общественности, плутократы из «Ордена рыцарей святого Иоанна» и «Ордена подвязки» перевели часть своих операций в Персию (Иран). Лорд Инчкейп (Inchcape), основавший крупную пароходную компанию, которая в конце XIX века была крупнейшей в мире - легендарную компанию «Peninsula and Orient Steam Navigation Company», был главным инициатором создания «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC), который остается самым крупным и наименее контролируемым расчетным банком для опиумной торговли. Кроме того, этот банк финансировал «свиную торговлю» («pig trade») с Соединенными Штатами. Британцы устроили комбинацию, в результате которой китайские «кули» были посланы в США как работники по договорам. Железная дорога ненасытной семьи Гарриманов нуждалась в «кули», чтобы продвигать железнодорожное сообщение на запад к побережью Калифорнии. Достаточно странно то, что в то время очень малому числу негров предоставили тяжелую ручную работу, к которой они были привычны и которую они могли бы выполнить лучше, чем изнуренные опиумные наркоманы, прибывшие из Китая. Проблема заключалась в том, что среди негров не было рынка для опиума, более того, лорду Инчкейпу, сыну основателя Peninsula and Orient, требовались «кули», чтобы контрабандно ввозить тысячи фунтов сырого опиума в Северную Америку, для чего негры не годились. Это был тот самый лорд Инчкейп, который в 1923 году выступал против сокращения производства опиумного мака в Бенгалии.

       «Этот самый важный источник дохода необходимо тщательно сохранять» - заявил он комиссии, которая якобы изучала производство опиума в Индии.

       К 1846 году 120 000 «кули» уже прибыли в США работать на железной дороге Гарримана, строившейся в западном направлении. «Свиная торговля» процветала, потому что по оценке правительства США 115 000 из числа прибывших были опиумными курильщиками. Когда железная дорога была закончена, китайцы не вернулись на родину, а расселились в Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Ванкувере и Портленде. Они создали большую культурную проблему, которая не решена до сих пор. Интересно отметить, что Сесил Джон Родс (Cecil John Rhodes), член Комитета 300, который представлял интересы Ротшильдов в Южной Африке, последовал примеру Инчкейпа, привезя сотни тысяч индийских «кули» работать на плантациях сахарного тростника в провинции Наталь. Среди них был Махатма Ганди, коммунистический агитатор и смутьян. Как и китайские кули, индусы не вернулись на родину по истечении сроков их контрактов. Они также породили крупные социальные проблемы, а их потомки стали адвокатами, которые составили головной отряд тех, кто просочился в правительство от Африканского Национального Конгресса. К 1875 году китайские «кули» из Сан-Франциско создали канал поставки опиума, в результате чего к опиуму пристрастились 129 000 американцев. Вместе с уже имевшимися 115 000 наркоманами из числа китайцев они представляли собой такой рынок сбыта, который позволял лорду Инчкейпу нагребать сотни тысяч долларов ежегодно только из этого источника, а по нынешним ценам это составляло, по меньшей мере, 100 миллионов долларов в год. Те же самые британские и американские семьи, которые устроили крах индийской текстильной промышленности, чтобы способствовать торговле опиумом, и которые привезли африканских рабов в США, устроили так, что «свиная торговля» стала ценным источником дохода. Позднее они стали составлять политические комбинации, приведшие к развязыванию «Войны между штатами», известной также как Американская Гражданская война. Прогнившие американские семьи, связанные дьявольским партнерством, насквозь коррумпированные и барахтающиеся в грязной роскоши, превратились в то, что ныне известно как «восточный либеральный истэблишмент», члены которого под чутким руководством и управлением британской короны, а впоследствии «Королевского института международных дел» (КИМД) - ее внешнеполитического исполнительного органа, управляли и продолжают управлять этой страной сверху донизу через свое тайное параллельное правительство высшего уровня, которое связано теснейшими узами с Комитетом 300 - абсолютно тайным обществом.

