Главная » Футурология и конспирология » КАТЕХИЗИС СИОНИСТОВ В СССР. ЧАСТЬ 1.

КАТЕХИЗИС СИОНИСТОВ В СССР. ЧАСТЬ 1.

14.03.2017 08:44

       Предисловие редактора.

       Еще Гегель в предисловии к «Феноменологии духа» отмечал двусмысленное положение, в котором оказывается автор любого предисловия. Что можно сказать о книге такого, чего не скажет лучше сама книга? Что можно сказать лучше об авторе, что лучше не скажет сам автор? Начало какой-либо деятельности (интеллектуальной или материально-предметной) всегда поверхностно и пусто, а результаты, взятые в отрыве от самого пути их достижения, часто бездоказательны. Как писал Гегель:

       «Результат, без истории своего становления, есть голый труп, оставивший после себя тенденцию».

       Поэтому никакие редакторские и авторские предисловия и «резюме» не заменят чтение самой книги. Но кто сказал, что они должны её заменять? Миссию предисловия надо видеть в том, чтобы вызвать у потенциального читателя интерес к дальнейшему чтению. Предисловие — это, если хотите, хорошая реклама, это интрига, манящая загадка, некая провокация, вызов читателю и его устоявшимся взглядам.

       Если так, то вы держите в своих руках уникальную книгу. Это первая изданная при жизни книга народного философа России и, возможно, первого философа «нового начала» нашей истории.

       Здесь все противоречит привычным представлениям: кем доказано, что Россия – это сумасшедшая страна? Чаадаевым или русофобствующими лакеями Запада? Не частное, ли это мнение автора В. А. Сивоконь и почему мы должны этому верить?

       Дальнейший ход предисловия будет попыткой доказать исходный тезис. Если это хоть в какой-то мере удастся, значит, поставленная цель - заинтриговать читателя и побудить его прочитать книгу - будет достигнута.

       Почему такое название? И о чём эта книга? Может  В. А. Сивоконь считает, что народ – всегда сумасшедший, всегда ребёнок и всегда отсутствует (А. С. Пушкин: «Народ безмолвствует»), а его интересы кто-то определяет, формирует и представляет. Это люди, которые, будучи субъектами истории, действуют в интересах одного из объектов истории: народа. Выражают интересы тех, кто сам их выразить не может, потому что субъектом не является. Принадлежность к избранным (кем?), к элите – значит принадлежать к людям, изменившим мир.

       Есть и другая версия содержания понятия «сумасшедшая Россия». Говорят, что люди сознательно и добровольно уходят в изменённое состояние сознания - становятся «психами». Как уход в монастырь! Даже существует теория, объясняющая такой тип поведения – эскапизм, то есть уход от реальной действительности как реакция на вызовы современной эпохи. Типы, виды и формы весьма разнообразны. От самоубийства, алкоголизма и пьянства (я считаю, что постоянное пьянство – это затянувшийся диалог со смертью), до агрессивных форм насилия (физическое, вербальное, то есть словесное, косвенное, нервно-раздражительное,  хроническое чувство вины и так далее).

       А может автор вкладывает другое содержание в понятие «сумасшедшая Россия»? Для пояснения я приведу один анекдот. А русский человек, как известно, осмысливает, а сейчас и воспринимает (только вот с помощью «кого?») действительность в духе  «народной логики», то есть в анекдотах. Так вот, учёные решили поставить эксперимент и узнать, чей интеллект сильнее в состоянии сильной жажды или голода: обезьяны или алкоголика. Повесили на столбе для обезьяны банан, а для алкаша – бутылку водки. Обезьяна прыгала, прыгала, устала, села, посмотрела - подумала, взяла палку и сбила банан. Алкоголик же продолжал прыгать до изнеможения. Учёные его стали жалеть:

       «Мужик, ну ты отдохни, сядь, подумай!».

       А он в ответ:

       «Чего тут думать? Прыгать надо!». 