       К 1923 году стало раздаваться все больше голосов против этой угрозы, которая до этого совершенно свободно проникала в США. Думая, что Соединенные Штаты являются свободной и суверенной нацией, конгрессмен Стивен Портер, председатель комитета по иностранным делам палаты представителей, вынес на обсуждение резолюцию, которая обязывала Британию отчитываться о своем экспортно-импортном опиумном бизнесе по каждой стране. Резолюция устанавливала квоты для каждой страны, что сократило бы количество производимого опиума на 10 %. Эта резолюция прошла как законодательный акт, и Конгресс США одобрил этот законопроект. Но у «Королевского института международных дел» были совсем другие идеи. Основанный в 1919 году накануне Парижской мирной конференции в Версале, это был один из самых ранних исполнителей воли Комитета 300 в сфере внешней политики. Проведенные мной исследования протоколов палаты представителей конгресса США показали, что Портер совершенно не знал о тех мощных силах, против которых он выступал. Портер даже не знал о существовании КИМД, тем более о его специфической задаче контролировать каждую грань жизни Соединенных Штатов. По-видимому, конгрессмен Портер получил намек от Банка Моргана на Уолл-Стрит оставить в покое все это дело. Но вместо этого взбешенный Портер перенес свою борьбу в «Опиумный комитет» Лиги наций. Полная неосведомленность Портера о том, кто был против него, просматривается в некоторых его письмах к коллегам по комитету по иностранным делам палаты в связи с открытой британской оппозицией его предложениям. Представитель ее величества побранил Портера, а затем, действуя как отец, в отношении блудного сына, британский делегат - по инструкции КИМД - представил предложения ее величества об увеличении опиумных квот вследствие увеличения потребления опиума в медицинских целях. Согласно документам, которые я смог найти в Гааге, Портер сначала пришел в замешательство, потом удивился, а потом пришел в ярость. Вместе с китайским делегатом Портер демонстративно покинул полномочное заседание комитета, оставив поле боя за Британией. В его отсутствие британскому делегату удалось убедить Лигу наций одобрить предложения правительства ее величества о создании «прирученного тигра» - «Центрального совета по наркотикам», главной функцией которого был сбор информации, содержание которой было преднамеренно туманно и завуалировано. Что нужно было делать с этой «информацией», никто не знал. Портер вернулся в США потрясенным и более умудренным человеком.

       Еще одним сокровищем британской разведки был баснословно богатый Уильям Бингхэм (Bingham), на одной из представительниц семьи которого женился один из братьев Бэринг. В бумагах и документах, которые я видел, утверждалось, что братья Бэринг управляли компанией «Филадельфийские квакеры» и владели половиной недвижимости в этом городе, что оказалось возможным благодаря богатству, накопленному братьями Бэринг от торговли опиумом в Китае. Другим человеком, которого щедро облагодетельствовал Комитет 300, был Стефан Жирар (Girard), чьи потомки унаследовали «Жирар банк и траст» (Girard Bank and Trust). Семьи, история которых связана с историей Бостона и которые никогда не станут общаться с нами, с обычными людьми, были тесно повязаны Комитетом 300 и его сверхприбыльной опиумной торговлей в Китае. Многие известные семьи напрямую ассоциируются с печально известным банком «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC), который продолжает оставаться клиринговой палатой для миллиардов долларов, поступающих от опиумной торговли в Китае. В документах «Британской ост-индской компании» фигурируют такие знаменитые имена, как Форбсы, Перкинсы и Хатауэи. Эти представители истинно американской «голубой крови» создали «Рассел и K°», основная деятельность которой состояла в торговле опиумом. Помимо этого они контролировали другие каналы поставки наркотиков от Китая до Южной Африки, а также все промежуточные пункты. В качестве награды за службу британской короне и БОИК Комитет 300 в 1833 году предоставил им монополию на работорговлю. Бостон обязан своим великолепным прошлым торговле хлопком, опиумом и рабами, пожалованной ему Комитетом 300. В Лондоне я удостоился привилегии изучить определенные документы, из которых следовало, что бостонские торговые семьи были главной опорой британской короны в США. В документах «Индийского офиса» и в банковских записях в Гонконге Джон Меррей Форбс (John Murray Forbes) упоминается как глава «бостонских голубых кровей» («Boston Blue Bloods»). Сын Форбса был первым американцем, которому Комитет 300 разрешил заседать в совете директоров «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC), остающегося и сегодня самым престижным наркобанком в мире. Когда я был в Гонконге в начале 1960-х годов в качестве историка, интересующегося «Британской ост-индской компанией», мне показали старые документы, включая списки членов прошлых советов директоров этого знаменитого банка, и, конечно, имя Форбса было среди них.

       Семья Перкинсов, столь знаменитая, что их имя все еще произносится благоговейным шепотом, была глубоко вовлечена в подлую грязную торговлю опиумом в Китае. Фактически Перкинс-старший был одним из первых американцев, избранным в Комитет 300. Его сын, Томас Нельсон, был человеком Моргана в Бостоне и по существу также агентом британской разведки. Его непривлекательное - я бы сказал, отвратительное прошлое никого не интересовало, когда он щедро одарил Гарвардский университет. В конце концов, Кантон и Цянцинь были далеко от Бостона, да и кто стал бы интересоваться тем, что там творилось? Перкинсам много помогло то, что Морган был могущественным членом Комитета 300, что дало возможность Томасу Н. Перкинсу сделать бурную карьеру в торговле опиумом в Китае. Все Морганы и Перкинсы были франкмасонами, что было еще одной нитью, связывающей их, ибо только масон высокой степени имел какую-то надежду быть избранным Комитетом 300. Сэр Роберт Харт, который был в течение почти трех десятилетий шефом «Имперской китайской таможенной службы» (читай: агентом номер один британской короны в опиумной торговле в Китае), был впоследствии назначен в совет директоров дальневосточного отделения Morgan Guarantee Bank. Благодаря доступу к историческим записям в Лондоне и Гонконге я смог узнать, что сэр Роберт установил близкие отношения с компаниями Моргана в Соединенных Штатах. Необходимо отметить, что интересы Моргана в торговле опиумом и героином продолжают оставаться неизменными; об этом свидетельствует тот факт, что Давид Ньюбиггинг (David Newbigging) входит в консультационный совет гонконгской компании Моргана, которая является совместным предприятием с Джардином Матесоном. Тем, кто знает Гонконг, имя Ньюбиггинга известно как самое влиятельное имя в Гонконге. В дополнение к его членству в совете директоров элитного банка Моргана Ньюбиггинг является советником китайского правительства. Опиум за ракетную технологию, опиум за золото, опиум за современные компьютеры - для Ньюбиггинга все равно. Связи банков, финансовых и торговых компаний и семей, которые управляют ими, столь переплетены, что запутали бы Шерлок Холмса, и, тем не менее, их необходимо распутать и проследить, если мы хотим понять их связи с торговлей наркотиками и их членством в Комитете 300. Ввоз в Соединенные Штаты алкоголя и наркотиков был результатом деятельности той же самой «конюшни», занимаемой теми же самыми «чистокровными жеребцами». Прежде всего, надо было запретить в США спиртные напитки. Это было сделано наследниками «Британской ост-индской компании», действовавшими на основании опыта, полученного из тщательно ведшейся документации «Китайской внутренней миссии», ныне хранящейся в «Индийском офисе». Они учредили «Женский христианский союз умеренности», который должен был препятствовать потреблению алкоголя в Америке - (перед развалом СССР, именно такой же закон об ограничение производства и продажу алкогольных напитков в стране, принимает М. С. Горбачёв, что впоследствии являлось одним из факторов дефицита бюджета, торговле не качественным спиртным, рост наркомании и так далее - от редакции Интернет-ресурса «Россия-Сегодня»).