       В самом деле, нельзя сказать, что пьяница занимается чем-то бесцельным. Наоборот, для него цель вполне очевидна, вот она, перед глазами, дело только в недостатке энергии, ресурсов. Не смешно, а трагично, что каждый из нас каждый день и 100 раз в день ведёт себя как этот алкоголик, который прыгает там, где надо подумать. Но ещё трагичнее, что подобным, же образом ведёт себя вся страна и даже весь мир. Книга В. А. Сивоконь как раз и предлагает остановиться в этой бешеной гонке за выживание и потребление престижных вещей, отказаться от упорного потребляйства и принять самое разумное решение – остановиться и подумать.

       Верна ли версия автора, что определяющими субъектами в мировой истории и истории России являются политические, социальные, этнические, религиозные и культурные элиты? Что с позиции теории заговора избранных элит можно исчерпывающе объяснить прошлые события, причины и динамику реальных процессов и, проектируя будущее, стремительно приближать его приход в интересах участников заговора? Можно ли сказать, что это некий неизменный исторический закон:

       «Так было, так есть, так будет»?

       Предположим, что это утверждение автора верно. Хотя, я бы сказал и о возрастающей роли народных масс, и о народе как творце истории. Но дело в том, что любые массовые социальные практики (то есть непосредственная деятельность народа) нуждаются в целеполагании. Нуждаются в организации, мотивации-воодушевлении, в разжигании энтузиазма, в контроле, в координации действий, в регуляции усилий, в разработке решений и тому подобному управленческих функциях. Не это ли и составляет смысл существования элит? А чтобы продлить и сделать вечным своё пребывание у власти эти элиты плетут всевозможные заговоры против народных масс, оппозиции и контрэлит.

       Автор считает, что в современной России главным активным участником заговора против народа является государство, возглавляемое либералами западниками, которые готовы пойти на всё, ради достижения целей мирового правления. Даже одна из глав так и называется  «Государство и терроризм – близнецы-братья?».

       Так или иначе, без освоения элементарных знаний по политологии не обойтись. Ибо чтение опуса под названием «Сумасшедшая Россия» представляет нелёгкий труд для читателя, который отказался от упорных подпрыгиваний и решил отдохнуть. А заодно и подумать о смысле своих повседневных прыжков-действий.

       Кто-то из классиков говорил, что если не решены главные вопросы, то на них постоянно будешь натыкаться в мелочах, и обречён, вечно прыгать в дебрях замысловатых теорий с ветки на ветку в поисках банана.

       Дорогой читатель! Я приглашаю Вас охватить и рассмотреть проблематику всей политологии от истоков до наших дней. Это позволит Вам проникнуть  в  удивительную архитектонику книги и совместно с автором  поразмышлять над проблемами современной «сумасшедшей» России.

       Для более быстрого пробуждения и прояснения Вашего сознания Человека и Гражданина, я позволяю себе привлечь оригинальные рассуждения из политического бестселлера «Суверенитет духа». Этот политологический трактат написал мой коллега и однокашник по философскому факультету Уральского университета Олег Анатольевич Матвейчев. Ярый гегельянец, поклонник Ф. Ницше и верный последователь последнего великого философа современности -  Мартина Хайдеггера. О. А. Матвейчев пишет:

       «Чтобы разобраться, распутать гордиев узел политической терминологии, надо начать с азов и классики».

       А азы и классика — это Аристотель. До Аристотеля вместо теории были разные афоризмы и «мысли» и, конечно, сама политическая практика, а вот системной науки о политике, системной терминологии не было. Это касается и Платона — в своих политических произведениях он тоже сбивался на притчи, поэзию, философию, идеологию и может быть назван в этом вопросе лишь предтечей науки. Аристотелю часто приписывают ориентацию на опытное мышление. Но это не совсем верно, а в данном случае просто абсурдно.