       Мы говорим, что история повторяется, и в некотором смысле это верно, но повторяется она по восходящей спирали. Сегодня мы узнаем, что некоторые самые крупные компании, «загрязняющие», как считают, землю, являются самыми крупными спонсорами экологического движения. «Большие имена» шлют своё послание. Принц Филипп - один из их героев, однако его сын принц Чарльз владеет миллионами акров лесов в Уэлльсе, где регулярно проводятся промышленные вырубки, и, кроме того принц Чарльз является одним из самых крупных владельцев трущобных жилых кварталов в Лондоне, где уровень загрязнения просто ужасен. В случае же тех, кто протестовал против «порока пьянства», мы узнаем, что они финансировались Асторами, Рокфеллерами, Вандербильтами, Спелманами и Варбургами, которые имели крупные доли в торговле спиртным. По указанию британской короны лорд Бивербрук (Beaverbrook) приехал из Англии сказать этим богатым семьям Америки, что они должны вкладывать деньги в «Женский христианский союз умеренности». (Это был тот самый лорд Бивербрук, который приехал в Вашингтон в 1940 году и приказал Рузвельту вступить в войну, которая, по сути, была войной Британии). Рузвельт выполнил приказ, разместив флот США в Гренландии, который за 9 месяцев до Перл Харбора выслеживал и атаковал немецкие подлодки. Как и его последователь Джордж Буш, Рузвельт относился к Конгрессу как к надоедливой мухе, действуя как король - это чувство он испытывал в сильной степени, так как он находился в родственных отношениях с королевской семьей. Ф. Д. Рузвельт никогда не просил разрешения Конгресса на свои незаконные действия. Именно это Британия имеет в виду, говоря о своих «особых отношениях с Америкой». Торговля наркотиками имеет связь с убийством президента Джона Ф. Кеннеди; это мерзкое дело позорит честь нации и будет продолжать это делать, пока правосудие вершат преступники. Есть доказательства, что мафия замешана в этом через ЦРУ, заставляя вспомнить, что все это началось со старой сети Мейера Лански, которая развилась в террористическую организацию «Иргун», а Лански оказался одним из лучших агентов по ведению культурной войны против Запада. Через более респектабельных посредников Лански был связан с британскими высшими слоями в деле распространения наркотиков и развития азартных игр на Райском острове (Багамские острова) под прикрытием The Mary Carter Paint Company - совместного коммерческого предприятия Лански и британской разведслужбы МИ-6. Лорд Сэссон (Sassoon) был впоследствии убит, потому что он снимал сливки с доходов и грозился выдать всех, если его накажут. Рэй Вольф (Ray Wolfe) был более солиден, представляя канадских Бронфманов. Хотя Бронфманы не были причастны к масштабному предприятию Черчилля «Nova Scotia Project», они были и остаются важными агентами британской королевской семьи по торговле наркотиками. Сэм Ротберг (Sam Rothberg), близкий соратник Мейера Лански, работал также с Тибором Розенбаумом (Tibor Rosenbaum) и Пинчас Сапиром (Pinchas Sapir), все трое являлись ключевыми фигурами в наркобизнесе Лански. Розенбаум вел операции по отмыванию денег в Швейцарии через Banque du Credite International, специально учрежденный им для этих целей. Этот банк быстро расширил свою деятельность и стал главным банком, используемым Лански и его помощниками-гангстерами для отмывания денег, полученных от проституции, наркотиков и прочего рэкета мафии.

       Следует отметить, что банк Тибора Розенбаума использовался теневым шефом британской разведки сэром Уильямом Стефенсоном (Sir William Stephenson), правая рука которого майор Джон Мортимер Блумфильд (John Mortimer Bloomfield), канадский гражданин, возглавлял Пятый отдел ФБР во время Второй Мировой Войны. Стефенсон был одним из первых, кто в XX веке стал членом Комитета 300, хотя Блумфильд так и не достиг этого. Как я показал в серии монографий об убийстве Кеннеди, именно Стефенсон тайно руководил операцией, которая была разработана под руководством Блумфильда. Прикрытие для убийства Кеннеди осуществляла другая связанная с наркотиками организация - Permanent Industrial Expositions (PERMINDEX) («Постоянная Промышленная Выставка»), созданная в 1957 году и размещавшейся в здании компании World Trade Mart («Всемирный торговый рынок») в центре Нью-Орлеана. Блумфильд был также адвокатом семьи Бронфманов. Компания World Trade Mart была создана полковником Клеем Шоу (Clay Shaw) и шефом Пятого отдела ФБР в Нью-Орлеане Ги Баннистером (Guy Bannister). Шоу и Баннистер были близко знакомы с Ли Харви Освальдом, обвиненным в убийстве Кеннеди и убитым наемным агентом ЦРУ Джеком Руби прежде чем он смог доказать, что не он стрелял в Кеннеди. Вопреки мнению Комиссии Уоррена и многочисленным официальным докладам, так и не было установлено ни то, что Освальд был владельцем винтовки «Манлихер», предполагаемого орудия убийства (что не соответствует действительности), ни то, что он стрелял из нее. Связь между торговлей наркотиками, Шоу, Баннистером и Блумфильдом подтверждалась неоднократно, и нет необходимости вновь касаться здесь этого вопроса.