       Опыт одного человека никогда не объемлет опыт многих государств. А судить об опыте других государств по свидетельствам глупо, в силу ангажированности и партийности всех свидетелей. Поэтому рассуждения Аристотеля о формах государственного устройства исходят из железной логики:

       - власть может быть либо у одного, либо у некоторых, либо у всех (три философских категории: единичность, особенность, всеобщность). Следовательно, диктует нам железная логика, есть и три формы правления:

       -  монархия,

       - аристократия,

       - республика (или, как называет ее Аристотель по-гречески, - полития).

       Но так как тут еще все зависит от того, насколько каждая форма соответствует цели государства, то каждой из этих хороших форм соответствует испорченная форма:

       - тирания (по-латыни — диктатура),

       - олигархия,

       - демократия.

       Вопрос о критерии отличия, например, монархии от тирании или олигархии от аристократии - справедливость. Там, где один правит справедливо - там монархия, где несправедливо - там тирания и прочее.

       Вот такая теория, грубая, простая, как первый танк, и всеохватывающая притом. Только после неё Аристотель идет в практику, и тут же заявляет, что, конечно же, нет форм государства в чистом виде, а главное, все это переменчиво. Нельзя сказать, что в Афинах, например, республика, а в Спарте - аристократия или наоборот. Надо всегда уточнять когда.

       Дорогой читатель, вникайте в логику рассуждений! Берем процесс с произвольной точки. Например, какой-то царь основал государство Энэнию (Россию) и дал ему законы. Это монархия. Потом он умер, и стал править его избалованный сынок, в соответствии со своими капризами и глупостью. Это тирания. Потом придворные, замучившись, этого сынка придушили. И стали, поскольку тоже были уже испорчены во время правления тирана, извлекать прибыль из правления. Это олигархия. Да так увлеклись олигархи извлечением прибылей из власти, что народ восстал и стал все крушить и делить. Это демократия.

       Потом выделился лидер, который толпу возглавил и затем усмирил. Опять тирания. Но он помер, и к власти пришло его окружение, которое извлекло уроки из бунтов и стало править бережно и социально - ответственно. А это аристократия. Постепенно, за счет хороших законов и нравов, аристократией стал весь народ. А это уже республика! А потом на эту страну Энэнию напали персы, разорили и подчинили назначенному сатрапу. Опять тирания. И так далее.

       У какого-нибудь другого государства (Германия, Китай, США и ей подобные) историческая цепочка превращений была бы иная. Аристотель показывает на примерах разные версии, но старается все-таки выделить эмпирические, опытные и нестрогие закономерности. Демократия, как правило, порождает тиранию. Тирания, как правило, — олигархию и прочее.

       Вот матрица, которую задал Аристотель на века. В рамках этой матрицы и в рамках этого рассуждения существуют тысячи проблем на миллионы докторских диссертаций.  Например:

       1) виды монархий и тираний;

       2) виды аристократий;

       3) виды республик и демократий;

       4) споры по поводу всех этих критериев здоровых и испорченных форм;

       5) интерпретация огромного политического опыта через призму этих критериев и этих понятий;

       6) вопросы перехода одних форм правления в другие;

       7) достоинства и недостатки каждой формы в принципе и применительно к разным условиям, народам и историческим обстановкам.

       Работы тут на десятки поколений ученых и народных мудрецов. Надо ли удивляться, что за время работы этих поколений ученых корни теории были утеряны. Все формы правления и их критерии тысячу раз перепутались. Тирания стала в римском переводе диктатурой, демократия, синонимом республики и вообще получила со временем позитивное толкование. В политической риторике уже со времен Рима и до сих пор все свелось к банальному противопоставлению демократии и диктатуры!

       ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Кандидат философских наук А. И. Шарапов.

Комментарии

Валерий 14.03.2017, 11:25
Материал попал в топ-25 Белоруссии.
Добавить комментарий
Внимание! Поля, помеченные * - обязательны для заполнения