       Непосредственно после Второй мировой войны одним из самых распространенных методов, которым для отмывания денег пользовалась компания Resorts International и другие компании, связанные наркоторговлей, была отправка наличности курьерской службой в банк, специализирующийся на отмывании грязных денег. Сейчас все изменилось. Только «мелкая рыбешка» все еще использует этот рискованный метод. «Крупная рыба» проводит свои деньги через систему CHIPS, сокращение для Clearing House International Payment System («Расчетная палата системы международных платежей»), созданную на базе расположенной в Нью-Йорке компьютерной системы «Бэрроуз» (Burroughs). Эту систему используют двенадцать крупнейших банков. Одним из них является «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC), другим - Credit Suisse («Швейцарский кредит»), который на первый взгляд является образцом добропорядочности в банковском деле - если глубоко не вдаваться в суть его операций. В сочетании с системой SWIFT («Society for World International Financial Transfers» - «Общество всемирных международных финансовых переводов»), базирующейся в штате Вирджиния, грязные деньги становятся невидимыми. Только явная небрежность время от времени подбрасывает ФБР удачу при условии, что ему не приказывают смотреть на это сквозь пальцы. С поличным конфискуют только деньги наркодилеров низшего эшелона. Элита же - Drexel Burnham («Дрексель Бернхам»), Credite Suisse, «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC) - избегает разоблачения. Но эта ситуация, возможно, также изменится с крахом Bank of Credit and Commerce International (BCCI), в результате которого может всплыть много фактов о наркоторговле, если, конечно, будет проведено надлежащее расследование. Одним из самых ценных активов в портфеле Комитета 300 является компания American Express (AMEX). Ее президенты регулярно занимают места в Комитете 300. Я впервые заинтересовался AMEX во время расследования, которое привело меня к Trade Development Bank («Банку развития торговли») в Женеве. Позднее это доставило мне кучу неприятностей. Я обнаружил, что Trade Development Bank, возглавляемый тогда Эдмундом Сафра (Edmund Safra), ключевым человеком в торговых операциях типа «золото - опиум», поставлял тонны золота на гонконгский рынок. Перед поездкой в Швейцарию, я съездил в Преторию, Южная Африка, где я встречался с доктором Крисом Сталсом (Dr. Chris Stals), в то время заместителем управляющего South African Reserve Bank («Южноафриканского резервного банка»), который контролировал все оптовые сделки с южноафриканским золотом. После нескольких разговоров в течение недели мне было сказано, что банк не может продать мне десять тонн золота, которое я был уполномочен купить от имени клиентов, которых, как предполагалось, я представлял. Мои друзья в надлежащих местах знали, как изготовлять документацию, не вызывающую сомнений.

       Резервный Банк отослал меня к некой швейцарской компании, которую я назвать не могу, ибо это нарушит прикрытие. Мне также дали адрес Trade Development Bank в Женеве. Целью моего эксперимента было раскрыть механизм того, как продается и перемещается золото и, во-вторых, проверить поддельные документы, которые были приготовлены мне моими друзьями, бывшими разведчиками, которые специализировались на такого рода делах. Помните «М» в серии «Джеймс Бонд»? Позвольте мне уверить вас, что «М» действительно существует, только его истинный инициал «С». Документы, которые были у меня, состояли из «ордеров на покупку» от лихтенштейнских компаний с соответствующими подкрепляющими бумагами. Когда я обратился в Trade Development Bank, там меня сначала сердечно приветствовали, но по мере продвижения переговоров подозрительность усиливалась, пока я не почувствовал, что для меня уже небезопасно посещать банк, и не сказав никому в банке, я покинул Женеву. Позднее этот банк был продан American Express. Компания American Express подверглась краткой проверке со стороны бывшего Генерального прокурора США Эдвина Миза (Meese), после чего он был быстро уволен с должности и объявлен «коррупционером». Я установил, что American Express всегда являлась каналом для отмывания наркоденег, и, более того, никто не смог объяснить мне, почему частная компания имеет право печатать доллары - разве не долларами являются дорожные чеки American Express? Впоследствии я разоблачил связь между Сафра и American Express и их причастность к торговле наркотиками, что огорчило многих, как можно предположить. Член Комитета 300 Джэфет (Japhet) управляет компанией Charterhouse Japhet, которая в свою очередь контролирует компанию Jardine Matheson как прямой выход на гонконгскую торговлю опиумом. Джэфеты, как говорят, являются английскими квакерами. Семья Матесонов, также члены Комитета 300, была главной фигурой в торговле опиумов в Китае, по крайней мере, вплоть до 1943 года. Матесоны постоянно значились в Почетном списке королевы Англии с начала XIX столетия. Высших распорядителей торговли наркотиками в Комитете 300 не мучит совесть из-за того, что каждый год они разрушают миллионы человеческих жизней. Они являются гностиками, катарами, членами культа Диониса, Озириса или того хуже. Для них «обычные» люди существуют лишь как средство достижения собственных целей. Их первосвященники, Булвер-Литтон (Bulver-Litton) и Олдос Хаксли (Aldos Huxley), проповедуют евангелие наркотиков как полезных веществ. Процитируем Хаксли:

       «А для личного ежедневного употребления всегда существовали химические интоксиканты. Все растительные седативы (успокаивающие средства) и снотворные (обезболивающие), все эйфорики, растущие на деревьях, галлюциногены, зреющие в ягодах, употреблялись людьми с незапамятных времен. И к этим средствам изменения сознания современная наука прибавила свою гамму синтетических веществ. Для неограниченного употребления Запад разрешил только алкоголь и табак. Все другие химические Двери в Стене объявлены наркотиками».

       Для олигархов и плутократов Комитета 300 наркотики решают две задачи: во-первых, приносят колоссальные суммы денег и, во-вторых, окончательно превращают народ в бездумных наркотических зомби, которыми будет легче управлять, чем людьми, не нуждающимися в наркотиках, ибо наказание за мятеж будет означать прекращение снабжения героином, кокаином, марихуаной и другим. Для этого необходимо легализовать наркотики, так что монопольная система, которая уже готова к введению, как только сложные экономические условия, предвестником которых является депрессия 1991 года, вызовет резкое повышение спроса на наркотики по мере того, как тысячи постоянно безработных станут обращаться к наркотикам как к утешению. В одной из совершенно секретных статей «Королевского института международных дел» этот сценарий изложен следующим образом (частично):

       «… будучи неудовлетворенными христианством и при широком распространении безработицы, те, кто останется без работы в течение пяти и более лет, отвернутся от церкви и будут искать утешения в наркотиках. Именно тогда должен быть установлен полный контроль за торговлей наркотиками, чтобы правительства всех стран, которые находятся под нашей юрисдикцией, имели бы монополию, которой мы будем управлять через снабжение… Наркотические бары позаботятся о непокорных и несогласных, потенциальные революционеры будут превращены в безвредных наркоманов, не обладающих собственной волей…» - (теперь проведите параллель о событиях, происходящих в современной России с момента распада СССР и вы поймете, кто стоит за негативными процессами в нашей стране и кому выгодно проводить всеобщую дебилизацию масс со школьной скамьи, подсовывая народу не прекращающиеся реформы - от редакции Интернет-ресурса «Россия-Сегодня»).

       Имеется достаточно много доказательств, что ЦРУ и британская разведка, особенно МИ-6, уже, по крайней мере, десять лет работают над достижением этой цели.

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Материал предоставил и выразил своё личное оценочное и субъективное мнение Валерий Сивоконь.

Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения